WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 58 |

Эти дни исключались из производственного цикла, за исключением работ по дому и коллективных работ в пользу бедных вдов, погорельцев (за угощение или бесплатно). Даже рабов было не принято заставлять работать в праздничные дни. Верили, что за работу в праздник виновный понесет убыток вдвое больше дохода от работы. Нарушителей обычая могли избить, оштрафовать, сломать инвентарь, арестовать.

На сборные праздники специально съезжались окрестные жители. Неучастие в празднике считалось оскорбительным для общины. Такой человек терял уважение и презирался. Поскольку все стремились быть в центре праздника, что образовывался праздничный круг – последовательность поселений, поочередно отмечавших общий праздник. В Никольском уезде Вологодской губернии 16 деревень Подболотной волости справляли покров по очереди, при этом жители каждой деревни говорили: “У нас сегодня первый, пятый или двенадцатый покров”. В Покровско-Сицкой волости Ярославской губернии приходский праздник повсюду начинался в своем селе, после службы переходили гостить в ближайшие села, затем в дальние. Навстречу в том же порядке двигались жители дальних сел. После полного обхода тем же путем возвращались домой. Получалось встречное движение.

В разных странах на праздники приходилось от трети до половины дней года. В южноиталийском Сибарисе число праздничных дней превышало число рабочих. Поэтому имя жителей этого города – сибариты – стало впоследствии нарицательным для обозначения бездельников. Праздник освобождал от бремени земных забот, делал человека свободным и равным и другим. Чем больше праздников, тем лучше казалась жизнь. “Мы работаем ради праздника”, – говорили люди. В традиционном обществе на поддержание соседских отношений, статуса, достоинства времени не жалели, так как добрыми отношениями определялось благосостояние.

Братчина – устраиваемый в складчину общинный праздничный пир. Братчина-складчина устраивалась Роду и для всего рода. Отдельно от обычной трапезы ставили вторую трапезу Роду и рожаницам (Лада, Макошь, Марена). Приношениями на этой трапезе были кирпичный хлеб, кутья, сыр, вино или мед. Человек обращается к богам как к старшим по роду, как к родственникам, и для этого преподносит им жертвы.

Братчина есть неотъемлемый элемент ряда праздников. Братчины классифицируют как: 1) календарные (сезонные), связанные с цикличностью природной среды и, соответственно, хозяйственных занятий; 2) жизненного цикла, связанные с развитием человека от рождения и до смерти; 3) окказиональные, совершавшиеся не регулярно, а только по мере возникновения чрезвычайных обстоятельств (пожар, засуха, эпидемия, строительство дома, рытье колодца и другие); 4) профессиональные – обряды мельников, кузнецов, пастухов, пчеловодов. Братчина – это обряд, который сопровождал большинство жертвоприношений и сам, по сути, являлся таковым.

Зимой на Коляду, когда возрождалось солнце и рождались боги, братчина совершалась в честь всех богов, и в первую очередь солнца. Обряд колядования, который относится к зимнему солнцестоянию, напоминает братчину: группа колядников ходит по дворам, они поют песни и танцуют, наряжаются в козу, медведя, желают хозяевам всяческих благ, а в мешок собирают пожертвования. Так, А. Н. Афанасьев отмечал: «По всему вероятию, и сбор припасов имел некогда религиозное значение: жертвенные приношения и праздничное пиршество могли совершаться не только в каждой отдельной семье – перед ее отцовским очагом, но и сверх того – перед очагом князя, от имени всего подвластного ему племени, и в этом последнем случае должны были устроиться на общий счет, в складчину».

Пир длился от нескольких часов до месяца. Кости съеденных животных, восковые (или глиняные) хлеба (хлеб являлся наиболее сакральным видом пищи, связывался с культом солнца и как символ изобилия использовался для ритуального кормления предков) и другие приношения хоронились, топились в воде, сжигались. Жертвы преподносились богам и четырем стихиям мироздания, возносились молитвы или заговоры.

Братчина, как родовой пир, возникла на небе. Братчина опосредовала отношения между богами и людьми. Жертва была залогом будущего единства. Именно боги объединены родственными узами и объединяет их Род – верховный бог. Каждый из богов наделен определенными функциями, и потому имеет свое место на пиру. На пиру боги разрешали вопросы, которые были связаны со всем живым на земле.

Братчина образовывало братство по еде, т. е. круг братьев. На братчине по кругу пускалась «рядобная» чаша – братина круглая по форме. Выпивались три рядобные чаши, остальные можно было не пить. Если чаша кого-либо обходила, это считалось оскорблением, так как именно этой чашей древний славянин чествовал богов на пиру и чувствовал себя полноправным членом общего собрания или общины. При братчине люди, участвующие в общей трапезе и сидящие за одним столом, объединены общими узами.

