WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 58 |

Испытав однажды опасность и справившись с ней, отразив врага, необходимо предупредить новое с его стороны нападение. Поэтому даже отбитое посягательство должно быть активно отмщено в це лях превентивных, в целях вселения в противника должного страха и уважения к силе и способности к самозащите данной группы. Наконец, необходимо добиться такого успеха, который бы закрепил победу, окончательно ослабил противника и не дал бы ему возможность ответить на месть, обезопасить себя от новых с его стороны нападений. Поэтому истребляются даже младенцы мужского пола.

Если крали свинью, то в отместку потерпевшие стремились захватить дюжину свиней (папуасыхули); если убивали сородича, то за его смерть стремились уничтожить нескольких врагов.

Скорбящие находили удовлетворение в том, что не одних их постигло горе. Убийством чужака стремились почтить память погибшего, снабдив его спутником для путешествия в потусторонний мир.

Отсюда следовал перенос мести. Естественная смерть убийцы переносит вину на родича. Первоначально неограниченная (весь род потерпевшего мстил всему роду обидчика), кровная месть становилась все более «отмеренной». Круг мстителей и ответчиков суживался до патронимии, а затем самой ближайшей родни. Наряду с кругом мстителей существовала очередность права на месть, которая определялась степенью близости родства.

Талион (первый закон военной экономики) – око за око, зуб за зуб, кровь за кровь, смерть за смерть. Поскольку вследствие нанесения вреда или понесенной утраты наряду с обидой (моральным ущербом) претерпевается материальный ущерб, то для восстановления хозяйственного равновесия между родоплеменными группами необходимо, чтобы виновная сторона претерпела такой же по размерам ущерб, какой явился результатом чужого деяния. Мерой возмездия является лишь мера ущерба.

Натуральное возмещение ущерба в его насильственной форме сводится к тому, что обиженная сторона захватывает у противника то благо, какое требуется для покрытия понесенного ущерба. Размер блага соответствует размеру ущерба, но включает еще надбавку за труды и издержки по организации набега. После совершения такого отмеренного возмездия между сторонами устанавливаются дружеские отношения.

Если папуасы начинают войну в отмщение за одного убитого, они прекращают атаку, лишь только убит один неприятель. Если надо отомстить за двоих или большее число, то соответствующего числа жертв и стараются достичь в сражении. Когда нападающая сторона несет потери, число их прибавляется и ставится на кредит противной стороны. Как только надлежащее число жертв достигнуто, битва прекращается. Если противник признает правильность нападения, и его потери, в свою очередь, не превышают того числа, которое было необходимо для выравнивания взаимного счета, то и он обычно остается удовлетворенным результатом сражения. Война не кончается, если у обоих противников неравное число убитых. При взаимных убийствах применяется зачет. По англосаксонскому кодексу Генриха, “в случае превышения при исполнении мести должного числа людей противная сторона отомщает излишнее количество своих убитых”.

Мстители принимали во внимание степень физического и морального ущерба, пол, возраст, общественный статус потерпевшего и объекта мести. Старались убить тем же способом, каким он погубил свою жертву. Требовалось убить врага, равного по рангу усопшему. Если человек низкого ранга убивал человека более высокого ранга, то мстили не убийце, а его более знатному родичу. Если клан убийцы обладал низким статусом, то искали жертву в другом клане.

Законы Хамураппи гласят: “Если строитель, строя кому-нибудь дом, сделает свою работу непрочно, так что построенный дом обрушится и причинит смерть домохозяину, то строителя должно предать смерти. Если он причинит смерть сыну домохозяина, то должно предать смерти сына строителя».

Негры багешу, похитив для мести сына убийцы, откладывают казнь на ряд лет, пока жертва не достигнет возраста убитого.

За 1 знатного родича убивалось 7 простых. Воины избегали причинять ущерб знатным людям, опасаясь страшной мести. При угрозе эскалации насилия знатные люди иной раз добровольно отдавали себя на заклание во искупление грехов своих родичей.

Если убийца был низкого ранга или обладал плохой репутацией, убийство из мести заменялось материальной компенсацией. Так развивалась система композиций (от лат. compositio – примирение) – примирения враждующих сторон главным образом путем материального возмещения потерпевшим (вира), при определении которого также учитывалась степень ущерба и статус сторон.

Практиковалась выдача виновного головой (в т.ч. животного). Переходя в новую группу, выданный замещает убитого в качестве члена семьи. Военнопленные распределяются между семьями, потерявшими в войне своих членов, причем пленники, пройдя обряд усыновления, получают имена убитых.

