WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цель и задачи исследования, определяются хронологические рамки работы, ее методологическая основа и научная новизна, дается историографический анализ и характеристика источников.

Глава I «Организационные основы женского образования в России» состоит из двух параграфов.

В § 1 «Феномен женского просвещения в императорской России» рассматривается процесс зарождения в Российской империи женского образования. Правление Екатерины Великой явилось временем, когда дворянское сословие переживало период личностного становления. Забота о судьбе страны, желание принять в ней деятельное участие становилось жизненной необходимостью все большего числа представителей привилегированного сословия. Одной из отраслей общественной благотворительности была признана сфера просвещения. Однако власть не могла позволить появлению в стране обособленной от чиновной иерархии области благотворительности, и встало во главе зарождающегося меценатства.

Правительственная политика по регулированию общественной благотворительности включала интегрирование не только частных средств, но и ее инициатив. Итогом совместной деятельности государства и общественности страны на поприще просвещения стало создание Воспитательных домов и Смольного института благородных девиц – первого системного женского учебного заведения в Российской империи. Органом управления института стал Опекунский совет. Согласно иерархии сословного государства возглавляли его государственные чины в лице сенатора, генерал-поручика И.И. Бецкого, графа П.И. Панина, секретаря императрицы С.А. Козина.

Власть стимулировала участие общественности в новом деле. С момента организации Смольного института при нем был учрежден Местный совет – благотворительная общественная организация, состоящая исключительно из дам дворянского сословия. От деятельности совета зависело содержание курсов, внутренняя организация жизни учебного заведения, решение хозяйственных вопросов.

В годы правления Екатерины государство начинает активно поощрять частную благотворительность: в рамках смешанных государственно-общественных учреждений, в число которых входило и женское образование, рождались и апробировались новые способы мобилизации и использования средств меценатов. В практику вошло создание «вечных капиталов». Для оптимального использования денежных средств сами капиталы оставались неприкосновенными и размещались на банковских счетах или обращались в ценные бумаги. На благотворительные нужды поступал ежегодно начисляемый с них доход, составлявший обычно от 4% до 5,5%.

Привилегированное общество, несмотря на давление множества предрассудков, и предубеждений старого времени, оценило стремление власти.

Мемуарная литература убеждает нас в мысли о том, что постепенно прогрессивные члены элитарного сословия проникались мыслью о необходимости системного воспитания и образования для своих детей, чего нельзя сказать о представителях других сословий. Так потерпел неудачу замысел императрицы о проведении широкой образовательной реформы для всего народа. Проведена реформа, в соответствии с которой по всей империи предполагалось открытие всесословных, бесплатных общеобразовательных «народных училищ» для лиц обоего пола, не инициировала развитие женского образования, т. к. обучение девушек в публичных школах считалось делом «непристойным».

К концу XVIII в. область благотворительности сосредоточилась под руководством императрицы Марии Федоровны. В 1796 г. была образована канцелярия ее имени. Анализ деятельности канцелярии за период 1796– 1828 гг. показал увеличение количества женских учебных заведений – до 10 институтов и училищ, позволяющих воспитанницам получить образование с учетом сословной принадлежности. За это время, что не менее важно, была создана четкая финансовая система, которая, имея законодательные рычаги привлечения средств и льготы со стороны государства, могла полностью обеспечивать подведомственные заведения, что в свою очередь давало возможность приема на службу лучших специалистов. Несмотря на то, что уже в 1802 г. было создано Министерство народного просвещения, женское образование по-прежнему оставалось в ведении благотворительного органа – канцелярии императрицы Марии.

К началу правления Николая II, исходившая изначально от государства инициатива в вопросе просвещения женщин, стала интересна и для общества. Менялся и сам социум, который, как и всякий сложный самонастраивающийся механизм, стал приобретать те формы, которые соответствовали его внутренним потребностям.

В § 2 «Женщины новой культуры в образовательной системе николаевского времени» исследуется трансформация общественного сознания в рассматриваемом вопросе, а также анализируется процесс дальнейшей реформации ведомства императрицы Мария – «министерства просвещения для женского пола», как называли его современники.

