WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 24 |

Партнеры группы «Альфа»/«Ренова» на данном этапе, видимо, предпочли избрать вариант альянса с крупными западными компаниями (инвесторами). Слияние российских активов BP и ТНК, создание международной промышленной группы на базе активов «СУАЛ» с участием Fleming Family and Partners в 2003 г. стали логическим продолжением данной стратегии. По данным на январь 2004 г., доля Fleming Family and Partners в SUAL International (компания зарегистрирована на Британских Виргинских островах, в нее внесены активы участников группы) доведена до 23%. При этом не исключается дальнейшее расширение числа партнеров (через IPO или стратегические сделки), т. е. «мультинационализация» алюминиевого холдинга.

Другой «линией обороны» крупных групп в начале 2000-х гг. стало обеспечение абсолютного доступа к ресурсам региональной исполнительной власти (А. Хлопонин в Таймырском АО, Р. Абрамович на Чукотке и др.) Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru Кроме того, в 2002–2004 гг. отдельные группы начали осуществлять переход от явной и прямой политики приватизации «административного ресурса» к подчеркнутой лояльности к федеральным властям и демонстрации «социальной ответственности» крупного бизнеса. Некоторые компании заключили с региональными властями соглашения о социальном партнерстве, другие инициировали увеличение государственной доли или передачу под контроль государства определенных активов.

В 2003–2004 гг. тема «корпоративной социальной ответственности» (при всей абстрактности такого понятия применительно к коммерческим организациям) стала одной из доминирующих при обсуждении возможных взаимоотношений бизнеса и власти. Наиболее наглядно полярность позиций (возможно, демонстративных) проявилась, к примеру, в крупных приобретениях известных предпринимателей: покупка английского футбольного клуба «Челси» (2003 г., около 300 млн долл.) Р. Абрамовичем и покупка коллекции Фаберже у семьи Форбс (февраль 2004 г., около 100 млн долл.) для возврата в Россию В. Вексельбергом.

Целый ряд крупных компаний были вынуждены доказывать свою лояльность, будучи вовлеченными в судебные процессы, формально относящиеся к хозяйственным спорам, но имеющие явный политический резонанс и наносящие прямой ущерб репутации компании-истца («Газпром» – «НТВ», «ЛУКОЙЛ» – «ТВ-6» и др.).

В целом можно утверждать, что в 2000–2003 гг. происходил процесс селекции на лояльных (доверенных, благонадежных) и всех прочих, на «государственников» и «космополитов». Тем не менее, как показала практика, ротация между этими группами также имела место. Подтверждением шаткости ситуации с «доверенными управляющими» стали некоторые события 2003 г.

4.3.3. «Дело «ЮКОСа» Уже в 2002 г. началась апробация метода, получившего название «собственность в обмен на свободу». Пример с арестом руководителей «СИБУРа» зимой 2002 г. подходит в данном случае лишь по форме, ибо в содержательном плане вывод активов в пользу «группы лиц» является достаточно очевидным. Здесь возникает, видимо, иная проблема: противоречие между правовым полем (т. е., по сути, легальные возможности вывода активов) и методами возврата (необходимость силового давления с использованием самых различных статей УК РФ в связи с отсутствием судебной перспективы по основному вопросу). Аналогичный метод (возбуждение уголовного дела) оказался необходим и для кадровых перестановок в МПС. Можно предположить, что именно такой выбор предложен и крупнейшим акционерам «ЮКОСа» в 2004 г.

Как известно, политика поддержания напряженности вокруг высших лиц компании «ЮКОС» длится с июня 2003 г. Апофеозом стал арест Михаила Ходорковского – вне всякого сомнения, важнейшее событие осени 2003 г. Действия Генеральной прокуратуры не только порождают множество домыслов и версий, но и, как водится, оставляют за кадром подлинные мотивы происходящего.

Чисто политические версии, связанные с начавшейся предвыборной борьбой, противоборствующими группировками в Администрации Президента и их финансовыми источниками (остатки «семьи» и «ЮКОС»–«Сибнефть», с одной стороны, питерские силовики – «Роснефть», с другой), политическими амбициями Михаила ХодорРОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2003 году тенденции и перспективы ковского и тому подобные, вряд ли удовлетворительны для исчерпывающего объяснения, хотя могли стать дополнительным толчком к силовому решению32.

Сомнительны предположения, что затевалось все ради изъятия спорных пакетов в других компаниях – деприватизации 20% ОАО «Апатит» или передачи в «Роснефть» 19% акций «Енисейнефтегаза»: уж слишком велики задействованные силы и слишком слабы судебные (при условии беспристрастности) перспективы.