По грузинскому обычному праву: «Если убийца равен достоинством убитому и убил его за то, что убитый должен был ему за кровь, то надобно сравнить должное убийце удовлетворение за кровь с удовлетворением, следующим от него за кровь убитого им, вычесть из сего последнего первое, буде останется излишек, взыскать оный с убийцы» Виновность – долг за ущерб. Наказание – оплата долга. Пеня – денежная компенсация за обиду.

Ответственность и выкуп распределяются по степени родства. Если пеня не выплачивается, то следует месть. До внесения пени захватывается залог. Возможно обращение в рабство (кабалу) для отработки долга.

Основа уголовного тарифа – цена человека – вознаграждение за убийство взрослого здорового мужчины. Ставка платежа у древних ариев: 1 человек оценивался в 100 голов скота (т.е. 100 золотых единиц). По Салической Правде таксация строилась так: цена женщины составляла 1/2 от цены мужчины, цена девушки – 1/2 от цены женщины, цена пожилой женщины – 1/3 от цены женщины. Как правило, таксация была более дробной, детальной В целом, примирение в военной экономике достигалось тем, что, в конечном счете, платит победитель, компенсируя разрушения, возвращая скальпы, гербы, пленных.

Рабство – форма зависимости, при которой непосредственные производители – рабы не только лишены средств производства, но и сами являются собственностью своих господ-рабовладельцев, эксплуатирующих их путем неэкономического принуждения.

Различают две основные формы рабства – домашнее, или патриархальное, рабство, при котором рабы еще являются как бы младшими домочадцами, выполняющими наиболее тяжелые и непрестижные домашние работы, и производственное рабство, при котором рабы занимают более или менее заметное место в общественном производстве, используясь в земледелии, скотоводстве, в ремесленных мастерских и на рудниках.

По источникам различают возникающее раньше рабство военнопленных (“невольничество” или “полоняничество”) и возникающее позже рабство кабальное, или долговое, включая сюда самопродажу за долги, карательное (обращение в рабство за преступления), покупное, а также естественное воспроизводство рабов, т. е. их рождение в неволе. Как правило, домашнее рабство – это рабство военнопленных, производственное же рабство имеет своими источниками все без исключения формы.

Рабство возникло в эпоху классообразования в форме домашнего рабства, в первых же классовых обществах перешло в рабство производственное и достигло наивысшего развития в своей античной форме. В развитых классовых обществах обращение в рабство соотечественников как правило, запрещалось, а там, где это имело место (например, в наказание), такие рабы продавались за границу. Поэтому рабовладельцы и рабы или вольноотпущенники обычно принадлежали к разным этническим, а нередко и расовым общностям.

Главные признаки рабства: 1) раб не имеет собственности на средства производства и жизненные средства; 2) раб – собственность индивидуального или коллективного владельца (общины, храма, государства); он – одушевленное орудие труда своего хозяина, и результаты труда раба, как и он сам, являются собственностью хозяина; 3) он подвергается эксплуатации путем внеэкономического принуждения. Так, раб, которому рабовладелец выделяет в пекулий ремесленную мастерскую, торговую лавку или земельный участок с инвентарем, остается рабом, ибо и пекулий, и рабы раба представляют собой собственность рабовладельца, распоряжающегося и самим рабом, у всем, чем он владеет.

Патриархальное рабство. Ниспровержение материнского права, как заметил Ф. Энгельс, стало всемирно-историческим поражением женского пола. Мужчина захватил бразды правления в доме, а жена была лишена своего почетного положения, закабалена, превращена в рабу его желаний, в простое орудие деторождения. Законченным типом такой семьи является римская семья. Famulus значит домашний раб, а familia – это совокупность принадлежащих одному человеку рабов.

Для домовладыки различия между его подвластными были менее значимыми, чем факт их подчиненности ему. Отец мог передавать постороннему лицу в собственность как своего раба, так и своего сына. Отец семейства держал домашних в повиновении, чинил над ними суд и расправу, подвергал их телесным наказаниям и смертной казни. Все приобретаемое членами семьи, составляло собственность отца. Жена покупалась как скот и вместе с детьми принадлежала главе семьи. Рабы, жены и наложницы сопровождали своего владельца в могилу. Убитые и погребенные в качестве могильного инвентаря, они прислуживали домовладыке в загробном мире.

В Риме работавшие в имении рабы были организованы в квазисемейный коллектив – сельскую фамилию. Рабская фамилия виллы насчитывала 9–15 мужчин, а также женщин и детей. Во главе ее стоял опытный раб-вилик, замещавший хозяина, обычно жившего в городе. Его сожительница – вилика – была “матерью” семейства. Вилика организовывал труд, отчитывался перед господином, заботился о нуждах и здоровье каждого раба.

В первобытности раб был бесполезен. Пленных воинов убивали, в рабство угоняли женщин и детей. Из полона в дом брали либо девушек и молодых женщин (с которыми рабовладельцы приживали детей), либо мальчиков, которые были в таком возрасте, что могли привыкнуть к дому и почувствовать себя принадлежащими к нему.

