WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Из рисунка 1, разумеется, не следует, что реальное удорожание не вызвало уменьшения конкурентоспособности отечественных промышленных товаров. Поскольку цены на продукцию легкой промышленности выросли в том же соотношении, как и индекс потребительских цен, это означает, что они повысились примерно на 180%, что составляет показатель кумулятивной инфляции в период 1999—2004 гг. В то же время цены на импортные товары выросли гораздо меньше, поскольку курс доллара увеличился с января 1999 г.

всего лишь примерно на 25%, евро — на 33%, а кумулятивная инфляции не превысила 15% ни в США, ни в Еврозоне.

Значительную часть индекса цен на услуги составляют регулируемые правительством тарифы, в том числе на жилищно-коммунальные услуги и транспорт. Это обстоятельство лежит в основе часто высказываемого тезиса, что источником инфляции (а следовательно, повышения реального валютного курса) в России является рост контролируемых государством цен и что, следовательно, повышение реального валютного курса определяется государственной политикой. По нашему мнению, эта точка зрения не вполне точно отражает реальность. Рост цен на услуги является не причиной повышения реального валютного курса; он сам и есть повышение реального Алексей УлюкАеВ, Олег ЗАМУлин, Максим кУликОВ валютного курса. Причиной же, скорее всего, является приток «нефтедолларов» и, как следствие, увеличение спроса внутри страны. Именно этот спрос обусловил повышение цен на все товары, но больше всего на услуги, которым не приходится конкурировать с импортом. Соответственно, по данным Росстата, средняя реальная заработная плата более чем удвоилась.

По нашим оценкам, повышение реального валютного курса, наблюдаемое с 1999 г., примерно соответствует теоретическому прогнозу при условии роста валютных поступлений9.

Здесь имеет смысл сравнить реальное удорожание российской валюты, имевшее место в 1995—1998 гг. и ставшее одной из причин финансового кризиса, и посткризисное реальное укрепление. Часто можно услышать озабоченность тем, что реальный курс сейчас приблизился к докризисному уровню, что чревато повторными катаклизмами. На наш взгляд, природа текущего укрепления в корне отличается от предыдущего, и оно не должно вызвать опасений грядущего кризиса. В 1995—1998 гг. укрепление явилось последствием политики валютного коридора, введенного с целью остановки высокой инфляции 1992—1995 годов. Такая тенденция довольно часто наблюдается в странах, использующих такой метод остановки инфляции10.

Происходит это потому, что после фиксации номинального курса цены по инерции продолжают расти в силу того, что центральный банк продолжает расширять денежную массу, несмотря на фиксированный номинальный курс. Так или иначе происходит неравновесное укрепление национальной валюты, не подкрепленное никакими основополагающими факторами, которое и может привести к кризису. Следовательно, докризисный реальный курс был не «высоким», а завышенным, и именно это было слабым местом российской финансовой системы.

Однако посткризисное укрепление, вероятно, вызвано именно равновесными причинами, главным образом, притоком «нефтедолларов» и, хотя и в меньшей степени, ростом производительности труда. Следовательно, текущий курс следует считать именно высоким, но не завышенным.

Подытоживая сказанное, подчеркнем, что, по нашему мнению, реальный валютный курс рубля определяется главным образом доходами от сырьевого экспорта. Что же касается номинального валютного курса, он диктуется в первую очередь Банком России. Вследствие сдерживания номинального валютного курса реальное удорожание происходит через рост цен и внутренней инфляции, а не через корректирование номинального курса.

Динамика денежных показателей, обменного курса  и реального роста при таргетировании инфляции Если главное внимание уделяется удержанию инфляции на определенном уровне, другие переменные, и особенно валютный курс, непременно становятся более подвижными и, в принципе, более волатильными. Однако данный тезис не следует абсолютизировать. Даже в случае таргетирования инфляции валютные курсы должны оставаться важным показателем, за коСм.: Zamulin O., Sosunov K. Can Oil Price Explain the Real Appreciation of the Russian Ruble in 1999—2005 // Тр. № 83 / ЦЭФИР, РЭШ. 2006. (Работа подготовлена в рамках исследовательского проекта Российской экономической школы «Поведение реального курса в переходной экономике» в 2002—2004 гг.).

Подробнее см.: Calvo G., Vgh C. Inflation Stabilization and BOP Crises in Developing Countries // J. Taylor, M. Woodford (eds). Handbook of Macroeconomics. North Holland, 1999. Vol. C.

