WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 | 71 |   ...   | 80 |

Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru Другое возможное направление государственной экспансии (с опорой на государственные и лояльные компании) – лицензии и аукционы в нефтяном секторе. Трудно также предположить, что начавшийся в 2003 г. ведомственный и судебный пересмотр некоторых лицензий (изъятие у аффилированной с «ЮКОСом» компании «Саханефтегаз» и передача «Сургутнефтегазу» лицензии самого крупного в регионе Талаканского нефтегазового месторождения) был возможен на уровне рядового решения Минприроды или регионального суда.

Важно также отметить, что в декабре 2003 г. РАО «Газпром», «Роснефть» и «Сургутнефтегаз» подписали соглашение о создании консорциума для осуществления согласованной политики, участия в аукционах и тендерах по лицензиям и освоению месторождений Восточной Сибири (где до недавнего времени значительным был контроль «ЮКОСа») и Якутии. С учетом доли государства в двух из указанных компаний нетрудно предположить, что речь идет об усилении государственного контроля в данной сфере. Очевидным сторонником упомянутого альянса является также государственная «Транснефть». Одним из существенных аспектов согласованной политики, видимо, должно стать также противодействие экспансии BP-ТНК и китайских нефтяных компаний в регионе. К этому альянсу, по всей видимости, присоединился и «ЛУКОЙЛ», заключивший с РАО «Газпром» стратегическое соглашение о продаже своего газа и достигший договоренности с «Роснефтью» об обмене активами.

В начале 2004 г. сделан первый шаг по ограничению деятельности BP-ТНК (точнее, дочерней компании «Русиа-Петролеум») на Ковыктинском газоконденсатном месторождении. В частности, практически решен вопрос о вхождении РАО «Газпром» в этот проект, так как в противном случае возможна утрата лицензии на месторождение и проблемы трубопроводов. В свою очередь «Роснефть» в начале 2004 г. обратилась к BP с предложением оплатить стоимость работ в рамках проекта «Сахалин-5» (т. е. около млрд долл. в течение 10 лет) для сохранения своей доли в проекте. Американские Chevron Texaco и Exxon Mobil (претенденты на пакет «ЮКОС»–«Сибнефть» в 2003 г.) в 2004 г. были лишены прав на разработку 3 блоков месторождений в проекте «Сахалин3», который, видимо, входит в сферу интересов консорциума во главе с РАО «Газпром».

Еще одна потенциальная новация – создание государственной нефтяной компании (условно «Госнефть»). Помимо консолидации всех оставшихся у государства активов отрасли данная компания (в случае создания) может стать плацдармом для дальнейшего расширения прямого участия государства в отрасли. В частности, «Госнефть» (наравне с «Роснефтью», «Сургутнефтегазом» и «Сибнефтью») рассматривалась как кандидат на управление от имени государства национализированным пакетом акций «ЮКОС».

Если оценивать происходящее в ставшем шаблонным формате противоборства «старомосковской» и «питерской» группировок, то необходимо констатировать: обострившееся в 2003 г. столкновение их интересов обусловило и большую поляризацию крупнейших российских бизнес-групп: с одной стороны, государственные РАО «Газпром», «Роснефть» и «Транснефть», частные «Сургутнефтегаз» и «ЛУКОЙЛ», группа Межпромбанка, с другой – группа «Альфа»/«Ренова», «ЮКОС», «Сибнефть», группа О. Дерипаски, группа МДМ.

Некоторые крупнейшие российские группы («Интеррос», ОМЗ, объединяющие в 2003–2004 гг. определенные активы) прямо не отождествляются с процессом усиления РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2003 году тенденции и перспективы государственного контроля и, видимо, по своему происхождению в большей степени тяготеют к «старомосковской» группировке, однако, по оценкам, относятся к благонадежным в силу «понимания интересов государства». Вместе с тем реальные владельцы в обоих случаях хорошо осознают тот факт, что любое отклонение от «понимания интересов государства» может повлечь за собой вполне весомые санкции – в случае «Интерроса» это ревизия процедур приобретения «Норильского никеля», в случае ОМЗ – «Атомстройэкспорта» (что прямо касается и «Интерроса» после создания «ОМЗ– Силовые машины»). По данным Минприроды России, к примеру, в феврале 2004 г.

начнется проверка соблюдения природоохранного законодательства на предприятиях «Норильского никеля», который «на протяжении 15 лет стабильно входит в число наиболее серьезных загрязнителей атмосферного воздуха не только в России, но и во всей Северной Евразии». МАП России в 2004 г. сделал ряд заявлений о необходимости анализа золотодобывающей отрасли на предмет монополизации, что прямо касается ГМК «Норильский никель» и группы «Интеррос».

