WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 58 |

В доиндустриальных обществах дети становились источником дохода. Дети увеличивают доход семей, освобождают родителей от части обязанностей, дают уверенность в обеспеченной старости, так как не подвержены инфляции. Родители вкладывают средства в подрастающих детей, надеясь, что когда дети вырастут, родительский труд будет отчасти вознагражден. Родители тратят средства, пока молоды и сильны, а с наступлением старости и немощи черпают из прежних инвестиций. Массовое образование меняет направление этих потоков: возможности детей трудоустроиться вне дома уменьшаются. Когда дети не могут зарабатывать, то стоимость их воспитания существенно увеличивается из-за стоимости образования. Школьное образование ведет к тому, что родители более не могут распоряжаться трудом детей.

Инициации отделяли возраст детства от возмужалости. Инициат вступал в класс молодых неженатых мужчин, который выполнял задания и работы, требовавшие большой силы и выдержки и важные для обеспечения существования общины путем организованных совместных усилий. Члены этого класса у земледельцев попадали в команды, корчевавшие деревья, у скотоводов пасли и охраняли большие ста да, у рыболовов составляли экипажи лодок, выходивших на наиболее опасные промыслы. Во время военных столкновений они находились в первых рядах сражавшихся, а также выполняли особые задания (например, вели разведку у индейцев прерий).

Выполняя основные, общественно важные задачи своего возрастного класса, мужчина пользовался поддержкой всех членов последнего, связанных обязанностью взаимопомощи. Центрами общения членов возрастных классов были места сборищ холостяков и места сборищ женатых мужчин, часто особые общественные дома.

Застарелые холостяки и вдовы организационного оформления не имели. Нередко холостяки и особенно вдовы должны были подчиняться строгому регламенту поведения, включавшему в себя специфические ограничения. Так, вдовы должны были многие годы, а то и в течение всей жизни воздерживаться от вкусной и обильной пищи, демонстративно носить знаки траура вплоть до траурной росписи, покрывавшей все тело. Для вдов и холостяков была недосягаема даже относительная экономическая самостоятельность, так как в архаической экономике обязательным было половое разделение труда, мотивируемое специализированной на промыслах мужской и женской магией.

Развитие общественного разделения труда снимало противоречия естественного – половозрастного и географического – разделения труда и вело к: 1) выделение племен с производящим земледельческо-скотоводческим хозяйством из числа племен, продолжавших вести присваивающее хозяйство; 2) обособлению ремесел; 3) возникновению домохозяйств, рынков и торговли; 4) выделение из непосредственного производства его организаторов.

Разделение труда влияло на образ жизни профессиональных групп. Образ жизни этих групп часто был строго регламентирован, что способствовало образованию классов и сословий. Отношения обмена и торговли нередко принимали межэтнический, т.е. кастовый характер. Начали складываться различия в образе жизни городского и сельского населения. Значительная концентрация непосредственных производителей на общественных работах нередко вела к тому, что развитие домохозяйств тормозилось оттоком рабочей силы. В то же время широкомасштабная кооперация улучшала условия функционирования домохозяйств в результате расширения инфраструктуры, строительства оросительных систем и др.

Организация домашнего труда. Важнейшими ее признаками традиционой большой семьи, насчитывавшей 30–40 человек были общее хозяйство и коллективная собственность на двор и семейное имущество, общая касса, коллективный труд и потребление. Возглавлял семью домовладыка – старший по возрасту и положению мужчина (“большак”). Он представлял свою семью перед общиной, распоряжался трудом ее взрослых членов, главным образом мужчин, проводил все необходимые расходы, выдавал наряды к праздникам. В кержацких семьях большак держал у себя все семейные деньги, у него были ключи, которые он носил на поясе, от всех помещений, где хранились домашние припасы и семейное имущество. Все безропотно должны были его слушаться, никакие возражения старшему не допускались.

В случае неповиновения он мог наказать виновного.

В обычных больших алтайских семьях домашними делами распоряжалась жена главы семьи – “большуха”. Она хранила общесемейные деньги, ведала продуктами, следила за порядком в доме, распределяла работы между женщинами, обучала младших невесток кухонной работе. Нередко “большуха” была советчицей мужа и в его хозяйственных делах, самостоятельно вела хозяйство при его отсутствии.

По обычному праву хозяйке принадлежал скот, выращенный ею без помощи мужа.