Родство по пище и пищевые запреты.. Изначально в братчине участвовал один род, который подчеркивал свою кровную связь единым питьем и пищей. Общность еды создает общность рода. Родство по пище равно родству по крови. Родство по крови постепенно уступает место «родству по пище».

Так возникает явление пищевой экзогамии. Люди, которые вместе едят, не могут вступать друг с другом в брак. Мужчины и женщины, которые регулярно сообща трудятся и вместе едят, смотрят на себя в результате этого как на братьев и сестер. (Служебный роман в этом смысле напоминает инцест). Совместная резиденция, проживание людей (буквально “соприкасающихся носами”) в одном поселении тоже создает родство. Родство, основанное на том, что люди вместе живут, трудятся и едят, объединяет их в один род.

Род олицетворяется тотемом. Связь родов с тотемами либо генеалогическая, либо локальная – посредством территориальной общности рода с местопребыванием духов, вышедших из тела мифологического предка. Тождество, постулируемое между тотемом и человеком, влечет за собой пищевой запрет, поскольку употребление в пищу животного было бы равнозначно автоканнибализму. Поэтому для первобытного человека окружающие его вещи делятся на съедобные и несъедобные. Пищевые запреты мотивируются: 1) происхождением от тотемного предка; 2) воплощением в данном виде бога, 3) существованием в мифологическом время брачной связи между предком и богом.Тотемизм устанавливает эквивалентность между сообществом природных видов и универсумом социальных групп.

Из отождествления по плоти и крови клана и тотема проистекают одновременно как правило клановой экзогамии, так и пищевые запреты: подобное не должно смешиваться с подобным, будь то пищевое потребление или соитие. Существует взаимозависимость между правилами вступления в брак и пищевыми запретами. Среди тикопия Океании муж воздерживается от употребления в пищу животных и растений, запретных для его жены, так как принимаемая пища влияет на образование спермы. Если мужчина поступает иначе, то в момент соития он введет в тело жены запрещенную пищу.

Кровное родство осмыслется как родство по еде. Акт зачатия мыслится как вхождение в женщину зародыша вместе с пищей. Во всем мире человеческое мышление усматривает настолько глубокую аналогию между соитием и потреблением пищи, что в большом числе языков эти два процесса обозна чаются одним и тем же словом. У йоруба “кушать” и “жениться” выражаются одним словом, имеющим общее значение “добывать”, обретать”. Во франзуском языке глагол “потреблять” применяется и к браку и к пище. В языке йяо полустрова Кейп-Йорк слово кута кута имеет двоякое значение инцеста и каннибализма, являющихся гиперболическими формами сексуального союза и потребления пищи. Понапе одним и тем же словом обозначают потребление тотема и инцест, а у африканских машона и амтабеле слово “тотем” имеет значение и “вульва сестры”, что косвенно подтверждает эквивалентность совокупления и питания. Поскольку поедание тотема – форма каннибализма, то у вотьобалук Австралии съедают человека, похитившего женщину, запрещенную законом экзогамии.

Метафорически мужчина – едок, а женщина – пища. Это инверсия матриархальной темы vagina dehtata, которая нашла отражение в философии Дальнего Востока, где искусство постели для мужчины заключается в том, чтобы не допустить поглощения женщиной его витальной силы. Среди курнаи (Австралия) женщины принуждали слишком сдержанных мужчин к вступлению в брак, убивая мужской тотем; следовало сражение, положить конец которому могла лишь помолвка.

Тотемические запреты составляют только часть множества пищевых запретов. Многие объекты табуированы из-за ассоциаций с конкретными опасностями и угрозами. У ндембу колдун чтобы не потерять способность концентрации внимания не должен есть мясо зебры, пятнистого лесного оленя. В период инициации девушкам и юношам лувале запрещается употреблять мясо животных, символизирующих кровь, боль и пр.

Постепенное ограничение тотемических запретов осуществлется в различных формах. Так, например, тотемическое животное разделяется на: 1) часть, потребляемую в пищу; 2) почитаемую и сохраняемую часть; 3) орнаментально используемую эмблематическую часть. Или животное запретно, пока вождь не отведает ее. Половозрастным группам (или кланам фратрии) могут быть дозволены определенные части убитого животного – голова, лапы, покожный жир и т.д. Соответственно происходит раздел животного на части после его коллективной добычи. Вторичные тотемические запреты (касающиеся материнского тотема) снимаются, если та или иная пища добывается с помощью человека из другой фратрии. Экзогамный брак и мотивировался необходимостью привлечения брачного партнера из фратрии, имеющей привилегию и обязанность проводить обряды, умножающие численность тотемического вида.