Катализатором обострения могли стать различные события: установление контроля над стратегическими запасами Восточной Сибири и переговоры «ЮКОСа» с зарубежными нефтяными компаниями о продаже крупного пакета, интерес «Альфа»/«Ренова» к приватизации холдинга «Связьинвест» и ФГУП «Российская телерадиоретрансляционная сеть», победа ТНК и «Сибнефти» при приватизации «Славнефти» (против «Роснефти» и Межпромбанка), контроль ОМЗ над «Атомстройэкспортом» и стремление МДМ сохранить контроль счетов Минатома, наступление на контролируемые «питерскими» государственные монополии (требования приватизации железных дорог, либерализации рынка газа, определенных схем реструктурирования электроэнергетики, включая вопросы тарифов и ЖКХ, свободного доступа к магистральным экспортным трубопроводам и прав собственности на вновь построенные трубопроводы), попытки контроля сахалинского шельфа и ряд других.

Очевидно, что с точки зрения стратегического «государственного» подхода наибольшую опасность представляли собой инициативы представителей «старомосковской» группы в нефтяной отрасли, телекоммуникационном секторе и электроэнергетике. «ЮКОС» стал первой жертвой в этой борьбе, среди следующих вероятных кандидатов (по степени «срочности» проблемы) называют группы О. Дерипаски и «Альфа»/«Ренова»118. В январе 2004 г. Счетная палата РФ заявила о предстоящей плановой проверке бюджета Чукотского АО и налоговых платежей «Сибнефти». Учитывая тот факт, что схемы оптимизации налогообложения в «ЮКОСе» и «Сибнефти» очень близки, не исключено развитие «налогового» сюжета и в отношении «Сибнефти» (выставление налоговых претензий с последующим возбуждением процедуры банкротства)119.

Подробно см.: Собянин А., Новосильцева М. В моде – копья с широкими наконечниками // Слияния и поглощения, 2004. № 1. С. 34–41. В данном контексте нельзя не упомянуть «5–7 человек», которые при приватизации «не соблюдали законы», «сознательно жульничали, ставили себя в лучшие условия, чем те, кто вел себя правильно» (из выступления Президента РФ в Торгово-промышленной палате 23 декабря 2003 г. См. Ведомости, 24.12.2003. С. 1).

Безусловно, имеет право на существование и такая гипотеза: некоторые демарши правоохранительных и иных органов в отношении отдельных бизнес-групп могут представлять собой лишь политическую имитацию равного подхода, тогда как реальные взаимоотношения этих групп с государством (в лице различных ветвей власти) предполагают режим благоприятствования.

Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru Следует отметить, что рассматриваемые процессы и решения 2003 г., равно как и их мотивации, имеют многоплановый политический контекст, где противоборство двух политических группировок только частично проясняет ситуацию.

Во-первых, интерпретация современных тенденций только в формате противоборства двух финансово-политических группировок («питерской» и «старомосковской», «питерской силовой» и других и т. п.) исключает иные мотивы, кроме перераспределения собственности. Тем не менее столь узкий подход явно недостаточен для объяснения более многоплановых (и имеющих не только материальную основу) тенденций усиления роли государства в 2000-е гг.

Во-вторых, такой подход, по сути, отказывает Президенту РФ в собственной позиции (конкретное содержание которой в данном случае не имеет значения). Тем не менее «дело «ЮКОСа» наглядно свидетельствует о том, что у Президента РФ есть и личный взгляд на место крупной частной компании в системе российской государственности120. Именно поэтому организация защиты владельцев «ЮКОСа» со стороны РСПП и других бизнес-ассоциаций оказалась столь слабой и фрагментарной.

В-третьих, ресурс сопротивляемости региональных лидеров (особенно тех, которые успешно выстроили собственные финансово-промышленные группы – города или регионы), несмотря на весьма эффективное укрепление «федеральной вертикали власти», остается значительным.

Наконец, было бы некорректно сводить многие недавние решения в сфере экономической политики только к взаимным атакам двух политических группировок. Целый ряд из этих решений можно оценить как однозначно позитивные независимо от того, представляют ли они собой инструмент противоборства, ведомственную дань указаниям свыше или же основываются на здравом смысле инициаторов: попытки радикальной реформы системы ГУП начиная с 2003 г., меры по закрытию внутренних оффшоров (после вступления в силу поправок к главе 25 Налогового кодекса РФ с 1 января 2004 г.), меры по ограничению толлинговых схем и другие.

В контексте вышесказанного особо следует выделить вопрос о прозрачности структуры собственности российских компаний, который тесно связан с проблемой бенефициарной собственности. Суть проблемы сформулировал, к примеру, французский премьер-министр Л. Жоспен, выступая 8 февраля 2002 г. в Европарламенте:

«Война с отмыванием капитала должна вестись совсем в других масштабах, чем сейчас… Мы по-прежнему видим неизвестно кем созданные фонды, компании, зарегистрированные нерезидентами. И каков бы ни был легальный статус этих фондов и компаний и где бы они ни создавались, всегда цель у них одна – скрыть подлинных владельцев»121. Растущее внимание правительств ведущих стран мира и международных организаций к проблеме «бенефициарной собственности» связано в первую очередь с такими мотивами, как отмывание доходов, полученных преступным путем, финансирование терроризма, уклонение от налогообложения, коррупция, укрытие своей собственности от кредиторов, сделки со связанными сторонами, вывод активов, манипулирование рынком, инсайдерские сделки, обход антимонопольных требований, укрытие имущества и доходов государственных служащих, враждебные поглощения и См., например, интервью Президента РФ европейским СМИ в ходе визита в Италию и участия в саммите ЕС в ноябре 2003 г.