В равной степени трудно рассматривать в качестве доминирующих чисто экономические мотивы передела собственности. Для внерыночного захвата доли в самом «ЮКОСе» не хватит имеющихся на данный момент прозрачных легальных инструментов, если абстрагироваться от вариантов, связанных с персональными угрозами:

например, изменение трастового договора о создании фонда Special Trust Arrangement (50% акций Group MENATEP) в пользу других бенефициаров, «добровольный» возврат части активов государству или указанному государством субъекту (по аналогии с делом «Медиа-Моста», делом «СИБУРа», хотя последнее по сути своей абсолютно обоснованно) и др.

Для национализации (деприватизации) «ЮКОСа» или принудительного, но, опять же, легального отчуждения в пользу государства каких-либо пакетов акций компании правовых оснований также, по всей видимости, очень мало. По крайней мере арест значительного пакета (первоначально 44,1%) не может иметь своим юридически обоснованным следствием отчуждение этих акций в пользу государства. Во-первых, по оценкам экспертов, сам арест не имеет под собой весомых правовых оснований, а его обоснование статьей ст. 115 УПК РФ вызывает сомнения. Во-вторых, существует очевидная возможность встречных исков в британских судах со стороны оффшорных холдингов – собственников этих акций.

Налоговые претензии к компании, которые гипотетически могут быть «зачтены» для обмена на значительный пакет акций, также пока нуждаются в более серьезном обосновании. При этом вполне вероятно, что по своей сути такие претензии могут быть весьма обоснованны и значительны, однако, во-первых, «ЮКОС» не был исключением из правил при реализации разнообразных налоговых схем 1998–2000 гг., во-вторых, большинство применявшихся схем «налоговой оптимизации» были совершенно легальны в рамках существовавшего правового поля. Соответственно большинство обвинений в данном случае может строиться лишь на предположении, что компания умышленно минимизировала налоговые платежи, пользуясь недостатками налогового законодательства (или создавая такие недостатки посредством лоббизма в Думе), что, как известно, является нормой для любой крупной коммерческой организации во всем мире.

Но вернемся непосредственно к причинам конфликта. По всей видимости, контекст данного дела является более фундаментальным. Активно осуществляемая в 2000-х гг.

крупнейшими частными группами (холдингами) реорганизация во многом вызвана возникшей к 2001 г. принципиальной дилеммой: «партнерства» в рамках каждой группы фактически сложились, и потребовалось сделать структуру собственности и дохода юридически чистой или, по крайней мере, более легальной. Очевидным логическим Среди наиболее экзотических версий политического типа приведем лишь одну: М.Ходорковский планировал получить в новой Думе количество голосов, достаточное для блокировки изменений в Конституции РФ, открывающих В.В.Путину возможность избираться на должность президента РФ более 2 раз.

Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru шагом стало создание оффшорных холдингов (во избежание дополнительного налогообложения в России), а владельцы («партнеры», бенефициары) обеспечивали контроль и защиту своих активов через группы сложных юридических структур. Все организационные схемы (за двумя исключениями – перманентное нарушение антимонопольного законодательства и трансфертное ценообразование) стали формально не противоречащими законодательству. Это обусловило большую защищенность прав собственности партнеров и большую прозрачность в отношении реальных собственников российских компаний. Одновременно снижение уровня правового риска позволило перевести вопрос о цивилизованных (подлинно независимых) экономических институтах в более прикладную плоскость.

Конечно, таких мотивов, как доступ к рынку капиталов (выпуск ADR) или давление западных банков в рамках общемировой кампании против отмывания денег (деятельность FATF, ОЭСР, ЕС, Вольфсбергские принципы и др.) недостаточно для полной прозрачности в сфере бенефициарных владений. Видимо, есть некий «временной» фактор, связанный с завершением реорганизации групп (после приватизации и последующих поглощений), выстраиванием полностью легальных (защищенных) схем владения активами и легальной оптимизации налогообложения извлекаемых бенефиций. Иными словами, должен пройти некий период времени, по истечении которого риск утраты приобретенных (часто с нарушением гражданского или уголовного законодательства) активов становится минимальным33. Невозможность до определенного времени показать источники приобретенной собственности, в том числе факты уклонения от налогов, также имеет принципиальное значение. Подавляющее большинство российских групп и компаний к этому пока не готовы. «ЮКОС» стал, по сути, первой российской компанией, завершившей данный этап развития.

Очевидно, что вывод всей схемы владений из тени (о налоговых и финансовых схемах речь в данном случае не идет) и создание полностью легальной схемы защиты своих активов означают, во-первых, уменьшение потребности в специфических доверительных отношениях с бюрократией, которые сложились в рамках созданного в 1990-е гг. механизма защиты своих интересов, основанного на эксплуатации «административного ресурса» – связи с федеральными и региональными чиновниками и судами, финансирование политических деятелей и др.