После большака наибольшим авторитетом в семье пользовался старший сын. К нему всегда обращались только по имени-отчеству. Жена старшего сына была первой помощницей свекрови и считалась главной среди других снох. На невестку в семье мужа смотрели, прежде всего, как на даровую работницу. Если свекровь обижала сноху, то муж только утешал ее. В старообрядческих семьях молодуха на любую работу должна была попросить благословения у стариков. Принесенную невесткой, например, без благословения воду выливали на землю, а ее снова посылали за водой. В кержацких семьях невестка без разрешения свекрови или мужа не имела права выйти на улицу, даже забежать к соседке или поставить угощение собственной матери. Из общесемейных расходов ей выделялись питание и верхняя рабочая одежда. Она должна была обходиться приданым.

Мужчинам предназначались те виды деятельности, которые требовали: а) пребывания вдали от дома, б) более высокого риска, в) большей физической силы (пашня, луг, лес и упряжные животные).

Женщины всегда исполняли не связанную или мало связанную с товарным производством работу или участвовали в ней вместе с мужчинами в соответствии с критериями близости к дому и физической силы. Там, где вблизи от дома собирались женщины, занимавшиеся необходимой для семьи и хозяйства работой, как правило, возникали специфические женские формы общественной жизни (посиделки за прялкой, базары, где продавали яйца и птиц).

В соответствии с полом делились и доходы. Если крестьянину полагалась выручка от зернового хозяйства и продажи скота, то крестьянка распоряжалась менее значительными доходами от продажи молочных продуктов, яиц и птицы. Выручка от продажи была её единственным регулярным денежным доходом. Он служил для покупки необходимых предметов потребления (соли, ткани), для удовлетворения нужд женщин и детей. Ограниченность рыночных возможностей женщины отчасти компенсируется заметно большими властными полномочиями в решении вопросов домашнего хозяйства. В обязанности жены входило хранение и сбережение запасов зерна. В некоторых регионах крестьянки имели исключительное право входить в хлебные амбары. У женщин хранились ключи от сундуков и ларей с продовольственными запасами семьи.

Если работа, ранее исполнявшаяся исключительно или в том числе женщинами, принимала товарный характер (и механизировалась), приносила доход и тем самым повышала общественный статус работавшего, она становилась мужской. Так, например, в замкнутом крестьянском хозяйстве сыроделие было типично женской работой. Развитие капитализма в специализированных кооперативах и переход к производству твёрдых сыров, годных для торговли, сопровождались начавшейся в XVI в. маскулинизацией сыроделия.

Чем большей затраты сил требует работа, тем вероятнее она будет выполняться мужчинами. Чем тоньше работа, чем больше ловкости она требует и чем монотоннее, тем вероятнее, что её будут делать женщины. Чем сложнее используемые для работы орудия и машины, тем значительнее участие мужчин.

Профессионализация сельскохозяйственных работ часто сопровождалась их маскулинизацией.

Индустриализация сравняла функциональную значимость половых различий. Женщины пользовались большим спросом и вовлекались в промышленность, тогда многие мужья вынуждены были сидеть с детьми. В начале XIX в. большинство лионских младенцев отдавали кормилицам, только один из 30 парижских младенцев вскармливался матерью. Неспособность мужчин выкармливать ребенка стала менее значимой с 1910 г., когда технология пастеризации молока позволила выкармливать детей искусственным способом.

В сфере разделения домашнего и рыночного труда для супругов действует общее правило: увеличение трудового бремени в одной сфере труда приводит к экономии усилий в другой сфере. В США в середине 1970-х трудовая нагрузка мужчин была 54,4 ч., а у женщин – 51, 6 ч. У мужчин рыночный труд занимал 40,18 ч., а домашний – 23, 49 ч. У женщин рыночный труд занимал 16,73 ч., а домашний труд – 34, 85 ч. Труд в семье распределяется между супругами неравномерно. Тяготы рыночной занятости больше выпадают на долю мужчины, а домашние хлопоты в большей степени ложатся на женщину.

Суммарная трудовая нагрузка женщин (домашняя и рыночная) максимальна при частичной занятости. Женщины, работающие полный рабочий день, экономят силы на домашнем труде, профессиональные домохозяйки – на труде вне дома. Что же касается частичной занятости, то она не дает женщине в глазах супруга ни материальных, ни моральных оснований претендовать на перераспределение семейных обязанностей Освобождение жены от рыночного труда наиболее эффективно демонстрирует социальный статус мужа. Но домашняя нагрузка женщин примерно вдвое превышает мужскую, что дало основания говорить о домашней эксплуатации.

Мужчина-руководитель больше времени проводит на работе, значительно меньше внимания уделяет домашним обязанностям, и, соответственно, его доля в рыночном труде выше, а в домашнем — ниже. Если женщина оказывается руководителем, ей, конечно, приходится больше времени проводить на службе, но ее домашняя нагрузка не снижается. Увеличение оплачиваемой занятости позволяет женщине снять с себя часть домашних обязанностей (ее доля в домашнем труде снижается), но эти обязанности не перекладываются на плечи мужчины (его домашняя занятость возрастает только относительно, а не абсолютно). Эти домашние обязанности “подвисают”, возможно, в ущерб домашнему благополучию и комфорту или подхватываются другими членами семьи (сестрами или бабушками).

