WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 30 |

Минпромнауки в 2003 г. также провело инвентаризацию научных организаций России, по результатам которой выяснилось, что из 2800 государственных научных организаций около 500 не имели аккредитации, а следовательно, фактически перестали быть научными. Было выявлено, что сохраняется значительное число государственных отраслевых институтов, в то время как соответствующие отрасли промышленности почти полностью приватизированы. Так, в химической промышленности частными являются 97% предприятий, и одновременно действует 21 государственный отраслевой институт химического профиля. Аналогичная ситуация в автомобильной промышленности, фармацевтике. Таким образом, государство несет излишнюю нагрузку по содержанию сети организаций, которые по логике должны относиться к внутрифирменному, корпоративному сектору науки. Поэтому была сформулирована задача сокращения государственного сектора науки, объединения государственных организаций со схожей тематикой в крупные межотраслевые структуры федерального уровня, создания центров передовых исследований на базе существующих научных организаций либо путем объединения наиболее продуктивных научных групп из разных организаций. Все это нашло отражение в Программе социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу. Ясного перечня критериев отбора организаций поИнтервью с Б.Алешиным, вице-премьером Правительства РФ по промышленной политике // Известия, 15.05.2003.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2003 году тенденции и перспективы ка не представлено. Планируется проводить аккредитацию в соответствии с международными стандартами сертификации качества ИСО 9 000 и ИСО 14 000, а также на основе таких далеко не ко всем институтам прикладной направленности применимых параметров, как число публикаций и их цитируемость.

Система ГНЦ, находящаяся под патронажем Минпромнауки, не претерпела никаких изменений. Уже не первый год продолжается обсуждение реформирования сети ГНЦ, но на сегодняшний день реструктуризация не началась. ГНЦ по своей эффективности оказались очень разными, а сложившиеся пропорции их финансирования из государственного бюджета, установленные в 1993 г., продолжают действовать и в настоящее время.

3.5.6. Совершенствование законодательной базы В 2003 г. совершенствование законодательной базы шло по трем основным направлениям:

развитие отраслевого законодательства в сфере науки;

совершенствование нормативно-правовой базы регулирования прав на объекты интеллектуальной собственности;

изменение общего законодательства, затрагивающего в том числе и интересы научной сферы.

Весь год шло обсуждение и согласование изменений, которые должны быть внесены в основополагающий отраслевой закон – Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике». Наиболее сложно идет согласование позиций по такому вопросу, как статус РАН (статья 6 Закона), поскольку в нынешнем своем виде статус Академии не соответствует действующему законодательству и в первую очередь Гражданскому кодексу. Речь идет о возможном придании «специального» статуса РАН, а значит, о выведении этой организации из общего правового поля. Другая проблема – это изменение критериев отнесения организаций к научным и, в частности, возможная отмена действующего норматива соотношения 70:30, согласно которому в научных организациях не менее 70% общего объема работ должны составлять НИОКР.

Это тормозит развитие инновационной деятельности, а также не дает возможности вузам получать аккредитацию в качестве научных организаций. Предлагается либо изменить пропорции, либо вообще отказаться от этого соотношения, чтобы, например, в конкурсах на получение государственных контрактов могли принимать участие не только научные организации, но и любые другие, имеющие необходимый потенциал.

Помимо закона «О науке» обсуждалась необходимость разработки специального Закона о государственных научных фондах, который отразит основные принципы работы фондов – вневедомственность, конкурсность, адресность, безвозмездность и безвозвратность финансовой поддержки, закрепит за ними право быть распорядителями бюджетных средств, финансировать исследования в форме грантов (с соответствующим определением понятия «грант») и иметь возможность участвовать в поддержке инновационно-ориентированных работ. Все эти положения в действующем законодательстве не проработаны, и поэтому принятие специального закона действительно актуально. В таком законе должны быть также уточнены процедуры проведения конкурсов (которые отличаются от порядка, принятого для государственного заказа на НИОКР), предусмотрены правила передачи объектов интеллектуальной собственности организациям-разработчикам.

Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru В области регулирования прав на объекты интеллектуальной собственности (ИС) главным событием 2003 г. стало принятие нового Патентного закона РФ20. Его проект был подготовлен с учетом положений ряда международных соглашений в области правовой охраны ИС, главным образом Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение TRIPS) и Договора о патентном праве.

