WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 32 |

Нормы труда являются основой информационного обеспечения систем управления производством. Поэтому курс "Экономика и социология труда" связан с дисциплинами, изучающими компьютеризацию систем подготовки, планирования, учета и регулирования производства. Специалист по экономике и социологии труда должен знать структуру этих систем и значение норм труда для их эффективного функционирования. Важным условием усвоения курса экономики и социологии труда является владение математическими понятиями и методами вычислений. Особенно необходимо отчетливое представление о структуре задач выбора оптимальных вариантов, понятиях теории вероятностей и математической статистики.

1.4. Методология комплексного исследования экономических и социальных проблем труда Деятельность общества проявляется в многообразии экономических, социальных, политических и других процессов. До последнего времени они изучались в значительной мере изолированно различными науками: экономическими, социологическими, политическими и т. д. Вместе с тем процессы, характеризующие развитие общества, тесно взаимосвязаны. В конце XX в. такая взаимосвязь стала особенно явной и значимой.

В последние годы существенно увеличилось количество публикаций по проблемам выживаемости человечества, экологии, этики бизнеса, преступности, конфликтам и методам их разрешения. Все более значимыми становятся проблемы смысла, мотивов, целей экономической деятельности. Очевидно, что эти проблемы не могут быть решены в рамках только экономических наук, ибо в конечном счете смысл экономической деятельности определяется смыслом существования человека. Значительный вклад в такое понимание экономики внесли С. Булгаков, M. Вебер, T. Веблен, Л. Гумилев, П. Сорокин, С. Франк и другие экономисты, философы, теологи, историки.

Один из основоположников социологии О. Конт подчеркивал, что "все аспекты общественной жизни настолько тесно взаимосвязаны, что специальное исследование любого из них неизбежно будет бесполезным" (Цит. по: [Маршалл. T. 3. С. 208]). Эту позицию во многом разделял Дж. Милль: "Маловероятно, что человек будет хорошим экономистом, если он ничем кроме экономики не занимается... " [Там же. С. 209].

Соглашаясь с Кон-том в необходимости учета взаимосвязей общественных явлений, Дж.

Милль и А. Маршалл не отрицали значимости специальных экономических исследований, полагая, что единство общественных наук — это задача будущего.

Практически экономические науки развивались в основном независимо от социологии. Дифференциация наук позволила получить ряд существенных частных результатов в исследовании экономических, социальных, политических, экологических и других процессов. Вместе с тем целостный взгляд на общество, характерный для античной и средневековой на- уки, оказался в значительной мере утраченным. Концепцию устойчивого развития можно рассматривать как попытку возрождения комплексного исследования общественных явлений.

Однако эта концепция не является наукой или даже теорией. В сущности, концепция устойчивого развития представляет комплекс рекомендаций по учету экологических, политических, правовых и этических аспектов хозяйственной деятельности.

При разработке научных основ системного исследования общества и предприятия целесообразно исходить из понятия метатеории. Под метатеорией обычно понимается наука о науке, т. е. система принципов, аксиом, методов доказательства и исследования в определенной области знания. В настоящее время наиболее развитой метатеорией является метаматематика. Одно из наиболее важных положений этой науки — теорема Геделя о неполноте: "Если система Z непротиворечива, то в ней существует такое положение А, что ни само А, ни его отрицание не могут быть доказаны средствами Z" [Клини. С. 184]. Эта теорема, сформулированная в 1931 г. Куртом Геделем в статье "О формально неразрешимых предложениях Principia Mathematica и родственных систем", имеет общеметодологическое значение. В частности, ее можно рассматривать как подтверждение приведенного выше тезиса О. Конта о том, что экономические науки могут плодотворно развиваться только в рамках системы наук об обществе, т. е. в рамках соответствующей метасистемы.

Исходные положения экономической науки до сих пор не имеют сколько-нибудь системного представления. Фрагменты этих положений принято излагать во введении или первой главе книг по экономической теории. Обычно приводятся сведения о моделях экономического поведения, принципе рационального хозяйствования и т. п.

В соответствии с рассмотренным метатеоретическим подходом, при обосновании принципов и методов экономической науки ее следует рассматривать как подсистему комплекса наук об обществе, поведении человека и окружающей среде.

Глава 2. Качество жизни 2.1. Понятие качества жизни Качество жизни характеризуется степенью удовлетворения потребностей человека, определяемой по отношению к соответствующим нормам, обычаям и традициям, а также по отношению к уровню личных притязаний.

