WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 58 |

Считалось приличным, в случае необходимости, попросить постель или еду для гостя у соседа, поскольку гость считался как бы общим. Чукчи утверждали, что хозяин должен сохранить доброжелательное отношение к гостю, даже если тот его побьет. Хозяин должен был в случае необходимости жертвовать для гостя жизнью.

С особым почетом относились к гостям, прибывшим издалека. Такой гость был в центре внимания семьи и не оставался в одиночестве. Его сажали на почетное место, с ним беседовали, для него приглашали родственников и соседей, его развлекали, дарили подарки и старались всячески угодить.

При приеме гостей мы несем определенные затраты, но со временем эти затраты компенсируются. Завершение одного гостевого цикла сопровождается началом другого гостевого цикла.

Куначество (от тюркс. кунак – гость) проявляется в гостеприимстве по отношению к знакомым и постоянно, тогда как гостеприимство оказывается любому человеку и единовременно. На Северном Кавказе каждый горец имел кунацкую – специальное помещение для гостей. У некоторых адыгских дворян и князей стол в кунацкой был постоянно накрыт в ожидании случайного гостя, и блюда сменялись трижды в день. Кабардинцы держали в кунацкой поднос с мясом, пастой и сыром: “пища того, кто придет”.

Д. Белл, пребывавший в Черкесии в конце 1830-х годов, рассказывал, как однажды старикхозяин дома, придя к нему в кунацкую, сказал: «Ты мой сын, и этот дом уже больше не мой дом, а твой».

Гость как бы вступает во временное родство с хозяином дома, и даже не только с ним, но и со всем его родом. В другой раз после прибытия Дж. Белла хозяин дома «своей собственной рукой принес в жертву молодого быка в знак скрепления братских уз между нами, и мне говорят, что я теперь должен считаться во всех отношениях одним из членов его семьи, которого они обязаны как такового почитать и уважать».

У состоятельных адыгов для гостей строили за оградой отдельный дом, чтобы всякий приезжий мог без стеснения и затруднения заехать в этот дом. Гостевой дом являлся также своеобразным клубом, где собиралась молодежь, исполнялись музыка и танцы, происходил обмен новостями.

Проксения. В гомеровский период греческой истории широкое распространение получили отношения гостеприимства между частными лицами (ксения). Частное лицо оказывало покровительство приезжему иноземцу, защищало его интересы в своем полисе, ходатайствовало о его делах. Отношения частного гостеприимства становились обычно взаимными и передавались по наследству.

С укреплением связей между полисами возникла потребность иметь в другом полисе постоянного покровителя, который мог бы оказать услуги прибывающим мореплавателям, послам, художникам, певцам и т. д., обеспечить послам сношения с властями, дать купцам юридическую защиту в чужом городе, даже если они не связаны узами личного гостеприимства ни с кем из его граждан. Поскольку при автаркии полисов иностранец не мог защищать интересы своего государства в чужой стране (он был бесправным за пределами родины), стали прибегать к услугам коренных граждан, которые принимали на себя обязанность оказывать гостеприимство и всякое содействие не только отдельным лицам, но и всему коллективу граждан какого-либо полиса. Так из обычая частного гостеприимства постепенно развивалось гостеприимство публичное – проксения. Государство заключало от своего лица (от лица всей гражданской общины) договор о гостеприимстве с одним из граждан какого-то часто посещаемого полиса.

Демосфен, например, был проксеном фиванцев.

Публичный гостеприимец покровительствовал иностранному государству и его гражданам в суде, обеспечивал иноземцам допуск в храмы для совершения религиозных обрядов в чужом городе, присутствовал как свидетель при совершении некоторых гражданских актов, например при составлении завещания; проксен оказывал всяческое содействие купцам, прибывающим в его родной город. За предоставляемые услуги греческие государства могли жаловать проксену следующие привилегии: 1) неприкосновенность, безопасность проксена и его имущества, гарантируемая полисом в мирное время и в случае войны с его собственным государством; 2) имущество проксенов находилось под защитой государств, связанных с ними; 3) проксен, являясь простатом иностранного города на своей родине, сам в этом горо де мог обходиться без покровителя; 4) покидая родину из-за превратностей судьбы проксен мог эмигрировать в связанное с ним государство, приобретая там полное гражданство; 5) проксенам предоставлялось освобождение от обложения налогами и пошлинами; 6) проксены получали право собственности на землю и дом, право пастбища; 7) публичные гостеприимцы получали право занимать почетные места на представлениях, их торжественно перед всем народом награждали золотыми венками.

Гостевая экономика. Древнерусские города возникали как центры отдыха для купеческих караванов. Города назывались “гостищами” и “погостами” – от слова “гость” (купец). Гостевой характер русских городов вызвал к жизни и само русское государство. Пришли варяги-гости и остались навсегда, поправ правила гостеприимства.

