WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 58 |

Жизнеобеспечивающий продукт – общественынй продукт, абсолютно необходимый для поддержания физического существования человеческого коллектива. Весь общественный продукт, превышающий этот уровень, является избыточным в том смысле, что и без его потребления не будут наблюдаться необратимые патологические изменения в человеческих организмах. Основную массу жизнеобеспечивающего продукта составляет пища.

Императив выживания определяет в качестве базовой общность пищи. Независимо от удачи в добывании пищина охоте каждый член первобытной общины имел право на долю созданного в ней продукта исключительно лишь в силу принадлежности к этому коллективу. Размер доли, полученной тем или иным человеком, зависел, во-первых, от объема произведенного продукта, во-вторых, от потребностей данного индивида. Для этого осуществлялась редистрибуция (от лат. redistributio – перераспределяю) – централизованное распределение: собирание воедино большей или меньшей части продукта, созданного в той или иной человеческой группе, чаще всего его концентрацию в руках ее главы, с последующим его распределением внутри той же самой группы.

Первоначально процесс распределения пищи был одновременно и процессом ее потребления в порядке “общей свалки”: “Кто успел – тот и съел”. Каждый брал пищу из общей массы собранного продукта, которая, таким образом, разбиралась (отношения сбора – разбора). При невозможности непосредственного коллективного потребеления (“трубка мира”) благо потреблялось индивидуально в по очереди. Развитой формой равнообеспечивающего распределения является рационирование – установление ограничений на объемы приобретения благ (карточная система, талоны, купоны). Рационирование в большей мере ограничивает потребление высокодоходных слоев населения и лиц, в силу тех или иных причин отдающих предпочтение рационируемому благу.

На смену разборным отношениям пришли дележные отношения, когда благо делилось и его доля выделялась индивиду, который, в свою очередь, мог поделиться с другими. Раздело-дележ дополнялся даче-дележом, в который включались прежде всего дети. Они находились на иждивении у своих иждивителей-кормильцев.

Кормление и выпрашивание взаимосвязаны. Птенец, чтобы позволить родителю накормить себя, должен раскрыть клюв. Иначе родитель смотрит на него, беспомощно оглядывается по сторонам, касается его, издает тихие призывы, проглатывает принесенный корм. Порядок кормления птенцов у хищных птиц полностью зависит от интенсивности выпрашивания пищи. Самый активный первым получает корм. Птенцы обычно соблюдают очередь, поскольку интенсивность выпрашивания зависит от того, насколько каждый из них голоден. Если же один из них слаб с самого начала, то он будет получать слишком мало пищи, выпрашивать ее все слабее и погибнет. Поскольку кукушонок в чужом гнезде раскрывает клюв гораздо шире, то родители игнорируют и недокармливают собственных птенцов – они не получают необходимых стимулов.

Сакральность богатства. Первоначально экономический обмен заключен в рамках рода и совершается между предками и потомками, живыми и мертвыми. Дети питаются родителями: полностью (у ос) или частично (у млекопитающих). А родители “питаются” детьми: “зажившийся” старик “заедает чужой век”, расходует долю, предназначенную для рода. Зафиксированы обряды пожизненных поминок по “зажившимся” старикам, т. е. социального убийства с целью ограничения “века”.

В обмен на смерть дети кормят умерших родителей (в родительские дни и недели). Кормление мертвых сохраняет их существование в загробном мире и является необходимым условием возрождения предков в нарождающихся поколениях. Забвение несло душам предков вторую смерть, а их гнев был чреват для общины голодом.

Живые поддерживают жизнь мертвых, а мертвые дают жизнь живым. По видимости линейная смена поколений оказывается кругооборотом одного и того же “штатного состава” рода, проходящего через различные уровни и формы жизни. Приостановки и перерывы в процессе обмена воспринимаются как кризисы воспроизводства (голод и т. п.).

Поэтому еда – как акт и как предмет – есть жратва и жертва. Трапеза – совместная еда мертвых и живых. Бог – податель пищи и распорядитель трапезы. Продуктом акта еды является обращение к новой жизни. Предков подкармливали, а они помогали потомкам.

Первоначальное значение слова “бог” – наделяющий благом, богатством. В славянской мифологии Бог есть название и божества, и доли, счастья, которое оно может дать человеку; противопоставляется небогу, обездоленному. Богатство – изобилие земных благ, связываемое с представлением о доле, судьбе, удаче, благосклонности бога, предков и других сил. Бог объективируется в богатстве: элементарные формы богатства связаны с богами-элементами. Все богатство народов выступает как огромное скопление богов. По мощности пантеона можно судить о размерах богатства общества.

