WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Вместо этого денежная масса была крайне волатильной, что свидетельствует как о регулярной покупке Банком России валютных резервов в ответ на приток иностранной валюты, так и о колебаниях спроса на деньги.

Если провести сравнение с Польшей периода 1993—1997 гг. (до начала таргетирования инфляции), мы обнаруживаем, что инфляция в этой стране, действительно, была намного более волатильной, а валютный курс — намного менее волатильным. Интересно, однако, что польский обменный курс был все равно более волатилен, чем денежная масса в обращении (пусть и не намного), что свидетельствует о том, что допускались колебания валютного курса.

Действительно, волатильность польского обменного курса в 1994—1998 гг.

выше российского обменного курса в 2000-е годы. Более того, для польской инфляции было характерно весьма большое среднеквадратичное отклонение до начала ее таргетирования, значительно большее, чем в России сегодня.

После начала ее таргетирования, волатильность инфляции упала значительно, но Россия отстает от нее ненамного (табл. 1). Следовательно, России стоит ожидать, что для достижения такой же степени стабильности цен, как в Польше, слишком сильно жертвовать стабильностью курса не придется.

Обобщим сказанное. Переход к таргетированию инфляции в России может привести в существенному увеличению колебаний номинального валютного курса, особенно если учитывать, что главная движущая сила российского обменного курса — цена на нефть. Среднеквадратичное отклонение номинального курса может вырасти примерно в два раза. Напротив, колебания денежной массы, по-видимому, уменьшатся также примерно в два раза, потому что денежные власти прекратят реагировать на колебания в экспортных доходах посредством интервенций на валютном рынке. При этом стоит еще раз отметить, что увеличения волатильности обменных курсов можно во многом избежать, если будет обеспечена надежность Стабилизационного фонда, при строгом использовании которого экономика будет защищена от флуктуаций цены на нефть.

Влияние колебаний обменного курса на экономический рост Итак, мы приходим к выводу, что после перехода к политике таргетирования инфляции достаточно сильно вырастет волатильность обменных курсов, в то время как средний уровень реального обменного курса, как и сейчас, будет определяться другими факторами, главным образом, ценой на нефть.

Колебания реального курса могут оказывать разный эффект на различные сектора экономики и могут быть очень вредны для тех секторов, которые 3 Предпосылки и последствия внедрения таргетирования инфляции в России особенно сильно конкурируют с импортом. Поэтому важно оценить эффект реального курса как на экономику в целом, так и на отдельные отрасли.

В рамках проекта «Анализ влияния денежно-кредитной политики на развитие банковского сектора» был проведен ряд эконометрических исследований, оценивающих связь колебаний реального обменного курса и экономического роста в России13. Подробное описание методов оценки можно найти в отчете, здесь же мы приведем основные результаты. Общий вывод заключается в том, что нельзя однозначно сказать, как реальный курс влияет на экономический рост, так как это сильно зависит от причин колебаний реального курса.

• В случае, если реальный курс укрепляется в результате притока в страну капитала или увеличения экспортных доходов, общий эффект на всю экономику, включая импортозамещающие сектора, оказывается положительным. При этом реальный курс является не причиной, а следствием увеличения спроса. Таким образом, реальное его укрепление, произошедшее в России в последние годы, скорее всего, не нанесло вред ни российской экономике, ни отдельным секторам промышленности.

• В случае, если реальный курс изменяется из-за увеличения реальных издержек, таких, как тарифы естественных монополий, экономический рост замедляется прежде всего в импортозамещающих секторах. Однако, опять-таки, реальное укрепление в данном случае отражает увеличение издержек, которые являются причиной замедления экономического роста. Более того, увеличение таких тарифов не связано с денежной политикой и может быть обосновано только как вынужденная необходимость при реформировании естественных монополий. С таким изменением тарифов приходится считаться как с внешним обстоятельством.

• В случае, если реальное укрепление экзогенно, то есть не является равновесным, как это было, например, в период валютного коридора 1995— 1998 годов, четкого влияния реального укрепления на всю экономику в целом не наблюдается. Существует эффект замещения, от которого в первую очередь страдают химическая промышленность и промышленность строительных материалов. Также страдают сырьевые отрасли — топливная, лесная и металлургическая промышленность — вследствие того, что их валютная выручка теряет покупательную способность. При этом из-за эффекта дохода выигрывает сектор неторгуемых товаров и услуг.

Общее же воздействие на экономику практически неотличимо от нуля.

Однако при оценке эффекта реального курса следует учитывать тот факт, что эконометрические исследования способны выявить эффект реального курса только на существующие сектора экономики. Целые сектора сейчас практически не представлены в российской экономике, например, почти не существует производства электроники. Эти сектора, в основном высокотехнологические, в развитых экономиках создают основной спрос на образование и технический прогресс, поэтому их отсутствие может повлиять на долгосрочный рост российской экономики. Появиться же им может мешать хронически дорогой рубль, стоимость которого держится на высоком уровне благодаря сырьевому экспорту, — это явление называется в экономической литературе «голландской болезнью». Однако лечение «голландской болезни» методами денежной политики невозможно, так как она представляет собой структурную проблему экономики и выходит далеко за рамки данного исследования.

Эконометрический анализ был проведен Н. Ивановой (Женевский Университет, ЦЭФИР), К. Сосуновым (ГУ–ВШЭ) и Е. Шариповой (Аналитический центр «Экономакс»). Также была использована работа: Ivanova N. Estimation of own- and cross-price elasticities of disaggregated imported and domestic goods in Russia. EERC Working Paper 05/13E. 2005.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.