Собирание в гости – это целая ритуал, во время которой человек собирается с духом, меняется в лучшую сторону и готовит себя к тому, чтобы быть лучше, чем обычно. Собирание в гости задавало определенную дистанцию между людьми и приучало смотреть на себя со стороны. Фигура гостя ставила хозяина в положение, когда он вынужден делить всех присутствующих на “своих”, домочадцев, и “чужих”, приглашенных. Причем, к чужим – к гостям – хозяин должен относиться с большей заботой, чем к своим.

Гостевое угодничество воспринималось иногда как рабское поведение. Хозяева были рады угодить гостям. Гость, может быть, и обнаглел, но он все-таки гость и когда-нибудь уйдет сам по себе. Русским надо много времени, чтобы увидеть в госте врага.

В гостевой экономике все люди на Земле – гости; главный человек – гость, главное занятие – принимать гостей и ходить в гости. Ходить в гости, ходить туда-сюда, уходить от себя и приходить в себя после гостей. В гости идут не спрашивая “зачем”: просто надо куда-то идти. Атом российской экономики – “круг гостей”.

Гостя не кормят чем подешевле, на гостя тратятся. В гостевой экономике техника ориентируется на забаву гостей. Для развития техники нет иного стимула, чем удивление званых и незваных (во время войны) гостей. Русский военно-морской флот вырос из “потешного флота” молодого Петра. Освоение космоса неэкономично, затратно, но сколько радости и гостей! Бигмены и прихлебатели. Исходным экономическим отношением престижной экономики является комменсализм (от фр. commensal – сотрапезник; лат. cum c+mensa – стол], т. е. нахлебничество.

Комменсализм – один из видов сожительства организмов разных видов, характеризующийся тем, что один организм живет за счет другого, не причиняя ему какого-либо вреда (рыба-прилипала). Дифференциация сотрапезников по весу ведет к разделению их “больших” и “маленьких” людей.

Бигмен (big man; англ. – большой человек) – авторитетный и влиятельный мужчина, фактически являющийся предводителем в общине. Чтобы добиться признания в качестве влиятельного человека, действиям которого подражают и к словам которого прислушиваются, он должен иметь незаурядные личные качества: физическое здоровье и силу, ум, ораторское искусство, хорошее знание мифологии, генеалогистики и магии, организаторские способности.

Влияние бигмена основано на распоряжении избыточным продуктом и использовании накопленного богатства в церемониальном обмене. Бигмены всячески стремились увеличить свои богатства: а) привлекая дополнительную рабочую силу посредством полигинических браков; б) широко используя обменные операции, чтобы показать, что они богаче конкурирующих бигменов; в) посредничая в конфликтах, чтобы установить как можно больше партнерских отношений. Бигмен стремился, чтобы его имя звучало на все стороны света.

Сторонниками и прихлебателями бигмена были не только родственники. Многие попадали в зависимость к бигмену после военных столкновений и распада их групп. Бигмены связывали молодых людей и их семьи, внося за них брачный выкуп. Холостяки, не имея возможности применять женский труд и пользоваться землей, примыкали к бигменам.

Статус бигмена не наследовался, хотя 3/4 сыновей более крупных и 1/2 сыновей более мелких бигменов становились бигменами. Отцы еще при жизни давали сыновьям стартовое ускорение, обеспечивая их женами. Чтобы пробиться на отцовское место, сыновья должны были обладать необходимыми способностями и приложить немалые усилия.

“Большие люди” были обязаны оправдывать свое высокое положение щедростью в раздаче богатств. Поэтому они отличались необычайным трудолюбием и стремились иметь больше жен, детей и других домочадцев, производивших объем пищи, превышающий жизненно необходимые потребности.

При подготовке пиршества влиятельные люди занимали продукты у родичей и партнеров, стимулируя и у них интенсификацию хозяйства.

Так, у папуасов Новой Гвинеи “большие люди” назначали сроки проведения праздника, следили, чтобы перед его приближением общинники не были слишком расточительны, а также, пользуясь авторитетом, сами устанавливали сроки выплаты своих долгов кредиторам. Нередко они ведали и межобщинным обменом. Порой, истратив огромные запасы продуктов на престижные церемонии и пиры, население испытывало голод. Предчувствие близившихся расточительных пиров стимулировало повышение объема производства.

Потлач (от слова индейцев-нутка “патсхатл” – давать подарок) – распространенный у индейцев Северной Америки праздник, сопровождающийся раздачей подарков. Такие праздники устраивались по различным случаям (рождение ребенка, инициации, женитьба, постройка дома, смерть), чтобы мужчина мог, одаривая приглашенных, повысить статус и ранг. Решающее значение имели количество и качество раздаваемых ценностей. Получатель, устраивая ответный потлач, стремился отличиться еще большим количеством и более высоким качеством подарков.

