WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 30 |

Если же дар не возмещен, то получивший его оказывается в зависимости от подарившего. Приобретая дар от своего предводителя, воин не опасался этой зависимости, – наоборот, он стремился укрепить свои узы с вождем, надеясь получить вместе с подарком и удачу, которой был богат вождь. Подарок же другого человека, если он оставался неотплаченным, грозил утратой личной целостности и свободы, мог привести даже к гибели получателя дара. Поэтому спешили отдарить того, кто первым сделал подарок, либо уклонялись от его получения Живая часть дара – дух вещи – ставит получателя в зависимость от дарителя. Превосходства дарителя над принимающим дар выражается в представлении о том, что последний — нечто вроде раба, покуда он себя не выкупил (тогда «имя плохое», говорят индейцы хайда). Тлинкиты говорят, что «дары кладут на спину принимающих их людей». Ради освобождения от этой зависимости получатель дара преподносит отдар большей ценности. Дары циркулируют вместе с уверенностью, что они будут возмещены, имея в качестве гарантии силу даваемой вещи, которая сама есть эта гарантия.

Секрет удачи и счастья в том, чтобы давать, не хранить. В поэтическом сборнике жизненных поучений древних исландцев «Речи Высокого» говорится:

«Добра не жалей, что нажито было, не скорби о потере; что другу обещано, недруг возьмет – выйдет хуже, чем думалось».

Жертвовать собой, приобретать только для того, чтобы отдавать – источник подлинной выгоды. Одаривая, отдают себя, а отдают себя именно потому, что именно себя вместе со своим имуществом “должны” другим. Даваемая вещь воспроизводится в этом мире, а также последующих перерождения с при(до)бавкой. Каждый должен сделать свои дни плодотворными, раздавая пищу.

Создаваемые в дарообмене союзы относительно нерасторжимы. Постоянство влияния обмениваемых вещей – способ, которым подгруппы сегментированных архаических обществ постоянно встраиваются одна в другую, во всем чувствуя себя в долгу друг перед другом.

Дарооборот. Все уходит и приходит. Подарки нельзя потребовать обратно. Циркуляция знаков богатства беспрерывна и неотвратима, их нельзя ни хранить слишком долго, ни медлить, ни скупиться при избавлении от них, нельзя преподносить их никому иному, кроме как определенным партнерам в определенном направлении.

В церемониальном обмене туземцев Полинезии – «круг Кула» – по часовой стрелке перемещаются ожерелья из красных раковин. Против часовой стрелки циркулируют браслеты из белых раковин. Ценность украшений растет вместе с числом и масштабами передач. Обладание ими дает высокий престиж, но владеть ими можно лишь временно. Слишком долгое хранение этих предметов наказывается. Время кругооборота составляет от двух до десяти лет. Число партнеров по обмену ограничено кругом знати. В дополнение к кула-обмену партнеры делают обязательные подарки по случаю встречи для укрепления отношений. В обмен вовлечены обычаи, песни, танцы.

В архаическом обществе происходил постоянный обмен дарами. Подарками обмениваются по любому поводу, в связи с каждой услугой, и все возме щается впоследствии или даже тотчас же, с тем, чтобы быть перераспределенным незамедлительно Первого подарка добиваются изо всех сил упрашиваниями. Ради первого подарка угодничают перед будущим еще независимым партнером, которому платят первой серией подарков. Нельзя быть уверенным, что упрашивания будут приняты. Каждый из вручаемых подарков носит специальное имя; их демонстрируют, прежде чем вручить. Торжественная передача вещи связывает партнеров полностью. Последний дар, завершающий сделку, должен быть равен первому. При случае его можно взять силой или обманом. Если человек не может его отдать, он может вручить подарок ожидания, дающий отсрочку, успокаивающий эксдарителя.

Сувениры напоминают друг о друге. У якутов понятие «друг» выражается словом «атас», что означает «обменявшийся», а глагол «атаста» значит и «подружись», и «обменяйся». С этих пор у них «только одно сердце»; один из них становится тестем, другой — зятем, «это было так, как если бы они обменялись именами». Партнер по обмену – то же самое, что и сородич.

Дарообмен играл роль страховки: объединенные его узами индивиды как бы давали обязательство во всем помогать друг другу. Чем больше было у человека таких друзей, тем прочнее и шире оказывалась его социальная опора, тем свободнее он чувствовал себя и тем выше была его репутация.

Дарообмен лежит в основе товарообмена. Из системы подарков, даваемых и получаемых через какой-то срок, выросли, с одной стороны, непосредственный обмен (через упрощение, сближение ранее разделенных сроков), а с другой стороны, покупка и продажа (последняя — в рассрочку и за наличные), а также заем.