Раздел III Патентного закона был дополнен нормами (статья 9.1), регулирующими отношения, связанные с правами на объекты промышленной собственности, созданные с использованием государственных средств, в том числе при выполнении работ для федеральных государственных нужд и нужд субъектов РФ по государственным контрактам и при выполнении работ по договорам. В соответствии с этой статьей право на получение патента может принадлежать государству при выполнении следующих трех условий:

1. Изобретение должно быть создано при выполнении работ по специальному договору, имеющему статус «государственного контракта для федеральных государственных нужд или нужд субъекта РФ».

При этом под федеральными государственными нуждами понимаются потребности РФ в продукции, необходимой для решения задач жизнеобеспечения, обороны и безопасности страны и для реализации федеральных целевых программ и межгосударственных целевых программ, в которых участвует РФ. Используемые в Законе формулировки являются достаточно широкими и охватывают любые виды объектов жизнеобеспечения деятельности государства, выходя за рамки обороны и безопасности. Тем самым существенно расширен круг правоотношений, которые могут быть урегулированы в рамках госконтрактов.

2. Если государственным контрактом не установлено, что это право принадлежит исполнителю (подрядчику).

При заключении госконтракта право на получение патента на изобретение может быть закреплено за исполнителем, так как госзаказчик, например, может быть не заинтересован в получении патента или такое право не закреплено в результате договоренности сторон. По оценкам, финансовые затраты на правовую охрану изобретений составляют около 10% стоимости НИОКР. Как показывает практика, государственные заказчики в лице федеральных органов исполнительной власти не склонны брать на себя ответственность за коммерциализацию результатов научно-технической деятельности, поскольку не располагают необходимыми информационными, людскими и финансовыми ресурсами. Однако первый опыт применения нового Патентного закона свидетельствует о том, что министерства и ведомства, тем не менее, предпочитают включать в контракты положение о том, что результаты работ принадлежат заказчику, не предусматривая при этом дополнительных финансовых затрат на осуществление патентного поиска и на дальнейшую коммерциализацию результатов работ.

3. Если государственный заказчик подал заявку на выдачу патента в течение шести месяцев с момента его уведомления в письменной форме исполнителем (подрядчиком) о получении результата, способного к правовой охране в качестве изобретения, полезной модели или промышленного образца.

Во всех иных случаях правообладателем может являться любое физическое или юридическое лицо или их правопреемники.

Федеральный закон от 07.02.03 № 22-ФЗ.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2003 году тенденции и перспективы Следует отметить, что Патентный закон, прояснив ситуацию для случая выполнения работ по госконтрактам, оставил неурегулированными те ситуации, когда финансирование ИР из средств бюджета происходит на основе других форм – например, субвенций или субсидий.

Далее, Патентный закон не устанавливает порядка передачи ИС от государства к организациям-исполнителям в случаях, когда такое решение принимается, и таким образом не стимулирует вовлечение ИС в хозяйственный оборот. Поэтому Патентный закон, даже в своем усовершенствованном виде, не в состоянии разрешить противоречия, заложенные в действующем законодательстве.

Нерешенность вопросов, касающихся передачи прав на объекты интеллектуальной собственности, созданной за счет бюджетных средств, приводит к тому, что они практически не коммерциализируются: так, по данным Роспатента, среди всех запатентованных изобретений только 40% были профинансированы из бюджетных источников, и начиная с 1997 г. доля патентов, которые когда-либо лицензировались, составляет менее 2%, тогда как в странах ОЭСР этот показатель варьируется от 20 до 40%21.

Принимая во внимание то, что при создании 80% объектов интеллектуальной собственности используются бюджетные средства, данные Роспатента свидетельствуют о крайне низком уровне коммерциализации разработок, профинансированных из средств государственного бюджета.

В сфере пересмотра общего законодательства интересы науки были затронуты при внесении изменений и дополнений в часть II Налогового кодекса РФ и внесении изменения и дополнения в статью 20 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ».

Речь шла о лишении государственных научных организаций льготы по налогу на имущество с соответствующим увеличением финансирования. По итогам работы согласительной комиссии в перечень организаций, освобождаемых от налога на имущество, были включены шесть государственных академий и сеть ГНЦ. Однако налоговая льгота распространяется только на то имущество, которое используется в целях научноисследовательской деятельности. Причем оставленная льгота утрачивает силу с 1 января 2006 г.