Во-вторых, речь идет о заметном возрастании независимости компании (ее владельцев, бенефициаров) от государства и его правоприменительной системы. Полностью частных компаний такого размера и такого уровня легальной защищенности (весьма, как оказалось, формальной) ее владельцев, как «ЮКОС», в России пока практически нет. Возникает закономерный вопрос: насколько крупная независимая компания вписывается в идеологию «сильного государства» в ее современном российском варианте Конечно, качественное изменение уровня прозрачности (даже в контексте, описанном выше) не могло стать причиной конкретных силовых санкций в отношении группы Ходорковского. Возможная конкретная причина должна быть связана со всей логикой развития «образцовой» компании «ЮКОС» в 2000-е гг.

Выражаясь совсем вульгарно, можно сформулировать эту мысль так: слишком много пока незаконно приобретенной собственности, которую следует еще «отмыть».

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2003 году тенденции и перспективы Политика раскручивания благоприятного корпоративного имиджа и искусственного «накачивания» капитализации может свидетельствовать, в частности, о подготовке к продаже или паритетному международному слиянию. В любом случае, при прочих равных условиях приход новых, в том числе иностранных, совладельцев в некоторые крупнейшие российские компании оценивается многими экспертами как вопрос времени, обусловленный, во-первых, достижением российскими компаниями определенного уровня ценового соответствия зарубежным аналогам, во-вторых, наличием альтернативных возможностей вложения вырученных средств (например, футбольный клуб в Великобритании). Существует мнение, что «ЮКОС» на уровне деклараций уже в 2002 г.

не позиционировал себя в качестве российской компании.

Заявленное (и затем остановленное) в 2003 г. объединение «ЮКОСа» и «Сибнефти» (по сути поглощение «Сибнефти») могло вывести новую компанию на 4–6-е места среди нефтяных компаний мира. Вместе с тем, поставленная для новой компании стратегическая задача – стать «глобальным энергетическим лидером» – была бы труднодостижима без превращения компании в мультинациональную. Переговоры о слиянии (продаже значительного пакета акций) «ЮКОСа» с ExxonMobil или ChevronTexaco, о которых стали известно в конце лета 2003 г., усиливают правдоподобность данной версии.

Уровень влияния и степень независимости такой компании от российских властей (при базировании добычи и переработки в России и фактическом контроле Восточной Сибири), видимо, становился неприемлемыми. В этой связи стоит упомянуть, что, несмотря на протокольные позитивные высказывания, Президент РФ, по некоторым данным, при слиянии российских активов ТНК и BP был поставлен уже перед фактом в ходе визита в Великобританию (июнь 2003 г.), а его действительная позиция не относилась к категории одобрительных. Вполне возможно, что решено было впредь таких прецедентов не создавать34.

Если рассматриваемая версия верна, прямой смысл имеет и удар по капитализации «ЮКОСа» и «Сибнефти». Действия российских правоохранительных органов (независимо от правовых оснований, фамилий и давности дел) были призваны не только объяснить владельцам «ЮКОСа», чего делать не надо ни при каких обстоятельствах, но и показать миру, что с такой «нечистой» компанией не стоит иметь дел. Падение капитализации, в свою очередь, снижает заинтересованность самих владельцев «ЮКОСа» в продаже части акций (причем таких падений можно при необходимости организовать сколько угодно)35.

К этому добавилась развернутая летом–осенью 2003 г. общая «антиолигархическая компания» (прежде всего разные опросы «общественного мнения»), которая в значительной мере сфокусирована на истерии по поводу «неприятия населением итогов Напротив, продажа в 2003 г. алюминиевых активов Р.Абрамовича (25% «Русского алюминия») О.Дерипаске и концентрация в руках последнего 75% акций крупнейшего алюминиевого холдинга России негативной реакции властей не вызвала. По всей видимости, подконтрольность алюминиевых владений О.Дерипаски легко обеспечивается (за исключением, видимо, остающегося весьма «непрозрачным» с точки зрения своей принадлежности блокирующего пакета в 25%, формально остающегося в управлении Millhouse Capital).

Весьма оригинальная версия происходящего состоит в том, что Генеральная прокуратура выполняет заказ ExxonMobil или соответственно ChevronTexaco по сбиванию капитализации «ЮКОСа» перед крупной сделкой (из интервью А.Н.Шохина: Коммерсантъ, 18.10.2003).

Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru приватизации». Очевидно, что это лишь прикрытие для иных социальноэкономических задач.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.