Задания и упражнения:

1) Узнайте значение термина «дотация». Какие виды дотаций существуют в современной экономике 2) Каким законодательством регулируется дарообмен 3) Какую роль играют подарки в организации продаж 4) Какие амулеты у вас есть 5) Удачливы вы или нет § 5. Потлач Бигмены и прихлебатели. Бигмен (Big man; англ. – большой человек) – авторитетный и влиятельный мужчина, фактически являющийся предводителем в общине. Чтобы добиться признания в качестве влиятельного человека, действиям которого подражают и к словам которого прислушиваются, он должен иметь незаурядные личные качества: физическое здоровье и силу, ум, ораторское искусство, хорошее знание мифологии, генеалогистики и магии, организаторские способности.

Влияние бигмена основано на распоряжении избыточным продуктом и использовании накопленного богатства в церемониальном обмене. Бигмены всячески стремились увеличить свои богатства: а) привлекая дополнительную рабочую силу посредством полигинических браков; б) широко используя обменные операции, чтобы показать, что они богаче конкурирующих бигменов; в) посредничая в конфликтах, чтобы установить как можно больше партнерских отношений. Бигмен стремился, чтобы его имя звучало на все стороны света.

Сторонниками и прихлебателями бигмена были не только родственники.

Многие попадали в зависимость к бигмену после военных столкновений и распада их групп. Бигмены связывали молодых людей и их семьи, внося за них брачный выкуп. Холостяки, не имея возможности применять женский труд и пользоваться землей, примыкали к бигменам.

Статус бигмена не наследовался, хотя 3/4 сыновей более крупных и 1/сыновей более мелких бигменов становились бигменами. Отцы еще при жизни давали сыновьям стартовое ускорение, обеспечивая их женами. Чтобы пробиться на отцовское место, сыновья должны были обладать необходимыми способностями и приложить немалые усилия.

“Большие люди” были обязаны оправдывать свое высокое положение щедростью в раздаче богатств. Поэтому они отличались необычайным трудолюбием и стремились иметь больше жен, детей и других домочадцев, производивших объем пищи, превышающий жизненно необходимые потребности. При подготовке пиршества влиятельные люди занимали продукты у родичей и партнеров, стимулируя и у них интенсификацию хозяйства.

Так, у папуасов Новой Гвинеи “большие люди” назначали сроки проведения праздника, следили, чтобы перед его приближением общинники не были слишком расточительны, а также, пользуясь авторитетом, сами устанавливали сроки выплаты своих долгов кредиторам. Нередко они ведали и межобщинным обменом. Порой, истратив огромные запасы продуктов на престижные церемонии и пиры, население испытывало голод. Предчувствие близившихся расточительных пиров стимулировало повышение объема производства.

Инвестиция в потлач. Потлач (от слова индейцев-нутка “патсхатл” – давать подарок) – распространенный у индейцев Северной Америки праздник, сопровождающийся раздачей подарков. Такие праздники устраивались по различным случаям (рождение ребенка, инициации, женитьба, постройка дома, смерть), чтобы мужчина мог, одаривая приглашенных, повысить статус и ранг.

Решающее значение имели количество и качество раздаваемых ценностей. Получатель, устраивая ответный потлач, стремился отличиться еще большим количеством и более высоким качеством подарков.

О потлаче лучше всего написал Ф. Боас: «Экономическая система индейцев Британской Колумбии, как и у цивилизованных народов, широко базируется на кредите. Во всех своих предприятиях индеец полагается на помощь своих друзей. Он обещает заплатить им за эту помощь впоследствии. Если оказанная помощь заключается в ценных вещах, измеряемых индейцами в одеялах, как мы измеряем их в деньгах, он обещает вернуть стоимость займа с процентами. Индеец не располагает системой письменности, и поэтому, чтобы обеспечить гарантии соглашению, оно совершается публично. Получение в долг, с одной стороны, оплата долга – с другой, – это потлач. Эта экономическая система развита до такой степени, что капитал, которым владеют все индивиды, объединенные в племя, намного превышает количество наличных ценностей, находящихся в распоряжении. Иначе говоря, условия совершенно аналогичны тем, которые господствуют в нашем собственном обществе: если бы мы пожелали, чтобы нам оплатили все наши займы, то обнаружилось бы, что в действительности денег для их оплаты никоим образом недостаточно. Результатом попытки всех заимодавцев погасить свои займы является разрушительная паника, от которой общество долго не может оправиться. Необходимо понять, что индеец, приглашающий всех своих друзей и соседей на большой потлач, где на первый взгляд растрачиваются результаты труда многих лет, преследует две цели, которые мы не можем не признать разумными и достойными похвалы. Первая цель – оплатить свои долги. Это совершается публично, с большими церемониями и в манере нотариального акта. Другая цель состоит в таком размещении плодов своего труда, чтобы извлечь наибольшую выгоду как для себя, так и для своих детей. Те, кто получает подарки на этом празднике, получают их как займы, которые они используют в своих теперешних предприятиях, но по прошествии нескольких лет они должны вернуть их с выгодой для дарителя или его наследника. Стало быть, потлач в конечном счете рассматривается индейцами как способ обеспечить благосостояние своих детей в случае, если они оставят их сиротами в юном возрасте...» Пиры оживляли социальные связи и облегчали обмен информацией. Инициации и бракосочетания, достижение степеней и возвышений в братствах, шаманистские и погребальные церемонии – все это осуществляется в ходе непрерывного потлача. Потлач требует ответного потлача. Существуют потлачи в любом направлении, соответствующие другим потлачам в любом направлении.