При поддержке находящихся дома других взрослых членов семьи, оба супруга могут спокойно увеличивать свою рыночную занятость, которая возрастает в этом случае и по количеству рабочих часов, и по удельному весу в общей трудовой нагрузке каждого из супругов. При этом для женщины важно наличие хотя бы одного взрослого человека, рост их числа в ее рыночной занятости ничего не меняет. Увеличение рыночного труда происходит за счет сокращения домашних обязанностей. Супруги примерно в равной мере выигрывают от родственной поддержки и получают возможность перераспределить свои усилия в пользу оплачиваемой занятости С появлением детей занятость на рынке труда и в домашнем хозяйстве возрастает как у женщины, так и у мужчины: больше времени уделяется домашним обязанностям и рыночному труду для поддержания привычного уровня жизни. Серьезного перераспределения трудовых затрат между супругами не наблюдается.

По мере перехода к старшим возрастным группам вовлеченность в домашний труд обоих супругов снижается, особенно у женщин. Перераспределения домашнего труда между супругами.

Жесткое разделение труда между полами, когда женщины специализируются на деятельности в домашнем секторе, а мужчины – в рыночном, Г. Беккер объясняет сравнительной эффективностью человеческих инвестиций. У того, кто занят своей профессиональной деятельностью полный день, уровень отдачи образования будет много выше, чем у того, кто уделяет ей лишь половину дня, а, допустим, другую посвящает домашним заботам. Поэтому достаточно небольших исходных различий между полами, естественного происхождения (женщины обладают лучшими возможностями в выкармливании детей) или социального (в некоторых профессиях предпочтение отдается мужчинам), чтобы побуждать их специализироваться на накоплении человеческого капитала какого-то одного типа – повышающего произ водительность либо преимущественно дома, либо преимущественно на рынке. Репродуктивный цикл отнимает у женщины время и силы, которые мужчина использует в других сферах жизни, обгоняя женщину. Конечным результатом подобной специализации оказывается жесткая система полового разделения труда и устойчивый разрыв в производительности и оплате труда мужчин и женщин.

Домашняя промышленность – система, при которой крупные предприниматели раздают людям работу для выполнения ее на дому или в маленьких мастерских в одиночку или при участии членов семьи, а иногда с привлечением 2–3 наемных помощников. В основе домашней промышленности находятся домашние промыслы – изготовление изделий для нужд своего хозяйства и из сырья, добытого в пределах данного хозяйства. Существование домашних промыслов обусловлено замкнутостью и самодостаточностью натурального хозяйства, а также с временными перерывами в работе и сезонной незанятостью. При нужде в деньгах излишки продуктов реализуются на рынке. Разложение домашнего производства ведет к отделению промыслов в самостоятельные ремесла (по стирке белья, шитью платья, вязанию чулок, выпеканию хлеба и т.п.).

Ремесло – форма промышленности, при которой мелкий производитель работает на постороннего потребителя без торговых посредников. Вначале возникает наемное отхожее ремесло, когда ремесленник работает в доме заказчика, обрабатывая его сырье своими средствами труда. Последние должны быть очень просты и удобопереносимы. До революции в Центральной России уходило на промыслы, преимущественно строительные, 1/5 всего крестьянского населения.

Если средства труда громоздки, ремесленник берет работу на дом – это домашнее наемное ремесло (ткачество, мукомольное дело, кузнечный промысел и др.). На юге России в XIX в. ткачи выходили из среды безземельных или малоземельных крестьян. Специалисты-ткачи достигали известного искусства, недоступного для домохозяйки, почему для тех дворов, которые сеют коноплю и прядут ее дома, становится выгодным отдавать ткать за небольшую плату на сторону.

В начале XVIII века ткачи в окрестностях Манчестера покупали бумажную пряжу у крупных торговцев, ткали ее и продавали продукт тем же самым торговцам. Затем крестьяне превратились в домашних рабочих: чтобы избежать контроля цеха, торговцы раздавали пряжу по деревням.

В качестве мелких скупщиков и посредников выступали владельцы городских мастерских. Городское цеховое ремесло, с его ограничениями числа работников и оборудования на каждого мастера, все меньше поспевало за растущим спросом. Сельская местность была свободна от цехового принуждения, и там не был запрещен женский и детский труд. Поскольку часть надомников трудом имела подсобное хозяйство, обеспечивавшее их продуктами питания, поштучная оплата была ниже, чем у городских рабочих.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.