WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 66 | 67 || 69 | 70 |   ...   | 80 |

С точки зрения корпоративного управления важным во всех этих ситуациях является то, каким образом представлены интересы государства в органах управления холдингов, насколько эффективно осуществляются контрольные функции. Важно также указать, что формирование новых структур такого типа (по мере приватизации) возможно преимущественно в ущерб существующим корпорациям, сложившимся отношениям собственности, правам акционеров. При переделе структуры собственности в существующих холдингах часто доминируют чисто политические решения. Степень значимости этой тенденции будет зависеть, таким образом, исключительно от прагматизма и здравого смысла исполнительной власти.

С точки зрения эффективности общих моделей управления сложившаяся практика «конструирования» государственных холдингов приводит к противоречию между попытками применения операционной модели (что возможно лишь при монопродуктовой структуре) к управлению достаточно диверсифицированными активами.

Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru По некоторым оценкам, крайнюю степень извращенности в этом смысле демонстрирует государство в сфере ВПК/ОПК, сначала стимулируя процессы конверсии и диверсификации государственных предприятий в секторе, а затем проводя жесткую централизацию управления «под разовый экспортный контракт», уничтожая тем самым другие направления вне кооперации по контракту110.

Во-вторых, очевидным компонентом процесса восстановления государственных холдингов и контроля в стратегических отраслях может стать национализация (деприватизация и т. п.) некоторых значимых активов.

Формально законодательства о национализации в России нет, несмотря на значительное количество законопроектов, вносившихся в Государственную Думу за последние годы. Возможность национализации допускается Конституцией РФ – на основе не принятого пока федерального закона и с возмещением собственнику активов их стоимости и других убытков согласно ст. 235 Гражданского кодекса РФ. Тем не менее, следует указать, что возможности для национализации заложены в существующей правовой базе:

выкуп государством собственности у владельца (такая возможность, в частности, учитывается в предложенной Минимущества РФ в 2003 г. Программе управления федеральным имуществом (активами) на 3 года, систематизирующей приобретение, выбытие и использование федерального имущества);

признание незаконности (ничтожности) приватизационной сделки и возврат акций государству (в особенности это касается инвестиционных конкурсов и ряда других сделок до 1997 г.)111;

обвинение и арест физического лица по статьям, предусматривающим конфискацию имущества, с последующим арестом акций и иного имущества;

обеспечительные аресты активов юридического лица и запрет на распорядительные действия менеджмента компании, в том числе с последующей скупкой акций в случае падения курса;

проверки соблюдения экологических требований и лицензионных соглашений;

поглощения, осуществляемые «прогосударственной» частной структурой при поддержке государственных органов и судов112;

процессы реструктуризации долгов, консолидация долгов и банкротство (принятый в 2002 г. новый закон, поставив некоторые барьеры для частных захватов, заметно модифицировал функции государственных органов);

рост числа унитарных предприятий (после банкротства за долги в бюджет на региональном уровне);

возврат либо залог пакетов государственным органам, передача пакетов в государственные холдинги и др.

Характерной является история с ЗАО «Атомстройэкспорт» (АСЭ), генподрядчиком по строительству АЭС в Индии, Китае и Иране, которое контролировала фактиче Ованесов А. Российские холдинги выбирают модели позиционирования // Управление компанией, 2003. № 11. С. 5.

В отношении сделок по приватизации действует общий срок исковой давности, установленный статьей 181 Гражданского кодекса РФ для применения последствий недействительности ничтожных сделок – 10 лет.

Пересмотр итогов приватизации в России начался // Бюро правовой информации, 20.11. 2003.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2003 году тенденции и перспективы ски до своего слияния с «Силовыми машинами» группа ОМЗ113. Еще летом 2003 г. министр по атомной энергии А. Румянцев говорил о возможности приватизировать часть бизнеса на атомных станциях (пруды-охладители, турбины, машинный зал). В октябре 2003 г. вице-премьер В. Христенко заявил о том, что АЭС на 100% должны остаться в госсобственности, а затем Минатом поднял вопрос о восстановлении госконтроля над «Атомстройэкспортом». Акционерами АСЭ являются ОАО «Атомэнергоэкспорт» (53,8% ), ФГУП «Зарубежэнергострой» (44% ) и ОАО ТВЭЛ (2,2% ). ОМЗ контролирует около 20% акций «Атомэнергоэкспорта», что при распыленности акционерного капитала дает возможность фактического контроля материнской и дочерней компаний.