Это постоянный процесс give and take («даем – получаем»).

Со временем лидеры все основательнее участвовали в организации этих пиров и претендовали на причитавшуюся за это славу. Общинные в прошлом пиры стали состязательными и на первый план выходила личность их организатора. Устроивший потлач говорил: «Я великий вождь, великое дерево, вы подо мной… изгородь вокруг меня... я даю вам имущество». Имя дающего потлач «тяжелеет», а от принятого потлача – «теряет в весе». Вождь «проглотил племена», которым раздал свои богатства; его “тошнит от собственности”. Большие люди на пирах едят мало, много едят зависимые и простые люди. Потлач есть акт признания: бигмена признают и ему становятся признательными. Ему доверялось на хранение престижно-ритуальное богатство, причем oн мог использовать его по своему усмотрению, в т. ч. числе и для престижных обменов.

Щедрость никогда не оставалась неоплаченной. Всякий дар возмещается с избытком. Процент общего избытка колеблется от 30 до 100 в год. Даже если за оказанную услугу человек получает одеяло от своего вождя, он вернет ему два по случаю свадьбы в семье вождя, возведения на трон сына вождя и т.д.

Вождь же отдаст ему все вещи, которые он получит во время ближайших потлачей, когда другие кланы возместят его благодеяния. На первых порах “большой человек” занимался мобилизацией общинных ресурсов для организации церемоний в интересах всей общины и впоследствии общинники полностью возвращали себе свой первоначальный вклад.

В силу своего, как считалось, прямого родства с могущественными предками и исполнения должностных обязанностей вождь мог получать лучшие куски мяса, добытого на охоте, престижные виды рыбы или морских млекопитающих, плоды первого урожая, часть сырья, разрабатывавшегося на его территории, или изделий из этого сырья. Лучшие мастера считали честью создавать вещи для вождя и его домочадцев, а простые общинники часть своего времени посвящали обработке земельных участков вождя или починке его дома. Вождя регулярно снабжали вином, а бигмен мог тратить на производство наркотических напитков до половины урожая. Многие общины обеспечивали вождя зерном, железными мотыгами и солью. Вождь устраивал поминальные пиршества в честь умерших, не оставивших наследников, и за это к нему переходили их земельные участки.

Частью этих богатств вождь делился с остальными общинниками, что увеличивало его влияние, но главную их часть он использовал на свои нужды.

Уровень жизни знати был значительно выше, чем у простых общинников, а питание – несравненно лучше, и средний вес тела знатных людей на несколько килограммов превышал вес простых общинников.

«Пищевые войны». Разрушение – высшая форма траты. Кому предстоит быть самым богатым, должен быть самым безумным расточителем. Чтобы показать себя от человека требуется истратить все, что у него есть, и ничего не оставлять себе. Поэтому потлач – это война имуществ.

Символ потлача – поднятое копье. Точно так же как на войне, можно овладеть масками, именами и привилегиями убитых обладателей, в войне собственностей убивают собственность: либо свою, чтобы другие ею не обладали, либо собственность других, отдавая им имущество, которое они будут обязаны вернуть или не смогут вернуть. Умерщвляют рабов, сжигают ящики рыбьего жира или китового жира, дома и огромное множество одеял, разбивают самые дорогие медные изделия, выбрасывают их в водоемы, чтобы подавить, унизить соперника.

Отказаться от дара и потлача не имеют права. Это означает “потерять вес” своего имени; это или заранее признать себя побежденным, или, напротив, провозгласить себя победителем и непобедимым. Признанное положение в иерархии, победы в предыдущих потлачах позволяют отказываться от приглашения или даже в случае присутствия на празднике отказываться от дара без последующей войны. Тогда потлач обязателен для отказавшегося.

Кто не может вернуть потлач, теряет свой ранг и даже ранг свободного человека. «Имя» остается «разбитым» постольку, поскольку не разбили медную пластинку, по ценности равную вызову. Проигравшие надевают траур и устраивают потлач с целью реванша. Идеальным был устраивать потлач, который оставался без ответа и мог раздавить имя соперника: «Ты хочешь давать то, что не будет возмещено».

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.