Цит. по: Минаев С. Ограничить, ужесточить и запретить // Коммерсант-Власть, 19.02.2002. С. 22.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2003 году тенденции и перспективы др.122 Очевидно, что среди мотивов могут быть как легальные (увеличение прибыли за счет легальной «оптимизации» налогов), так и выходящие за рамки права (национального и международного).

В условиях современной России одним из доминирующих мотивов бенефициарного собственника при сокрытии информации о реальных собственниках акций той или иной компании является защита активов, приобретенных относительно недавно и отнюдь не всегда на абсолютно легальных основаниях (т. е. защита от судебных, политических, криминальных и др. рисков, корпоративного шантажа, угрозы конфискации, признания ничтожности приватизационных сделок и т. п.). Реальный владелец может быть «скрыт» с помощью цепочки оффшорных компаний, трастов и фондов, номинальных держателей и доверительных управляющих, контрактных корпоративных групп и соглашений акционеров и т. п. Очевидно, что скрытость реальных владельцев, таким образом, обусловлена объективно, и, как показывает практика, даже самые жесткие законы о раскрытии соответствующей информации не будут выполняться без адекватных встречных предпосылок в самих компаниях. Решение возможно только комплексное (помимо созревания объективных экономических предпосылок для раскрытия): адекватные поправки в корпоративное, налоговое, валютное, антимонопольное, банковское законодательство, международное сотрудничество, регулирование оффшоров и др.

Внимание к этим проблемам в последнее время можно оценивать весьма позитивно124. Выступая на конференции Американской торговой палаты и Экспертного института РСПП 4 февраля 2004 г., министр экономического развития и торговли Г. Греф заявил, в частности, что в планах правительства – радикальная реформа антимонопольного законодательства, включая вопросы прозрачности собственности. Правительство, как отметил Г. Греф, в состоянии создать гарантии, чтобы бизнес, по крайней мере, основные компании, мог максимально раскрыть структуру собственности.

Наличие гарантий государства действительно имеет ключевое значение (особенно в контексте «дела «ЮКОСа») и требует сложного комплекса мер. На практике же выбран по всей видимости уже апробированный и гораздо более простой для краткосрочного исполнения «силовой» подход, предельно ясно изложенный руководителем Счетной палаты РФ С. Степашиным в начале 2004 г. на встрече с британскими топменеджерами ТНК-BP125. С одной стороны, шла речь о компаниях, инвестирующих в российскую экономику и выполняющих налоговые обязательства (что применительно к ТНК-BP может косвенно означать недовольство самой сделкой и наличием центров См., например: Behind the Corporate Veil. Using corporate entities for illicit purposes. Paris, OECD, 2001.

Конечные (контролирующие) собственники многих российских компаний (групп) неофициально хорошо известны, однако большинство компаний не дает официальных и точных данных о реальной структуре собственности и контроля. В итоге лишь принято считать, что, к примеру, владельцем «ЛУКОЙЛа» является В.Алекперов, «Норильского никеля» – В.Потанин и М.Прохоров, УГМК – И.Махмудов, «Сибнефти» – Р.Абрамович (до сделки с «ЮКОСом»), «СУАЛа» – В.Вексельберг, ТНК – М.Фридман, В.Вексельберг и др. (до сделки с BP), «Сугрутнефтегаза» – В.Богданов, НЛМК – В.Лисин, «Русского алюминия» – Р.Абрамович и О.Дерипаска, «Базового элемента» – О.Дерипаска («Basic Element Holding Ltd.), ОМЗ – К.Бендукидзе, «Северстали» – А.Мордашов и т.д. Аналогично обстоит дело с большинством крупнейших частных банков (Альфа-банк, МДМ-банк и др.).

См., например: Радыгин А. Раскрытие информации о бенефициарной собственности / Материалы «круглого стола» ОЭСР по корпоративному управлению. Москва, 2–3 октября 2003 г.

См.: Русский фокус, 2004. № 3. С. 9.

Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru прибыли за пределами России), с другой стороны – о планируемой Счетной палатой РФ оценке итогов приватизации за 10 лет. Первой реакцией ТНК-BP стало заявление об «оптимизации корпоративной структуры» – объединении ТНК, «Сиданко», «ОНАКО» и «Славнефти» (50% ).

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 | 71 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.