Для анализа и планирования качества жизни используется ряд показателей (социальных индикаторов), которые отражают как объективные характеристики (потребление материальных благ, продолжительность жизни, система образования и др.), так и субъективное восприятие людьми условий существования. В мировой литературе наряду с понятием качества жизни (quality of life — QOL) используется также термин" субъективное благополучие" (subjective well-being — SWB).

Относительность оценок качества жизни иллюстрирует следующий пример. Для большинства европейских и американских рабочих жизнь владельца супермаркета, обладающего состоянием в несколько миллионов долларов, кажется пределом мечтаний.

Однако для православных или буддийских монахов жизнь этого человека представляется крайне неблагополучной.

Американский психолог и специалист по медитации P. Аль- -перт (Рам Дас) описывает различия мнений о качестве жизни, следующим образом: "В храме моего гуру в Гималаях жизнь моя была очень проста. Я спал на подстилке, умывался из ведра, ел один раз в день, сидел, часами глядя в окно или изучая Гиту. Однажды, сидя так, я припомнил статью из журнала "Лайф" о военнопленных американских летчиках, которую читал когда-то. Было там и несколько фотографий, показывающих их быт. Я вспомнил одно описание жизни военнопленного: "Весь день я сижу в комнате. Сплю на подстилке, моюсь из ведра и ем один раз в день". Целью статьи было показать ужас его жизни в таких жутких условиях. Я посмотрел на свою собственную жизнь: я добровольно выбрал такие же условия и при этом часто пребывал в экстазе" [Рам Дас. С. 60].

Таким образом, разные люди воспринимают одни и те же условия существования поразному. Причины этих различий, в конечном счете, определяются различным пониманием смысла и целей жизни.

Качество жизни характеризуется степенью удовлетворения потребностей человека, определяемой по отношению к соответствующим нормам, обычаям и традициям, а также по отношению к уровню личных притязаний.

Для анализа и планирования качества жизни используется ряд показателей (социальных индикаторов), которые отражают как объективные характеристики (потребление материальных благ, продолжительность жизни, система образования и др.), так и субъективное восприятие людьми условий существования. В мировой литературе наряду с понятием качества жизни (quality of life — QOL) используется также термин" субъективное благополучие" (subjective well-being — SWB).

Относительность оценок качества жизни иллюстрирует следующий пример. Для большинства европейских и американских рабочих жизнь владельца супермаркета, обладающего состоянием в несколько миллионов долларов, кажется пределом мечтаний.

Однако для православных или буддийских монахов жизнь этого человека представляется крайне неблагополучной.

Американский психолог и специалист по медитации P. Аль- -перт (Рам Дас) описывает различия мнений о качестве жизни, следующим образом: "В храме моего гуру в Гималаях жизнь моя была очень проста. Я спал на подстилке, умывался из ведра, ел один раз в день, сидел, часами глядя в окно или изучая Гиту1. Однажды, сидя так, я припомнил статью из журнала "Лайф" о военнопленных американских летчиках, которую читал когда-то. Было там и несколько фотографий, показывающих их быт. Я вспомнил одно описание жизни военнопленного: "Весь день я сижу в комнате. Сплю на подстилке, моюсь из ведра и ем один раз в день". Целью статьи было показать ужас его жизни в таких жутких условиях. Я посмотрел на свою собственную жизнь: я добровольно выбрал такие же условия и при этом часто пребывал в экстазе" [Рам Дас. С. 60].

Таким образом, разные люди воспринимают одни и те же условия существования поразному. Причины этих различий, в конечном счете, определяются различным пониманием смысла и целей жизни.

2.2. Цели деятельности человека Существует категория простых по форме вопросов, на которые трудно дать убедительные для всех ответы. К числу таких вопросов относится вопрос о смысле жизни.

Каждый человек так или иначе задумывается об этом, особенно в юности и старости.

Поиски смысла жизни — это, по-видимому, основное, что отличает человека от других живых существ.

Проблемам смысла и целей жизни, природы человека, его места в мироздании посвящено огромное число публикаций. Наиболее известными авторами таких работ являются: философы Аристотель, Эпикур, Марк Аврелий, M. Монтень, Д. Юм, А.

Шопенгауэр, E. Трубецкой, С. Франк; писатели Г. Гессе, JI. H. Толстой, Ф. Достоевский;

теологи и религиозные деятели Ж. Кальвин, А. Швейцер, Тейяр де Шарден, Александр Мень, Шри Ауробиндо и др. Для понимания смысла жизни фундаментальное значение имеют Ветхий завет, Новый завет, Коран, тексты буддизма, индуизма и других религий.