О потлаче лучше всего написал Ф. Боас: «Экономическая система индейцев Британской Колумбии, как и у цивилизованных народов, широко базируется на кредите. Во всех своих предприятиях индеец полагается на помощь своих друзей. Он обещает заплатить им за эту помощь впоследствии. Если оказанная помощь заключается в ценных вещах, измеряемых индейцами в одеялах, как мы измеряем их в деньгах, он обещает вернуть стоимость займа с процентами. Индеец не располагает системой письменности, и поэтому, чтобы обеспечить гарантии соглашению, оно совершается публично. Получение в долг, с одной стороны, оплата долга – с другой, – это потлач. Эта экономическая система развита до такой степени, что капитал, которым владеют все индивиды, объединенные в племя, намного превышает количество наличных ценностей, находящихся в распоряжении. Иначе говоря, условия совершенно аналогичны тем, которые господствуют в нашем собственном обществе: если бы мы пожелали, чтобы нам оплатили все наши займы, то обнаружилось бы, что в действительности денег для их оплаты никоим образом недостаточно. Результатом попытки всех заимодавцев погасить свои займы является разрушительная паника, от которой общество долго не может оправиться. Необходимо понять, что индеец, приглашающий всех своих друзей и соседей на большой потлач, где на первый взгляд растрачиваются результаты труда многих лет, преследует две цели, которые мы не можем не признать разумными и достойными похвалы. Первая цель – оплатить свои долги. Это совершается публично, с большими церемониями и в манере нотариального акта. Другая цель состоит в таком размещении плодов своего труда, чтобы извлечь наибольшую выгоду как для себя, так и для своих детей. Те, кто получает подарки на этом празднике, получают их как займы, которые они используют в своих теперешних предприятиях, но по прошествии нескольких лет они должны вернуть их с выгодой для дарителя или его наследника. Стало быть, потлач в конечном счете рассматривается индейцами как способ обеспечить благосостояние своих детей в случае, если они оставят их сиротами в юном возрасте...» Пиры оживляли социальные связи и облегчали обмен информацией. Инициации и бракосочетания, достижение степеней и возвышений в братствах, шаманистские и погребальные церемонии – все это осуществляется в ходе непрерывного потлача. Потлач требует ответного потлача. Существуют потлачи в любом направлении, соответствующие другим потлачам в любом направлении. Это постоянный процесс give and take («даем – получаем»).

Со временем лидеры все основательнее участвовали в организации этих пиров и претендовали на причитавшуюся за это славу. Общинные в прошлом пиры стали состязательными и на первый план выходила личность их организатора. Устроивший потлач говорил: «Я великий вождь, великое дерево, вы подо мной… изгородь вокруг меня... я даю вам имущество». Имя дающего потлач «тяжелеет», а от принятого потлача – «теряет в весе». Вождь «проглотил племена», которым раздал свои богатства; его “тошнит от собственности”. Большие люди на пирах едят мало, много едят зависимые и простые люди.

Потлач есть акт признания: бигмена признают и ему становятся признательными. Ему доверялось на хранение престижно-ритуальное богатство, причем oн мог использовать его по своему усмотрению, в т.

ч. числе и для престижных обменов.

Щедрость никогда не оставалась неоплаченной. Всякий дар возмещается с избытком. Процент общего избытка колеблется от 30 до 100 в год. Даже если за оказанную услугу человек получает одеяло от своего вождя, он вернет ему два по случаю свадьбы в семье вождя, возведения на трон сына вождя и т.д. Вождь же отдаст ему все вещи, которые он получит во время ближайших потлачей, когда другие кланы возместят его благодеяния. На первых порах “большой человек” занимался мобилизацией общинных ресурсов для организации церемоний в интересах всей общины и впоследствии общинники полностью возвращали себе свой первоначальный вклад.

В силу своего, как считалось, прямого родства с могущественными предками и исполнения должностных обязанностей вождь мог получать лучшие куски мяса, добытого на охоте, престижные виды рыбы или морских млекопитающих, плоды первого урожая, часть сырья, разрабатывавшегося на его территории, или изделий из этого сырья. Лучшие мастера считали честью создавать вещи для вождя и его домочадцев, а простые общинники часть своего времени посвящали обработке земельных участков вождя или починке его дома. Вождя регулярно снабжали вином, а бигмен мог тратить на производство наркотических напитков до половины урожая. Многие общины обеспечивали вождя зерном, железными мотыгами и солью. Вождь устраивал поминальные пиршества в честь умерших, не оставивших наследников, и за это к нему переходили их земельные участки.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.