WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 58 |

Следует искать общества тех, кого сопровождает удача, и избегать тех, кого постигает неудача или несчастье. Люди инстинктивно становятся на сторону того, кому везет, и стараются держаться поближе к нему. Люди рассчитывают стать сопричастными его счастью: благодетельные влияния, сказывающиеся на нем, распространяют свое действие и на спутников. В Судане хороший урожай приписывается счастью человека, который сажал или сеял. На следующий год все стремятся заполучить именно этих людей, предлагая им самую высокую плату.

Неудачу надо скрывать. Неудачник – человек, приносящий беду. И его наверняка ждет беда.

Еще до несчастного случая этот человек был намеченной жертвой дурных влияний. Вскоре обязательно последуют и другие беды. Всякий, кто не устранится от несчастного, разделит его несчастье. Несчастный случай открывает собой целую серию других несчастных случаев и бед.

Малейшая неудача, малейший неуспех в начале какого-нибудь предприятия погружают человека в отчаяние, уныние, хотя он знает, что беда поправима. Человек боится упорствовать, доводить дело до конца. Впрочем, опасны постоянная удача и неудача. Несчастный (счастливый) случай – знак и предтеча, знамение последующих несчастий, если не предусмотреть особых мер. Защитить способны только обереги (амулеты, талисманы), накапливаемые в форме украшений и сокровищ. Обездоленность – лишенность амулетов.

Главная собственность, неприкосновенная и возбуждающая наибольшую зависть – это собственность на имя и тотемический герб. Блюда, ложки, которые употребляют на торжествах, украшенные, резные, с эмблемой тотема клана – это живые, волшебные вещи, делающие так, чтобы собственность накапливалась.

Дарообмен – церемониальный обмен редких и уникальных благ, предметов роскоши и украшений, ритуальных изделий и символов статуса. Подлежавшие обмену престижные вещи выражали и символизировали удачу.

Ценность дара заключалась не столько в самой вещи, сколько в связи, которая устанавливалась и поддерживалась между дарителем и одариваемым. Связь устанавливалась по инициативе одной из сторон, которая предлагала другой стороне дар.

Отказ от дара рассматривался как оскорбление и приводил к вражде. В допетровской Руси особая царская милость проявлялась в том, что царь возвращал приносимые ему подарки. Попадая в руки царя и возвращаясь обратно, вещь приобретает некое новое качество, становится воплощением преданности подданного, с одной стороны, и царской милости – с другой.

Принятие дара накладывало на получателя обязательство ответного дара. Отдар не должен был следовать немедленно за даром, ибо это могло быть расценено как стремление быстрее оборвать связь и, как следствие, вызвать вражду. Но если дарополучатель слишком долго медлил с отдаром или если отдар был несоизмеримо мал, то связь обрывалась, и даритель также превращался во врага, что грозило войной. Если отдар происходил вовремя и был приблизительно равен дару, то за ним следовал новый дар, и все начиналось сначала.

Если отдариватель особо ценил эту связь, то в отдар он давал заведомо больше, чем получил, и тем самым ставил первоначального дарителя в положение человека, обязанного отдаривать. Тот в свою очередь мог отдарить с избытком над полученным.

Достоинство возмещения в одной из исландских саг определяется так: “Прими от меня этот плащ. Он послужит достойным возмещением за парус, потому что он настолько же лучше других плащей, насколько твой парус лучше любого паруса”. За разницу в статусе в придачу добавляется золотое запястье.

Наиболее ценный дар – женщина. Запрет на инцест обязывает выдавать женщин замуж за другого мужчину, и в то же время он устанавливает право на сестру и дочь другого мужчины. Женщина, с которой нельзя вступать в половую связь, предлагается другому. Запрет на инцест – обязанность отдавать.

Это наивысшее правило дарения.

Двойственность дара. Дар всегда – роковой дар. В основе дарообмена лежала уверенность в том, что вместе с даримым имуществом переходит некая частица сущности дарителя и получающий дар вступает в тесную связь с ним. Если же дар не возмещен, то получивший его оказывается в зависимости от подарившего. Приобретая дар от своего предводителя, воин не опасался этой зависимости, – наоборот, он стремился укрепить свои узы с вождем, надеясь получить вместе с подарком и удачу, которой был богат вождь. Подарок же другого человека, если он оставался неотплаченным, грозил утратой личной целостности и свободы, мог привести даже к гибели получателя дара. Поэтому спешили отдарить того, кто первым сделал подарок, либо уклонялись от его получения Живая часть дара – дух вещи – ставит получателя в зависимость от дарителя. Превосходства дарителя над принимающим дар выражается в представлении о том, что последний — нечто вроде раба, покуда он себя не выкупил (тогда «имя плохое», говорят индейцы хайда). Тлинкиты говорят, что «дары кладут на спину принимающих их людей». Ради освобождения от этой зависимости получатель дара преподносит отдар большей ценности. Дары циркулируют вместе с уверенностью, что они будут возмещены, имея в качестве гарантии силу даваемой вещи, которая сама есть эта гарантия.