1828 г. стал временем образования ведомства – IV отделения Собственной его императорского высочества канцелярии. Согласно указу Николая I производилась реорганизация канцелярии императрицы Марии и все созданные к этому времени благотворительные заведения поступали под непосредственное управление императорской семьи. Относительно дарованных заведениям привилегий, способов управления Николай Павлович не внес никаких изменений, если не считать утверждения должности статс-секретаря, на которую был назначен Г.П. Вилламов. Личное руководство IV отделением Николая I способствовало поднятию престижа этой сферы: придавая филантропам статус государственных служащих, ведомство все активнее привлекало средства общественности к решению особо значимых социальных вопросов, в числе которых было и развитие сферы женского образования.

Расцвет литературных салонов часто группировавшихся вокруг какойлибо выдающейся личности, делал роль женщины в обществе все более заметной. Подчеркнем, что такие качества, как ум, образованность, красноречие и умение вести беседу уже не только не получали в общественном дискурсе негативной оценки, как «не женские», но, напротив, составляли необходимую, неотъемлемую часть нормативного образа женщиныаристократки, каким он предстает в воспоминаниях и записках современников. Другое дело, что интеллектуальные достоинства женщины воспринимались таковыми лишь при условии, что они не заслоняли иных, традиционно женских достоинств.

К концу 30-х гг. XIX столетия в образованном русском обществе уже сложились и стали привычными основные педагогические приемы и подходы домашнего и общественного воспитания детей. Просматривается все более активное желание общественности финансировать сферу просвещения, что свидетельствовало о возросшем спросе на «продукт просвещения» у представителей не только дворянского, но и купеческого сословий. Это в равной степени было характерно как для мужского, так и для женского образования. Всплеск купеческой благотворительности был связан с распространением идей ответственности богатства. Происходил он под влиянием дворянских благотворительных идей, проникших в Россию со второй половины XVIII века. Желание не отставать от дворян, по-видимому, играло свою роль в развитии купеческой благотворительности. Меценатство было выгодно обеим сторонам: заведение получало необходимые суммы для развития, благотворителю же это открывало путь к чинам и орденам и, как правило, способствовало удачной деловой карьере. Добровольное отчисление части средств в пользу общественно значимых начинаний помогало купечеству повысить невысокий в общественном понимании социальный статус сословия.

За десятилетие с 1830–1840 гг., к существующим в стране 14 женским институтам были добавлены еще пять. Однако, не всегда купечество, на средства которого создавалось все большее количество женских институтов, могло рассчитывать на благосклонность властей при приеме их дочерей. Едва ощутимые изменения в вопросе демократизации женского образования жестко пресекались государством, которое незыблемым принципом отечественного образования признавала сословность. Так в 1843 г., реализуя названный принцип, государство учредило для девиц духовного сословия епархиальные училища.

В правление Николая I государство возлагало на женское образование решение внутриполитических вопросов. Наиважнейшим признавалась задача укрепления в глазах народа существующей системы, не менее важной была проблема национальных окраин, в частности Польши. Император не признавал возможным оставить ей автономию, дарованную Александром I.

Создание единой, не только по территории, но по закону и духу империи – именно такую цель преследовала власть при Николае I. Одним из способов ее реализации была признана сфера образования, в том числе и женского.

За период с 1828 по 1854 г. в управлении IV отделением произошли существенные изменения. Являясь ведомством, под чьим покровительством создавались и развивались женские учебные заведения, оно со временем именно эту сфера выделило как приоритетную в своих делах. В 1844 г.

при IV отделении был учрежден Учебный комитет, деятельность которого включала не только наблюдение за ходом педагогического процесса, но и детальную разработку учебных планов и программ, издание необходимых учебников и руководств.

К концу 1846 г. император официально одобрил положение об управлении женскими учебными заведениями империи. Согласно документу все они находились под покровительством императорской четы. Управлял заведениями Главный совет, образованный в 1845 г., который признавался не только их центральным органом, имеющим совещательную, наблюдательную и распорядительную власть, но и государственным учреждением, задача которого состояла в контроле и координации деятельности местных советов при институтах. Финансовое обеспечение заведений по-прежнему зависело от деятельности Опекунских советов, состоящих при СанктПетербургском и Московском Воспитательных домах. В 1854 г. управлению учреждениями было присвоено наименование «Ведомства учреждений императрицы Марии».