3.5.7. Уровень инновационного развития Присутствие России на международном рынке наукоемкой продукции пока незначительно: ее доля составляет, по разным оценкам, от 0,35% до 1%. Это ниже не только показателей развитых стран мира, но и развивающихся стран Азии. Показатели торговли российскими технологиями на международном рынке демонстрируют рост ее масштабов и географии. Однако в структуре экспорта продолжают преобладать неохраноспособные виды интеллектуальной собственности, менее ценные с коммерческой точки зрения. На долю соглашений, предметами которых являлись патенты, патентные лицензии и товарные знаки, приходится не более 2% экспорта и 10% импорта технологий. В целом в прошедшем году коэффициент изобретательской активности (число отечественных патентных заявок в расчете на 10 тыс. населения) упал22.

Еще один важный показатель уровня инновационного развития экономики – это количество и виды деятельности технологических альянсов, транснациональных компаний, Turning Science into Business: Patenting and Licensing at Public Research organizations. OECD, 19 Feb.

2003, DSTI/STP (2003) 22. Р. 70.

Наука России в цифрах – 2003. М.: ЦИСН, 2003. С. 103.

Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru совместных научно-технических организаций. По разным оценкам, российские компании входят в число 90–180 международных технологических альянсов, что в 3–4 раза ниже показателей для таких стран, как Италия, Швеция, Швейцария, и в 8–12 раз ниже показателей для Великобритании, Германии, Франции. Однако доля организаций иностранной и совместной форм собственности в научно-технической сфере России растет.

На сегодняшний день в инновационной сфере нет необходимой «критической массы» финансирования из различных источников, развивается диспропорция между фундаментальными, прикладными исследованиями и разработками, нет достаточной инфраструктуры и устойчивых связей между основными звеньями инновационной системы – учреждениями высшего образования, научными организациями, малыми инновационными предприятиями и промышленностью. Так, доля прикладных исследований сократилась до 15,9%23, что свидетельствует об ослаблении связей между этапами инновационного цикла.

Вследствие названных факторов доля инновационно-активных предприятий продолжает оставаться небольшой, а число малых инновационных предприятий (МИП) постоянно сокращается (за последние два года в отрасли «Наука и научное обслуживание» число малых инновационных предприятий сократилось на 23,2%).

В 2003 г. наблюдалась тенденция возврата коллективов малых фирм в структуру тех организаций, от которых они когда-то отделились. Многие МИП возникли на базе старых разработок, средства в НИОКР вкладывались небольшие, вопросам интеллектуальной собственности уделялось незначительное внимание, общая законодательная среда для деятельности МИП была неблагоприятной, и в итоге ряд фирм потерял свою инновационную направленность, а другие готовы вернуться к научной работе в НИИ и вузы. Сегодня на долю МИП приходится 1% патентов от общего числа российских патентов, выданных российским заявителям, а лицензируется только 2% всех патентов24.

Это свидетельствует о том, что МИП выпускают готовую продукцию без изменений и не используют интеллектуальную собственность.

В настоящее время действует целый ряд факторов, препятствующих созданию и развитию малых инновационных предприятий, но их состав в последние годы меняется. Если в 1999 и 2000 гг. главными лимитирующими факторами были недостаток финансовых средств и экономическая нестабильность в стране, то в 2003 г. на первые места выдвинулись такие причины, как неразвитая инфраструктура в сфере коммерциализации технологий, несовершенство законодательной базы и только на третьем месте – недостаток инвестиций25. Неразвитая инфраструктура для малых предприятий выражается в том, что государство поддерживает малый бизнес в очень скромных масштабах и в то же время не предоставляет гарантий для того, чтобы МИП могли шире использовать заемные средства.

В лучшем с этой точки зрения 1999 г. доля прикладных исследований составляла 17,4%. Источник:

Наука России в цифрах – 2003. М.: ЦИСН, 2003. С. 87.

Материалы Парламентских слушаний в Государственной Думе РФ «Законодательное обеспечение использования научной и научно-технической продукции в гражданском обороте». Москва, 22.05.2003 г.

Экспресс-опрос 400 директоров малых инновационных предприятий. Источник: Салтыков Б. Оценка социально-экономической эффективности Проекта развития инновационной инфраструктуры. Доклад для Мирового банка. М., 2003. С. 10.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.