Закон жертвы. Динамику живого вещества характеризует показатель давления жизни: соотношение между потенциалом размножения и средой препятствующей, реализации потенции размножения в геометрической прогрессии. Согласно правилу максимального давления жизни организмы размножаются с интенсивностью, обеспечивающей максимально возможное их число. Если генетические возможности вида близки к исчерпанию, он сначала делается малочисленным, а затем вымирает.

Жертва есть избыток жизни. Радостное излияние жизни разделяется другими. Каждая ступень на лестнице развития достигается благодаря жертве: изливающаяся жизнь рождается в высшей форме, а прежняя ее форма погибает. Жизнь человека поддерживается низшими жизнями, землей и растениями;

человек питался ими и принял на себя долг, который обязан уплатить. Живя за счет принесенных в жертву чужих жизней, он должен пожертвовать – в свою очередь – чем-либо своим для поддержания других жизней; он должен питать других так же, как питался сам.

Поскольку закон жертвы есть основной закон жизни, то каждая мысль, каждое слово, каждый поступок в ежедневной жизни должен быть жертвой. Нужно принимать радостно все, что предлагается, и ничего не считать своим; и так же радостно отказываться от всего, что отнимается.

Всеобщая экономия – это экономия расточительства с ее главной проблемой избытка. Изначальным источником нашей энергии (нашего богатства) служит Солнце. Его энергия, изливаемая на живое вещество, чрезмерна, избыточна. Решение этой проблемы – сверхпотребление, роскошь и излишества.

Вся избыточная энергия, неспособная воплотиться в рост организма или группы, если не будет растрачена, приведет к ожирению или взрыву, к застою или к гибели. Когда система не способна превратить избыток в рост, прибыль теряется, но если она не способна также и растратить избыток, наступает катастрофа, крах системы.

Жертва – это альтернативная стоимость (издержки) присвоения блага. Созидатель сокровищ приносит потребности своей плоти в жертву золотому фетишу. Трудящийся работает для того, чтобы жить. Он не считает труд частью своей жизни: трудиться значит для него жертвовать жизнью. Жизнь начинается тогда, когда работа прекращается.

Будни и праздники. Праздник – ритуал перехода в составе жизненного и календарного циклов.

В основе календаря лежал праздничный цикл солнцеворота: от рождения до смерти солнца. Фазы жизненного цикла солнца и других стихий формировали круги больших и малых праздников в честь божества. Каждый фазовый переход оформлялся праздничным циклом (святочный цикл – родильный цикл солнца: от рождества до крещенья).

Категории праздников: 1) календарные праздники – главный, универсальный праздник; праздники годового (или многогодового) цикла; сезонные, месячные, недельные; внутрисуточные; 2) праздники жизненного цикла (рождение, инициация, брак, смерть). Праздниками назывались воскресенье, общинные, профессиональные и семейные торжества, сборища и гуляния половозрастных категорий.

Воскресенье – основной стабильный регулятор чередования будничного и праздничного времени года; с воскресением Христа связана пасхалия – система подвижных праздников: вознесение, троица и др. Существовали также праздники неподвижных дат. Общинные праздники разделялись большие и малые (полупраздники). Отдельно отмечались кануны перед большими праздниками, и гульба продолжалась в последующие воскресенья – отданье праздника.

В иерархии праздников особое место занимает главный праздник. Он начинается в обостренном и напряженном ожидании катастрофы мира. Старый мир, старое время, старый человек «износились», и их ожидает распад, смерть. Силы хаоса одолевают миропорядок. Преддверие праздника характеризуется печалью, трауром, постом, запретами и ограничениями, испытаниями и истязаниями.

Для возрождения и возделывания миропорядка необходимо в сакральном центре, когда времени нет, расчленить жертву, доводя работу хаоса до конца. Части разъятой и разбросанной жертвы собираются и соединяются. Символ космоса в виде жертвы обменивается на новый порядок. Первопраздник – наиболее эффективная экономическая деятельность.

Праздник есть долг богу. Для каждого вида работ требовалось божественное покровительство, и оно обеспечивалось совершением обрядов, в которых, принимая жертву, возрождался покровитель. Поскольку праздник посещают вечно живые предки, то на нем происходит инверсия обыденности – выворачивание мира и его признаков наизнанку, травестия, ряжение, мена субъекта и объекта, низа и верха, раба и господина, смерти и жизни.

Цель праздника является достижение оптимального психофизиологического состояния – от эйфории до среднего, нейтрального обыденного уровня, нарушенного бедой (смерть, несчастье, ущерб).