Секрет удачи и счастья в том, чтобы давать, не хранить. В поэтическом сборнике жизненных поучений древних исландцев «Речи Высокого» говорится: «Добра не жалей, что нажито было, не скорби о потере; что другу обещано, недруг возьмет – выйдет хуже, чем думалось».

Жертвовать собой, приобретать только для того, чтобы отдавать – источник подлинной выгоды.

Одаривая, отдают себя, а отдают себя именно потому, что именно себя вместе со своим имуществом “должны” другим. Даваемая вещь воспроизводится в этом мире, а также последующих перерождения с при(до)бавкой. Каждый должен сделать свои дни плодотворными, раздавая пищу.

Создаваемые в дарообмене союзы относительно нерасторжимы. Постоянство влияния обмениваемых вещей – способ, которым подгруппы сегментированных архаических обществ постоянно встраиваются одна в другую, во всем чувствуя себя в долгу друг перед другом.

Дарооборот. Все уходит и приходит. Подарки нельзя потребовать обратно. Циркуляция знаков богатства беспрерывна и неотвратима, их нельзя ни хранить слишком долго, ни медлить, ни скупиться при избавлении от них, нельзя преподносить их никому иному, кроме как определенным партнерам в определенном направлении.

В церемониальном обмене туземцев Полинезии – «круг Кула» – по часовой стрелке перемещаются ожерелья из красных раковин. Против часовой стрелки циркулируют браслеты из белых раковин.

Ценность украшений растет вместе с числом и масштабами передач. Обладание ими дает высокий престиж, но владеть ими можно лишь временно. Слишком долгое хранение этих предметов наказывается.

Время кругооборота составляет от двух до десяти лет. Число партнеров по обмену ограничено кругом знати. В дополнение к кула-обмену партнеры делают обязательные подарки по случаю встречи для укрепления отношений. В обмен вовлечены обычаи, песни, танцы.

В архаическом обществе происходил постоянный обмен дарами. Подарками обмениваются по любому поводу, в связи с каждой услугой, и все возмещается впоследствии или даже тотчас же, с тем, чтобы быть перераспределенным незамедлительно Первого подарка добиваются изо всех сил упрашиваниями. Ради первого подарка угодничают перед будущим еще независимым партнером, которому платят первой серией подарков. Нельзя быть уверенным, что упрашивания будут приняты. Каждый из вручаемых подарков носит специальное имя;

их демонстрируют, прежде чем вручить. Торжественная передача вещи связывает партнеров полностью.

Последний дар, завершающий сделку, должен быть равен первому. При случае его можно взять силой или обманом. Если человек не может его отдать, он может вручить подарок ожидания, дающий отсрочку, успокаивающий эксдарителя.

Сувениры напоминают друг о друге. У якутов понятие «друг» выражается словом «атас», что означает «обменявшийся», а глагол «атаста» значит и «подружись», и «обменяйся». С этих пор у них «только одно сердце»; один из них становится тестем, другой — зятем, «это было так, как если бы они обменялись именами». Партнер по обмену – то же самое, что и сородич.

Дарообмен играл роль страховки: объединенные его узами индивиды как бы давали обязательство во всем помогать друг другу. Чем больше было у человека таких друзей, тем прочнее и шире оказывалась его социальная опора, тем свободнее он чувствовал себя и тем выше была его репутация.

Дарообмен лежит в основе товарообмена. Из системы подарков, даваемых и получаемых через какой-то срок, выросли, с одной стороны, непосредственный обмен (через упрощение, сближение ранее разделенных сроков), а с другой стороны, покупка и продажа (последняя — в рассрочку и за наличные), а также заем.

Круги дарообмена. По частоте инвестиций в виде подарков выделяют: интенсивно инвестируемый круг, эпизодически инвестируемый круг, очень редко инвестируемые круги.

Наиболее интенсивно инвестируется семейный круг родных, друзей и близких. В среднем подарки внутри семьи дарятся в семь раз чаще, чем во всех остальных случаях. Подарки дарятся не только на официальные календарные праздники и дни рождения, но и на значимые даты. Над содержанием подарка обычно задумываются и стараются учесть индивидуальные особенности одариваемого, чьи вкусы хорошо известны.

В эпизодически инвестируемые круги входят друзья, знакомые, соседи, коллеги по работе. Эти круги инвестируются периодически, например, на конкретные праздники. Подарки менее индивидуализированы, часто преподносятся просто как знак внимания. По стоимости эпизодически инвестируемые подарки дороже, чем инвестируемые в семейном кругу. Родители, например, и так любят, а менее знакомых людей или друзей неудобно одаривать скромно.