Восстановление госконтроля (вопрос пока не перешел в прикладную плоскость) как до, так и после слияния ОМЗ с «Силовыми машинами», возможно двумя способами: выкуп акций АСЭ для аккумуляции контрольного пакета у стопроцентно государственных предприятий Минатома – ФГУП «Зарубежэнергострой» и ОАО «ТВЭЛ» (если цена выкупа устроит Минатом) или изъятие у АСЭ контрактов, ранее переданных приказами Минатома (что потребует пересмотра межправительственных соглашений).

Данный пример, тем не менее, не выходит за рамки общепринятой мировой практики. Известно, что за всю историю национализационных программ, осуществлявшихся во многих странах мира во второй половине XX в., сам факт национализации не приводил к судебным разбирательствам в силу признания за государством права на такие действия. Большинство судебных исков со стороны бывших собственников национализированных активов были связаны только с ценой выкупа.

В России ситуация несколько иная. Практически все осознают «непрозрачность» приватизационных сделок 90-х гг. (как и многих современных), однако те же залоговые аукционы выдержали уже не одно судебное разбирательство. Общественные (но опять же не правовые) претензии, таким образом, скорее могут быть предъявлены не к прикладным пользователям нормативно-правовой базы залоговых аукционов, а к ее формальным творцам. Современным примером может служить сомнительная прозрачность продажи «Славнефти» в 2002 г.

При этом почти в любой приватизационной сделке 1992–2004 гг. можно найти изъяны, что вполне объяснимо с учетом скорости разработки законодательства и проведения самой приватизационной программы и отнюдь не всегда свидетельствует о наличии криминальной составляющей. Очевидно, что вопрос должен быть закрыт раз и навсегда (например, снижением 10-летнего срока давности по этим сделкам), за исключением тех сделок, где присутствуют явное нарушение закона должностными лицами (как признак, в том числе коррупции) и признаки уголовного преступления. Перечень последних следует предельно четко определить в специальном нормативно-правовом акте. При условии объективности правоприменительной практики такое решение стало бы серьезным ограничением для попыток псевдолегального перераспределения собственности в значительных масштабах.

Очевидно также, что осуществить этот процесс в массовом порядке весьма затруднительно, если исходить из общемировой практики. Двухсторонняя реституция предполагает необходимость компенсации, что невозможно без решения целого комплекса проблем: определение позиции в отношении добросовестного приобретателя (после уже состоявшейся серии перепродаж); изыскание средств на выплату компенса Там же.

Институт Экономики Переходного Периода http://www.iet.ru ции (что потребует специальной строки в бюджете и определения конкретной суммы на соответствующий год); специальная методика оценки акций; специальная методика оценки приватизационных чеков («ваучеров»); специальная методика оценки имущественных комплексов (предприятий).

Существуют и защитные схемы, которые реалистичны, тем не менее, лишь для крупнейших компаний в силу своей затратности. В качестве примера можно, видимо, рассматривать реструктуризацию РАО «Норильский никель» в начале 2000-х гг. после предложения Генеральной прокуратуры РФ вернуть государству «недоплаченные» при приватизации компании деньги.

В-третьих, следует указать на активизацию в 2002 г. дискуссии о целях и принципах потенциальной промышленной политики в России, которая сводится к обсуждению двух принципиальных и взаимосвязанных аспектов: 1) более общие альтернативы долгосрочного экономического развития Россия – сложившийся статус-кво114 или отказ от сырьевой ориентации экономики страны, ужесточение налогообложения экспорта для выравнивания рентабельности в сырьевом и перерабатывающем секторах; 2) абсолютная государственная поддержка «интегрированных бизнес-групп» (по версии РСПП) или «ограничение всевластия отечественных финансово-промышленных групп»115.

На практике же в настоящее время понятие «промышленная политика» представляет собой некий мутирующий симбиоз лоббистских усилий крупнейших промышленных и финансовых групп и амбициозных деклараций политических группировок. В определенном смысле такая ситуация отражает и отсутствие относительно четких представлений о стратегическом месте и роли государства в современной российской экономике, хотя стремление к оперативному контролю остается перманентным.

В более широкой постановке проблема состоит в неопределенности конечных целей государственной власти: либо речь действительно идет о начале борьбы с коррупцией и эффективном пресечении вывода активов в различных формах, либо продолжается тривиальный передел собственности и давления на конкурентов – в пользу прогосударственных групп и/или в рамках элементарного использования «административного ресурса» всеми субъектами, имеющими такую возможность. Очевидно, что для действительно эффективной промышленной политики необходим не некий формальный документ общего свойства, но ряд обусловленных ясными целями конкретных мер в сфере налоговой политики, экономической концентрации (в терминологии МАП), фондового рынка, инфорсмента, внешней политики России.