P. 1531—1614.

34 Предпосылки и последствия внедрения таргетирования инфляции в России торым должен следить центральный банк. Зачастую, как будет показано ниже, стабилизация обменного курса является частью политики стабилизации инфляции. Н. Батини и Д. Лакстон11 отмечают, что страны, перешедшие к политике таргетирования инфляции, в целом смогли стабилизировать колебания обменного курса в большей степени, чем те страны, которые не придерживаются такой политики. Разумеется, при этом волатильность курса все же увеличилась в тех странах, которые до таргетирования инфляции придерживались политики фиксированного обменного курса.

Почему же некоторая стабилизация курса важна при таргетировании инфляции Следить за ним необходимо хотя бы потому, что колебания номинального валютного курса транслируются в цены импортных товаров во внутренней потребительской корзине и тем самым отражаются и на уровне инфляции. Следовательно, реакция властей на колебания номинального курса особенно важна в России, где степень переноса номинального курса в индекс потребительских цен очень высока. Это, в том числе, объясняется распространенной практикой номинирования цен в иностранной валюте, главным образом, в долларах США, или условных единицах. Эта практика усложняет действия денежных властей, так как им приходится в большей степени концентрироваться на стабилизации курса. Однако стоит ожидать, что со временем по мере стабилизации инфляции и увеличении доверия к отечественной валюте степень переноса номинального курса в цены снизится, как в большинстве других стран, и следовательно, Банку России можно будет обращать меньше внимания на флуктуации номинального обменного курса.

Чтобы иметь возможность прогнозировать колебания номинального обменного курса в режиме таргетирования инфляции и реагировать на эти колебания, центральному банку нужно иметь представление о движущих силах этих колебаний. И. Йонас и Ф. Мишкин отмечают, что центральный банк должен реагировать по-разному в зависимости от источников воздействия на валютный курс12. Оно может идти либо со стороны реальных факторов, то есть быть связано с изменившимися условиями торговли или производительности труда, либо представлять собой спекулятивные колебания портфельного характера.

В случае реальных шоков, особенно длительных, денежно-кредитная политика, как уже говорилось, мало чем может помочь (да и не должна использоваться для этих целей); следовательно, в таких ситуациях нужно допускать колебания валютного курса, как номинального, так и реального. В случае же спекулятивных ударов по номинальному валютному курсу, которые возникают вследствие краткосрочного движения капитала, нужно выравнивать номинальный валютный курс, с тем чтобы предупредить нежелательное влияние как на обрабатывающую промышленность, так и на экономику в целом.

Остановимся на последнем моменте. Представим себе, что увеличился приток спекулятивного капитала в российскую экономику. Это приводит к повышению стоимости рубля и оказывает понижательное давление на цены, следствием чего оказывается снижение инфляции. В этом случае необходимо вмешательство Банка России, который должен противодействовать такому повышению курса рубля. Используя имеющиеся сегодня в его распоряжении инструменты, он должен купить часть избыточной массы иностранной валюты, что будет сдерживать рост импорта и одновременно восстановит инфляцию на намеченном уровне. При появлении более современных инструментов денежной политики того же можно достичь за Batini N., Laxton D. Under What Conditions Can Inflation Targeting Be Adopted The Experience of Emerging Markets Jonas J., Mishkin F. Inflation Targeting in Transition Countries: Experience and Prospects.

Алексей УлюкАеВ, Олег ЗАМУлин, Максим кУликОВ счет понижения процентных ставок, что приведет к снижению спроса на рубли и расширению денежной массы. Таким образом, таргетирование инфляции и отражение спекулятивных колебаний валютного курса дополняют друг друга; следовательно, от этого источника не следует ожидать слишком многого в плане повышения волатильности номинального валютного курса при политике таргетирования инфляции.

Поучительным примером такого сглаживания номинального курса ради достижения целей по инфляции можно считать опыт Новой Зеландии, которая некоторое время в период до 1998 г. использовала в качестве инструмента денежной политики среднее взвешенное процентных ставок и номинального обменного курса. Идея была именно в том, что номинальное укрепление национальной валюты ведет к дефляции через уменьшение импортных цен, а увеличение процентной ставки ведет к дефляции через ограничение денежного предложения. Следовательно, поддержание этого индикатора на относительно постоянном уровне должно гарантировать стабильную инфляцию.