Следует отметить, что словосочетание "смысл жизни" наиболее характерно для русской философии конца XIX — начала XX вв. Западные авторы писали о природе человека, целях и мотивах его деятельности, учили житейской мудрости. В России искали именно смысл жизни. Вот что писал об этом один из наиболее авторитетных отечественных философов С. Франк: "...чем спокойнее, чем более размерена и упорядочена внешняя жизнь, чем более она занята текущими земными интересами и имеет удачу в их осуществлении, тем глубже та душевная могила, в которой похоронен вопрос о смысле жизни. Поэтому мы, например, видим, что средний европеец... как будто совсем не интересуется более этим вопросом... Мы, русские, отчасти по своей натуре, отчасти, вероятно, по своей неустроенности и неналаженности нашей внешней, гражданской, бытовой и общественной жизни, и в прежние, "благополучные" времена отличались от западных европейцев тем, что больше мучились вопросом о смысле жизни, — или более открыто мучились им, более признавались в своих мучениях" [Смысл жизни.

С. 493—494]. Далее С. Франк пишет, что для русской литературы и философии типичен вопрос: "...что нужно сделать, как наладить жизнь, чтобы она стала осмысленней..." [Там же. С. 502].

Несмотря на огромное разнообразие философских школ и Духовных учений, многие выводы, к которым приходят философы всех времен и народов в отношении смысла и целей жизни, Достаточно близки. Об этом писал А. Шопенгауэр в конце предисловия к своей самой популярной книге "Афоризмы житейской мудрости": "Все последующее — в общих чертах, конечно, — Уже высказывалось мудрецами, тогда как глупцы, т. е.

подавляющее большинство людей, поступали всегда как раз наоборот; — так будет и впредь" [Шопенгауэр. С. 6].

Итак, чему же учат, по мнению А. Шопенгауэра, мудрецы западного мира Прежде всего, это умеренность в материальных благах, осознание суетности стремлений к богатству и славе. Вот несколько цитат об этом: "Сколько людей, в постоянных хлопотах, неутомимо, как муравьи, с утра до вечера заняты увеличением уже существующего богатства; им чуждо все, что выходит из узкого круга направленных к этой цели средств:

их пустая душа невосприимчива ни к чему иному. Высшие наслаждения — духовные — недоступны для них; тщетно стараются они заменить их отрывочными, мимолетными чувственными удовольствиями, требующими мало времени и много денег. Результаты счастливой, сопутствуемой удачею, жизни такого человека, выразятся на склоне его дней в порядочной кучке золота, увеличить или промотать которую предоставляется наследникам. Такая жизнь, хотя и ведется с большою серьезностью и важностью, уже в силу этого так же глупа, как всякая, осуществляющая девиз дурацкого колпака" [Там же.

С. 15].

"Ведь высшие, самые богатые по разнообразию и наиболее притягательные наслаждения суть духовные, как бы мы в юности ни ошибались на этот счет; а такие наслаждения обусловлены прежде всего нашими духовными силами" [Там же. С. 11].

Ссылаясь на Аристотеля и других мудрецов древности, Шопенгауэр утверждает:

"...счастье человека заключается в свободном использовании преобладающих в нем способностей..." [Там же. С. 31].

Осуждая стремление к власти и славе, Шопенгауэр замечает: "...по общему правилу власть принадлежит дурному началу, а решающее слово — глупости" [Там же. С. 29].

"Жажда славы — последняя, от которой отрешаются мудрецы, сказал Тацит" [Там же. С. 58].

Переходя в середине своей книги к "поучениям и правилам" (т. е. на привычном для нас языке — к практическим рекомендациям), немецкий философ, ссылаясь на Аристотеля, пишет. "Мудрец должен искать не наслаждений, а отсутствия страданий" [Там же. С.

113]. Эта мысль неоднократно повторяется. Например: "Глупец гонится за наслаждениями и находит разочарование; мудрец же — только избегает горя" [Там же. С. 115].

2.2. Цели деятельности человека принципам буддизма. Это видно, в частности, из сопоставления приведенных ранее цитат со следующими словами Эпикура: "Когда мы говорим, что наслаждение есть конечная цель, то мы разумеем отнюдь не наслаждения распутства или чувственности, как полагают те, кто не знает, не разделяет или плохо понимает наше учение, — нет, мы разумеем свободу от страданий тела и от смятений души" (Цит. по [Таранов. С. 447]).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.