В 2003 г. данная дискуссия была фактически сведена к высоко политизированному обсуждению «природной ренты». «Дело «ЮКОСа» 2003–2004 гг., по всей видимости, призвано сыграть свою роль и при расстановке акцентов в рамках данной дискуссии. Пока политики и экономисты всех ориентаций обсуждают суммы и механизмы Предельно ясная позиция сформулирована и в экономическом отчете одной из ведущих брокерских компаний России «Brunswick UBS Warburg» (опубликован 31 января 2003 г.): «В постиндустриальном мире процветание нации определяется интеграцией страны в глобальную экономику путем концентрации на своем сравнительном преимуществе. Для России таким преимуществом является экспорт сырьевых и энергоемких товаров (в отличие от капитало- и трудоемких промышленных товаров)».

Мау В.А. Итоги 2002 года и особенности экономической политики в выборном году // Коммерсантъ, 2003. № 15. С. 20; Тремасов К. Промышленная политика. Почему нет инвестиций // Вестник НАУФОР, 2002. № 3. С. 9; и др. О проблеме олигархического капитализма в контексте затухающих темпов восстановительного роста и замедления структурных реформ см. также: Выступление Е.Т. Гайдара на Совете партии СПС 22 декабря 2002 г. (www.iet.ru).

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА в 2003 году тенденции и перспективы изъятия природной ренты, сами нефтяные компании весьма адекватно отреагировали на поступившие сигналы. Так, например, в конце 2003 г. «ЛУКОЙЛ» декларировал отказ от любых схем минимизации налогов. По имеющимся оценкам, большинство нефтяных компаний в настоящее время при выборе вполне легальных вариантов налоговой оптимизации (3,5% налога на прибыль с использованием остающихся в законодательстве лазеек или экономия нескольких процентов при выплате 18–20% ) склоняется ко второму варианту116.

Важным показателем реальной позиции властей в отношении природной ренты и сопутствующих вопросов ужесточения государственного контроля должно стать принятие нового закона «О недрах», проект которого предположительно должен обсуждаться в правительстве летом 2004 г. Среди ключевых вопросов – возможность местных властей участвовать в распределении прав на недра (что на данный момент предполагается Конституцией РФ), поиск альтернативы лицензиям (например, «исключительное право пользования участком недр», приобретаемое на аукционе), условия предоставления прав на недра, проблемы геологоразведки117. Весьма вероятным является введение концессионного механизма недропользования, предполагающего сужение возможностей частного сектора в этой сфере.

Другим стратегическим эффектом «дела «ЮКОСа» можно считать, видимо, весьма слабые перспективы появления на базе крупных российских групп, базирующихся в добывающем секторе, мультинациональных корпораций. В определенном смысле можно утверждать, что поставлена точка и в вопросе об «ограничении всевластия отечественных финансово-промышленных групп» (тем не менее, сохраняет свое значение ключевой вопрос об универсальности такого решения).

В-четвертых, на основе имеющихся данных можно предположить, что в 2003–гг. происходит дальнейшее формирование некоего «ядра» государственной экспансии и контроля, куда входят «Газпром» в тандеме с несколькими лояльными нефтяными компаниями и некоторые структуры ВПК. В этой связи также становятся понятны практически «нулевые» перспективы какой-либо серьезной реформы РАО «Газпром».

Так, по предположению председателя правления РАО «ЕЭС России» А. Чубайса (ноябрь 2003 г.) РАО «Газпром» к концу 2003 г. может являться опосредованным владельцем порядка 10% акций РАО «ЕЭС России». Примерно такой же пакет (10–12%) предположительно принадлежит РАО «Газпром» в акционерном капитале «Мосэнерго». Это со всей очевидностью дает возможность государственному газовому монополисту участвовать и в приватизации объединенных генерирующих компаний (ОГК) российской электроэнергетики. В перспективе возможна интересная коллизия. Так, при приватизации «Славнефти» в 2002 г. одним из поводов для отстранения китайской компании CNPC стала ссылка на высокую долю государственного участия, т. е. создан прецедент. Соответственно возникает вопрос и о правомочности РАО «Газпром» участвовать (даже через аффилированные структуры) в приватизации ОГК. В любом случае менее возможное участие РАО «Газпром» в будущих сделках с акциями ОГК будет означать не приватизацию, а усиление государственного контроля в отрасли.

См.: Иванова С. Льготы законны. Но компании теперь боятся экономить на налогах // Ведомости, 24.12.2003. С. 1.

См.: Ведомости, 5.02.2004. С. А3–А4.

Pages:     | 1 |   ...   | 66 | 67 || 69 | 70 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.