Чужеземные рабы вначале находились на положении младших (несовершеннолетних) членов семьи. Рабы допускались к семейным культам и праздникам, что делало их своими.

Рабыням и рабам поручали преимущественно тяжелую работу в самом доме. В поле мальчикамрабам поручалась подсобная работа вместе с членами семьи. Рабы в доме были под постоянным наблюдением хозяев, вместе работали, многие рабы находились в фактическом родстве со своими хозяевами.

Сами хозяева питались скудно и одевались скромно.

С расслоением общины развивается долговое рабство, сначала под видом “усыновления”, “залога” детей. С целью сохранить в хозяйстве работника заложников нередко женили на дочери хозяина. Для домашней работы использовались рабы, прижитые в доме от рабынь. Этруски раба оценивали на четверть суммы больше, чем лошадь, в два с половиной раза больше, чем буйвола или корову, в двадцать раз больше, чем овцу или козу.

Усыновление преступников или пленных в качестве рабов втягивало их в общество, благодаря чему они приобретали права и обязанности, оказывались под действием санкций. Рабы могли накопить имущество и наследовать имущество хозяев. Рабы часто одевались изысканно и носили богатые украшения, занимали нередко высокие посты: благодаря иностранном происхождению их кругозор был шире.

При дворе африканского короля племени акан носилки королевского раба несли наследные принцы.

Свободу раб мог получить только полной интеграцией в общество, а этого достигало обычно лишь второе поколение. По Корану, ребенок рабыни от хозяина рождается свободным, и свобода должна быть предоставлена матери. Ребенок раба считается членом семьи и его нельзя продавать. Хозяева обязаны заботиться о больных и старых рабах, содержать их жен и детей.

Familia urbana. В прежние времена молоток, прикрепленный к двери, считался достаточным для извещения хозяев о приходе чужого; позднее стали помещать у входа цепную собаку; затем ее заменили особым рабом. Наконец, явилась целая фаланга рабов, из которых одни охраняли атриум, другие возвещали о приходе гостей, третьи их вводили, четвертые поднимали перед ними портьеру и т. д.

Во главе дома стоял управитель, под начальством которого находились рабы, заведующие мебелью, гардеробом, серебром и всей парадной посудой. В случае парадного обеда доставали повара там же, где и провизию, то есть на рынке. Но потом стали для этого покупать специальных рабов. При кухне состояли распорядитель, ключник, поставщики, повара, рабы, поддерживающие огонь, булочники и кондитеры. Затем шли рабы, которым поручалось приглашение гостей; начальник пиршественной залы; рабы, расставлявшие ложа, накрывавшие стол, устраивавшие пиршество; кравчий; рабы, разносившие хлеб и мясо, пробовавшие кушанья прежде, чем подавать их к столу; молодые рабы, сидевшие у ног господина, чтобы исполнять его приказания. Они разливали вино в чаши, лили на руки ледяную воду для освежения пирующих и обрызгивали их головы благоуханиями. Пение и пляски девушек, выходки карликов, уродов и шутов) увеличивали опьяняющее веселье пира. Рабы служили при выездах господина из дому.

Они выбегали вечером к нему навстречу с факелами. Во время выборов сопровождали его в толпе, разбрасывали от его имени золото и обращались с приветствиями к попадавшимся на пути гражданам, помогали своему господину узнавать их, подсказывая на ухо их имена.

У хозяйки дома был свой особый штат рабов: повивальная бабка, телохранители, кормилица, рабы, качавшие колыбель, носильщики. домашняя прислуга, обязанная прясть, молоть, колоть дрова, мести и получать палочные удары под надзором самой хозяйки. Были также рабыни, заведывавшие гардеробом под начальством особой надзирательницы. Между множеством других рабынь разделены были бесчисленные подробности туалета: прическа, окраска волос, опрыскивание их изо рта тонким дождем благоуханий, наведение бровей, вставка зубов, которые каждый вечер укладывались в особый ларчик, обмахивание веером, держание зонтика, завязывание сандалий, уход за собачкой. Кортеж составлялся из избранных рабов (курьеры, выездные лакеи, вестники, почетная стража, возницы, носильщики).

При библиотеке состоял штат рабов: одни составляли книги, другие переписывали их, третьи вносили в каталог, четвертые сберегали; были рабы для склеивания, выколачивания, выглаживания папируса и пергамента. Для обучения и воспитания детей имелись наставники и учителя. Римляне держали собственных мудрецов. Один богач, Сабин, купил себе раба, знавшего наизусть Гомера, другого раба, изучившего Гесиода, и еще девять, которые поделили между собой 9 греческих лириков.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.