Особое значение приписывали еде. Ели как можно больше, безо всякой меры. В рацион включали мясо, которое рассматривалось также и как жертвоприношение. К пище богов добавляли напиток богов (водку, пиво, вино, мед, брагу, галлюциногенные напитки из мухомора, древесных грибов, спорыньи). Это живая, «огненная» вода, вода жизни, преодолевающая смерть. Настоящий праздник невозможен без возлияния: «Без вина не праздник», «Кто празднику рад, тот до свету пьян», «В праздник и у воробья пиво», «Вот я выпила – празднична». О пьянстве говорят допраздновать до утра, пропраздновать всю ночь. Когда говорят, что человек запраздничал, это означает, что он запил, ушел в запой. Опьяняющие напитки вызывают прилив жизненных сил, выступают эффективными средствами коммуникации между космическими зонами. В низовой традиции до сих пор существует представление о том, что новый человек должен упиться у всех на глазах, чтобы стать из чужого своим: “Кто не пьет лихо, тому нет места у русских”.

Благодаря празднику боги продолжают свой жизненный цикл. Продолжение жизни богов является предпосылкой успешного труда. Урожай, приплод и другие дары природы люди получают в обмен на жертвоприношения.

Все промысловые угодья имели своих хозяев, владетелей, с которыми и приходилось людям вступать в отношения взаимообмена, чтобы расположить их к себе. Отношения между нивхами и жителями воды сопровождались постоянным и взаимным дарением подарков. Если хозяин воды посылает нивхам рыбу, то нивхи в свою очередь в знак благодарности устраивают ему угощение в форме кормления хозяина воды. Во время плавания на лодке нивхи вели себя сдержанно, как в гостях.

В будни посещают мир предков и в процессе ритуально организованного труда добывают средства к существованию. Возвращение с работы домой равносильно возвращению в мир живых, что само по себе праздник.

В будни полагались умеренность в еде, молчание при приеме пищи (мертвые немы), календарная регуляция пищевого рациона, чередование говений и заговин. Бытовая обстановка буден была скромна, а формы проведения досуга пространственно ограничены и негромки. Будничные отрезки времени (уповоды) разделялись ритуализированными формами поведения: молитвой, едой и отдыхом, – так что рабочие длительные отрезки времени дня чередовались с короткими нерабочими – праздными.

Праздник – это время, когда не работают (от слова праздный – незанятый). Праздная посуда – пустая, праздное место – ничьё, праздный топор – никому не нужный, праздный человек – шатун, лентяй. Праздной называли небеременную женщину. Праздновать значит быть праздным, не работать: «В непогоду косцы празднуют» или «Мы в сумерки празднуем, гуляем, отдыхаем». К праздному времени относилась неделя до отъезда на чужую сторону парня, рекрута, срок побывки солдата. Отъезжающий не работал, одевался в праздничную одежду, в любое время суток мог пить и ходить по гостям.

Но праздновать означало и праздновать что-то – совершать празднество, отправлять праздник.

Собирать праздник – готовиться к празднику, накрывать на стол, принимать гостей. Праздничанин – гость на празднике, а праздничный – принимающий гостей. Молодежь постоянно была в полупраздничном состоянии священной игры. Хоровод длился в течение года и заканчивался браком. Неучаствующие в хороводе становились изгоями.

Порядок работ определялся иерархией пантеона богов. Хозяйственные дела, требовавшие перемещения, производились по солнцу. Таким же порядком пастух отживал свои сроки в избах. С понедельника до четверга производились основные работы, в пятницу значительная часть времени отводилась уборке дома, в субботу топили баню для мытья и стирки, подсчитывали проделанную работу, меняли белье, наказывали виновных. В году чередовались недели, запретные или предпочтительные для тех или иных занятий. Считалось, что одни недели запретны или благоприятны для мужской, другие – для женской деятельности. Одной из главных особенностей будней являлось обособление половозрастных групп, за исключением “жатвы”, когда достигался их ритмический союз. В дни поста и перед праздниками даже минимальное нарушение в дозволенном виде работ могло привести к аномалиям или трагическому исходу в жизни людей и скота: родятся уроды, калеки, мертвые.

Этика праздности. Праздник – сакральное время, противопоставляемое будням, особенно «несчастным» дням. Можно вспомнить русские святки, англ. holiday от holi (святой); многочисленные обозначения недельного праздника, воскресенья как солнечного или божьего дня (нем. Suntug), незанятости, пустоты от дел (укр. «недiля»), «порожнести» (рус. «праздник»). Эта пустота, незаполненность характеризует праздник как состояние, когда время останавливается и его нет.

Священные дни делились на общественные и частные (справлявшиеся отдельными лицами или семьями). Общественные праздники были регулярными и назначаемыми. Чрезвычайные празднества происходили по исключительным случаям (градобитье, пожар, эпидемия). Так, при освящении Колизея, был устроен стодневный праздник.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.