Подарки в очень редко инвестируемые, "спящие" круги дарятся нерегулярно, иногда в благодарность за оказанные услуги. Содержание подарка предельно универсально. Таким образом налаживаются связи, которые долгое время могут быть невостребованы, пребывать в "спящем" состоянии, но при необходимости они возобновляются, так как были уже раз установлены.

Человек выбирает, осознанно или подсознательно, только самых важных членов своей социальной сети, связь с которыми для него наиболее значима, и только им дарит подарки регулярно. На долю остальных приходятся лишь поздравления или другие знаки внимания.

Гостеприимство – институт, обеспечивающий чужому прием и заботу. Развитые формы гостеприимства ориентированы на человека, прибывшего издалека, незнакомого или малознакомого, а наиболее простые, зачаточные формы наблюдаются при приеме хорошо знакомого гостя, соседа или родственника. Во Франции для женщин, умеющих изобретательно встретить, вкусно накормить, увлеченно занять гостя, установлена награда – почетный знак “Голубая лента”.

Многие, вероятно, помнят с детства то чувство радостного нетерпения, которое охватывает при ожидании гостя. В представлениях многих народов его появление сулит счастье. «С гостем приходит счастье», – говорили кабардинцы. Для гостя предназначено лучшее из того, что есть дома. Каждая семья старается приберечь хоть что-нибудь для неожиданных гостей. Что укрыто от гостя, принадлежит дьяволу.

У адыгов существовал обычай засевать для гостей часть поля и держать специально для них определенное количество голов скота, которым хозяин владел номинально, гости – реально. В любом хозяйстве есть «доля гостя», которая принадлежит ему по праву. Гость имеет в моем доме свою долю и вносит в дом изобилие.

Зародышевую форму гостеприимства представляют собой кормления, призванные установить дружеские отношения с существами из чужого, враждебного мира. В дом приглашались умершие родственники, животные, природных стихии (мороз, ветер, тучи). Цель приглашения – предотвратить посещение незваных гостей в неурочное время. В ряде языков “гость” и “чужак” обозначаются словами одного и того же корня. Слово, обозначающее гостя, может относиться также и к богу (русское “гость” родственно “господин” и “господь”), но может обозначать и недобрых людей, незваных посетителей, воров.

Пришелец может оказаться и Богом, наделяющим счастьем и долей, и врагом, готовым лишить их (ср.

хевсурскую пословицу: “Жди гостя и смерти”). Все эти муки распознавания сменяются душевным равновесием, когда пришелец становится гостем.

Гостеприимство обосновывается представлением о том, что Бог в человеческом облике ходит по земле. Осетины встречают гостя словами: “Гость – Божий гость”. Каждый знакомый и тем более незнакомый посетитель мог оказаться посланником Бога или самим Богом, принявшим человеческий облик.

Гостеприимство помогало выжить. В черный год, когда не хватает пищи, нивх отправляется в гости, зная, что со временем ему отплатят тем же. Отправляясь в дальний путь, скотоводы не брали с собой запаса провизии: они знали, что в любой юрте их накормят и напоят, а если понадобится, то дадут лошадь или верблюда.

На Северном Кавказе феодально-зависимые крестьяне кормили и обслуживали челядь гостя своего феодала, а сами феодалы подолгу гостили у вассалов.

В наиболее общем случае гость ведет себя пассивно: принимает угощения и подарки, знаки внимания, но не проявляет существенной инициативы. Например, у адыгов вставать без нужды со своего места, выходить без сопровождения из кунацкой во двор, заглядывать на кухню, где готовят угощения, заговаривать с домашними считалось не вполне пристойным. У многих народов считалось крайне неприличным, чтобы гость вмешивался в семейные дела хозяина. Пассивность, неподвижность гостя соответствуют его высокому статусу. Во многих традициях хозяину полагалось стоять в присутствии гостя и есть только после него или только ту пищу, которую передавал гость. В начале ХХ века у белорусов Могилевской губернии во время семейных праздников гостей рассаживали по старшинству, причем старейшие родственники и почетные лица из местных жителей занимали места «на куте», а хозяин и хозяйка прислуживали гостям.

В самых разных традициях обязательный, принудительный характер имеет трапеза, и гость не может отказаться от нее, чтобы не обидеть хозяев. У многих народов считалось обязательным, чтобы хозяева упрашивали гостей есть. Где хозяйка не понукает гостей, там молодые люди, а особенно женщины, стыдясь есть, выходят из-за стола полуголодные. У нивхов во время медвежьего праздника величайшей честью для хозяина считается накормить гостей до пресыщения. Любезность доводится до того, что когда гость, объевшись жировой похлебки, начинает изрыгать ее обратно, хозяин почтительно подставляет рот и выпивает изрыгаемое.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.