Однако этот опыт оказался неудачным, и Новая Зеландия в скором времени отказалась от такого инструмента. Дело в том, что механическое следование правилу поддержания такого индикатора на постоянном уровне игнорировало вышеописанную логику, согласно которой реакция на изменение номинального курса должна зависеть от причины этого изменения. Если курс колеблется по спекулятивным причинам, то индикатор, подобный новозеландскому, может быть очень полезным. Однако когда в 1997 г. Новая Зеландия, как и многие другие страны, оказалась перед фактом падения экспортных цен, обусловленного чередой азиатских кризисов, политика поддержания этого индикатора на постоянном уровне оказалась ошибочной. Резервный Банк этой страны отреагировал на удешевление национальной валюты увеличением процентных ставок, в расчете, что оно «собьет» инфляцию и вернет обменный курс ближе к изначальному уровню. Однако это удешевление новозеландской валюты было равновесным и было вызвано реальным шоком, а именно ухудшением условий торговли. Следовательно, увеличение процентной ставки только усугубило рецессию, ужесточив денежную политику. Резервный Банк вскоре признал ошибку и снизил процентные ставки.

Действия Резервного Банка Новой Зеландии во многом напоминают действия Банка России в преддверии августовского кризиса 1998 года. Тогда в России тоже, после падения мировых цен на нефть, было принято решение поднять процентные ставки и бороться за удержание фиксированного курса рубля. Однако эта политика привела, как и в Новой Зеландии, к усугублению кризиса, а фиксированный курс, который уже не соответствовал равновесному значению, отстоять так и не удалось. Ту же ошибку совершили денежные власти Чили. А Резервный Банк Австралии, наоборот, изначально не стал бороться за обменный курс, позволив ему опуститься примерно на 20%, и понизил процентные ставки, что смягчило удар по экономике. При этом уровень инфляции увеличился несильно, так как падение цены экспортных товаров понизило совокупный спрос. Таким образом, в случае больших и продолжительных изменений условий торговли имеет смысл допускать большие колебания обменных курсов.

Следовательно, спекулятивные колебания валютного курса должны стерилизоваться при таргетировании инфляции, а колебания, вызванные реальными шоками, — нет. Учитывая тот факт, что российская экономика подвержена именно колебаниям реального характера, а именно колебаниям экспортной выручки при изменениях цены на нефть, можно было бы ожидать значительного увеличения колебаний номинального курса. Однако, 3 Предпосылки и последствия внедрения таргетирования инфляции в России как указано выше, таргетирование инфляции имеет смысл вводить только в сочетании с надежным функционированием стабилизационного фонда, способного нейтрализовать эти колебания. В таком случае волатильность обменного курса возрастет не так сильно.

Чтобы оценить, какую все же дополнительную волатильность следует ожидать при переходе к таргетированию инфляции, рассмотрим опыт Польши.

Ситуация в этой стране, с точки зрения подверженности движениям капитала, сходна с российской. В 1998 году Польша перешла от политики привязки валюты к политике таргетирования инфляции. На рисунке 2 показан обменный курс польского злотого к доллару США, а также к немецкой марке, позже — к евро.

Рис. 2. Обменный курс (польский злотый) Источник: Национальный банк Польши.

Хотя злотый был привязан к корзине валют, из рисунка 2 видно, что до 1998 г. обменный курс изменялся очень плавно относительно как американского доллара, так и немецкой марки. После перехода на таргетирование инфляции оба обменных курса стали намного более волатильными, причем доллар колебался в пределах от 3 до 4,6 злотых, а евро колебался между 3,и 4,9 злотых.

Еще одним подходом к оценке влияния таргетирования инфляции на валютный курс может послужить анализ среднеквадратичных отклонений ежемесячного процентного роста денежного агрегата М2, валютного курса и индекса потребительских цен. В Польше, начиная с 1998 г., эти показатели составляли 1,65, 3,08 (к доллару) и 0,59 (табл. 1). Такая картина типична для страны с плавающим обменным курсом: цены более ровные, чем денежная масса, зато обменный курс гораздо более волатилен. Как мы видим, волатильность обменного курса более чем в пять раз превышает волатильность уровня цен, а это значит, что реальный валютный курс тоже должен колебаться в достаточно значительных размерах.

Для сравнения укажем, что в России в период с января 2000 г. по настоящее время среднеквадратичное отклонение ежемесячного роста М2 составляет 3,33, обменного курса — 1,16 и индекса потребительских цен — 0,68.

Алексей УлюкАеВ, Олег ЗАМУлин, Максим кУликОВ Т а б л и ц а Среднеквадратичное отклонение ежемесячного процентного роста Номинальный валютный курс Индекс потреби­ M(относительно доллара США) тельских цен Польша 1,41 1,68 1,1993—Польша 1,65 3,08 0,1998 — настоящее время Россия 3,33 1,16 0,2000 — настоящее время Источник: Национальный банк Польши, Банк России, Росстат.

Мы видим, что в России валютный курс менее волатилен, чем денежная масса в обращении. Это является отражением того факта, что в данный период Банк России стремился сделать валютный курс почти фиксированным.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.