К началу 50-х гг. XIX века в Российской империи была создана достаточно разветвленная сеть женских учебных заведений. Одной из задач, поставленных властью, была унификация их деятельности. Главным советом начата работа по составлению единого устава женских институтов. Проект разделения их на три разряда вводил жесткую классификацию заведений по сословному принципу.

Глубинные процессы в обществе, связанные с перераспределением его богатств, размывом сословной структуры становились одной из причин расхождения общественности и власти по вопросу задач отечественной школы. Практика государственного регулирования благотворительной деятельностью, а через нее и сферой женского образования в правление Николая I, вызывало недовольство общественности, формированию у нее оппозиционной психологии, убежденность в том, что поставленных целей можно добиться лишь противостоянием государственно-бюрократической машине. Все большее число людей, вне зависимости от сословия, хорошо осознавало необходимость развернуть на основе частной благотворительности новые формы женского образования в стране.

Глава II «Становление женского всесословного образования» состоит из двух параграфов.

В § 1 «”Женский вопрос”: от консолидации к конфронтации власти и общества» рассматривается политика государства и инициатива общественности в сфере женского образования в период 1855–1881 гг.

Взойдя на российский престол, император Александра II, целиком одобряющий политику отца, изначально не был готов кардинально менять государство. Подтверждением преемственности в рассматриваемой сфере стало утверждение в 1855 г. единого устава для женских учебных заведений. Документ подтвердил деление заведений на три разряда – высший, средний, низший – применительно к состоянию семейства и потребностям разных сословий.

В то же время в обществе все сильнее звучали требования о всесословности отечественного образования. Общественный интерес к вопросу доступного большинству женщин образования вызвала статья Н.И. Пирогова «Вопросы жизни», опубликованная в журнале «Морской сборник» в 1856 г.

Журнал «Воспитательное руководство для родителей и воспитателей», образованный в 1857 г., одним из первых на своих страницах стал знакомить читателей с идеями Я.А. Коменского, И.Г. Песталоцци, Д. Локка. Как известно, эти авторы давно проповедовали идеи о том, что мальчик и девочка, богатый и бедный – все созданы по образу Божьему, следовательно, все люди имеют одинаковые права на образование.

Период Великих реформ вызвал к жизни необычную прежде общественную активность – тысячи людей стремились принять участие в сотворении новой жизни. Именно образование стало восприниматься как панацея от общественных язв. Государственная власть обратила пристальное внимание на женское образование, являя готовность сотрудничать с обществом. Осознание горожанами своей социальной значимости, включение «третьего сословия» (наравне с дворянством, духовенством и купечеством) в решение насущных проблем, совпадение целей и задач женского образования в правительственных кругах и общества, а также предоставление последнему относительной свободы самоорганизации и хозяйствования, способствовало увеличению численности меценатов. Это в свою очередь привело к заметному росту и разнообразию женских учебных заведений в пореформенный период.

15 марта 1858 г. был утвержден императором проект училищ для приходящих девиц. К обучению в них «допускались девицы всех свободных состояний, без различия сословий», т. е. за исключением крепостного крестьянства. Желание общественности участвовать в становлении новой школы получило одобрение со стороны правительства, но при условии, что «дворянство и городские общества примут в сем деле деятельное участие». 30 мая 1858 г. было утверждено «Положение о женских училищах ведомства Министерства Народного Просвещения», и созданные на средства городов женские училища были отданы в его ведение. С этого момента монополия IV отделения в сфере светского женского просвещения была нарушена. Состав членов Главного совета женских учебных заведений был дополнен представителями Министерства народного просвещения.

Долгое время директивная роль в сфере женского просвещения попрежнему принадлежала Мариинскому ведомству: 9 января 1862 г. был утвержден устав для женских училищ Мариинского ведомства, 10 ноября 1862 г. им присвоено наименование женских гимназий, 30 ноября 1863 г.

была утверждена нормальная табель. Термин «нормальная» говорил о том, что подобное распределение учебного времени желательно во всех женских гимназиях. Анализ предметов, введенных в женские гимназии, показал, что организаторы хотели видеть их заведениями общеобразовательного характера.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.