Задания и упражнения:

1) Какую роль в истории экономики играл религиозный институт жертвоприношений 2) Вспомните, как вы пожертвовали кем или чем-нибудь и ради какого альтернативного блага. 3) «Взвейтесь кострами белые ночи…»: в чем заключается значение разведения костров для экономического воспитания 4) Укажите хозяйственные функции богов древних греков и славян. 5) Поберите факты, доказывающие жертвенное происхождение денег. 6) Каким образом в рекламе, маркетинге и организации торговли учитываются закономерности праздничных циклов 7) Вспомните, какие меры принуждения к нежелающим праздновать применяются сегодня 8) С записями расходов и чеками в руках оцените динамику и общую сумму издержек, связанных с празднованием Нового года (8-го марта, 23 февраля). 9) Какой труд по классификации Н.Г. Чернышевского вы предпочитаете: выгодный или убыточный Как ваши предпочтения объясняются особенностями жизни в родительской семье 10) Устройте маленький праздник по всем правилам братчины. 11) Какие трапезы в настоящее время организуются вскладчину 12) В чем заключается сходство между братчиной и пикником 13) Укажите своих родственников по пище. 14) Опросив старших товарищей, составьте годовой график пирушек в трудовом коллективе 15) Дайте комплексную экономическую оценку конкретной коллективной трапезе.

Рекомендуемая литература:

– Абрамян Л.А. Первобытный праздник и мифология. Ереван, 1983.

– Арутюнов С.А., Мкрутмян Ю.И. Проблемы типологического исследования механизмов жизнеобеспечения в этнической культуре // Типология основных элементов традиционной культуры.

М., 1984.

– Афанасьев А.Н. Религиозно-языческое значение избы славянина // http://www.patentmcci.ru/new/i/izba_af.htm – Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представления восточных славян. Л., 1983.

– Балушок В.Г. Годовой цикл обрядности украинских городских ремесленников эпохи феодализма // Советская этнография. 1990. № 4.

– Бернштам Т.А. Будни и праздники: поведение взрослых в русской крестьянской среде (XIX - начало XX века). // Этнические стереотипы поведения. М., 1985.

– Брегадзе Н.А. К интерпретации “поганых дней”: новогодний праздник в аграрном календаре // Этнографическое обозрение. 1994. № 6.

– Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1984.

– Воронина Т.А. Проблемы этнографического изучения русского православного поста // Этнографическое обозрение. 1997. № 4.

– Жерар Р. Насилие и священное. М., 2000.

– Календарно-праздничная культура народов Передней Азии: Традиции и инновации. М., 1997.

– Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Зимние праздники. М., 1973.

– Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Исторические корни и развитие обычаев. М., 1983.

– Календарные обычаи и обряды у народов Восточной Азии. Новый год. М., 1985.

– Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии: Годовой цикл. М., 1989.

– Календарные обычаи и обряды народов Передней Азии. Годовой цикл. М., 1998.

– Календарные обычаи и обряды народов Юго-Восточной Азии: Годовой цикл. М., 1993.

– Календарь в культуре народов мира. М., 1993.

– Козлов В.И. Жизнеобеспечение этноса: содержание понятия и его экологические аспекты // Этническая экология. Теория и практика. М., 1991.

– Кокс Х. Праздник шутов: Теологический очерк празднества и фантазии (Реферативное изложение И.Б.Роднянской) // Современные концепции культурного кризиса на Западе. М., 1976.

– Крупник И.И. Арктическая этноэкология. Модели традиционного природпользования морских охотников и оленеводов Северной Евразии. М., 1989.ю – Культура жизнеобкспечения и этнос. Опыт этнокультурологических исследований (на материалах армянской сельской культуры). Ереван, 1983.

– Лимбай Н.А., Муканов М.С., Аргынбаев Х. Традиционная культура жизнеобеспечения казахов:

Очерки теории и истории. Алматы, 1998.

– Лопухова О.Б. Символика ритуала жертвоприношения в Древней Греции (Обзор) // Личность и общество в религии и науке античного мира. М., 1990.

– Мосс М. Очерк о природе и функции жертвоприношения // Мосс М. Социальные функции священного / Избранные произведения. СПб., 2000.

– Ортега-и-Гассет Х. О спортивно-праздничном чувстве жизни // Философские науки. 1992. № 12.

– Православная трапеза. Самара, 1998.

– Пропп В.Я. Русские аграрные праздники. СПб., 1995.

– Рикман Э.А. Место даров и жертв в календарной обрядности // Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Исторические корни и развитие обычаев. М., 1983.

– Рыжакова С.И. Реконструкция обрядовых локусов латышских календарных праздников // Этнографическое обозрение. 1995. № 5.

– Ситнянский Г.Ю. Хозяйственный год современного киргизского животновода // Этнографическое обозрение. 1997. № 5.

– Соколова В.К. Весенне-летние календарные обычаи русских, украинцев и белорусов. М., 1979.

– Старкова Ю.Ю. Братчина-пир в языческой традиции Древней Руси // http://www.paganism.ru/feast.htm – Уарзиати В. Праздничный мир осетин. Владикавказ, 1995.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 58 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.