WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 76 |

В качестве упражнения читатель может вывести общее правило для перехода от основания 10 к любому основанию B: нужно выполнять последовательные деления на B, начиная с данного числа z; остатки и будут «цифрами» при записи числа в системе с основанием B. Например, 109 4 15 1 2 2 109 (в десятичной системе) = 214 (в семеричной системе).

Естественно, возникает вопрос: не был ли бы особенно желательным выбор какого-либо специального числа в качестве основания системы счисления Мы увидим дальше, что слишком маленькое основание должно было бы вызвать кое-какие неудобства; с другой стороны, слишком большое основание потребовало бы заучивания многих цифр и знания расширенной таблицы умножения. Высказывались соображения в пользу системы с основанием 12 («двенадцатиричной»): указывалось, § 1 ОПЕРАЦИИ НАД ЦЕЛЫМИ ЧИСЛАМИ что 12 делится без остатка на два, на три, на четыре и на шесть, и потому вычисления, связанные с делениями и дробями, при основании 12 были бы несколько проще. Чтобы написать произвольное число в двенадцатиричной системе, понадобились бы две лишние цифры — для обозначения чисел «десять» и «одиннадцать». Пусть обозначало бы десять, а — одиннадцать. Тогда в двенадцатиричной системе «двенадцать» пришлось бы написать в виде 10, «двадцать два» — в виде 1, «двадцать три» — в виде 1, а «сто тридцать один» — в виде.

Изобретение позиционной нумерации, основанной на поместном значении цифр, приписывается шумерийцам и вавилонянам; развита была такая нумерация индусами и имела неоценимые последствия в истории человеческой цивилизации. Более древние системы нумерации были построены исключительно на аддитивном принципе.1 Так, в римской нумерации CXVII обозначает «сто + десять + пять + один + один + один».

Египетская, еврейская и греческая системы были на том же уровне.

Неудобством чисто аддитивной системы является то обстоятельство, что с увеличением изображаемых чисел требуется неограниченное число новых символов. Но главнейшим недостатком древних систем (вроде римской) было то, что сама процедура счета была очень трудна: даже самые простые задачи могли решать только специалисты-профессионалы. Совсем иначе обстоит дело с распространенной в наше время индусской «позиционной» системой. В средневековой Европе она появилась через итальянских купцов, в свою очередь заимствовавших ее у мусульман.

Позиционная система обладает тем чрезвычайно выгодным свойством, что все числа, и малые и большие, могут быть записаны с помощью небольшого числа различных символов; в десятичной системе таковыми являются «арабские цифры» 0, 1, 2,..., 9. Не меньшее значение имеет и легкость счета в этой системе. Правила действий с числами, записываемыми по позиционному принципу, могут быть резюмированы в виде таблиц сложения и умножения и могут быть раз навсегда выучены на память. Старинному методу счета, которым раньше владели лишь немногие избранные, теперь обучают разве лишь в начальных школах.

В истории культуры найдется немного примеров того, чтобы научный прогресс оказал на практическую жизнь столь глубокое, столь облегчающее влияние.

3. Арифметические действия в недесятичных системах счисления. Исключительная роль десятка восходит к истокам цивилизации и без всякого сомнения связана со счетом по пальцам на двух руках.

Но наименования числительных в разных языках указывают и на На самом деле элементы «позиционности» есть и в римской нумерации, во всяком случае, порядок расположения «разрядов» играет роль; так, VI = V + I, но IV = V - I, LX = L + X, но XL = L - X и т. п. — Прим. ред.

32 НАТУРАЛЬНЫЕ ЧИСЛА гл. I наличие (в былые времена) иных систем счисления, именно с основаниями двадцать и двенадцать. В английском и немецком языках слова, обозначающие 11 и 12, построены не по десятичному принципу, сочетающему десятки с единицами: они лингвистически независимы от слов, обозначающих число 10. Во французском языке слова, обозначающие 20 и 80, позволяют предполагать первоначальное существование системы с основанием 20, используемой для тех или иных надобностей.

В датском языке слово halvfirsinds-tyve, обозначающее 70, буквально переводится «полпути от трижды двадцать до четырежды двадцать».

Вавилонские астрономы пользовались системой, являвшейся отчасти шестидесятеричной (с основанием 60), и именно в этом обстоятельстве следует искать объяснение того факта, что час и угловой градус подразделены на 60 минут.

В недесятичных системах счисления правила арифметики, конечно, те же самые, но таблицы сложения и умножения однозначных чисел отличны от наших десятичных. Будучи приучены к десятичной системе и связаны наименованиями числительных в нашем языке, мы, если попытаемся считать по иным системам, сначала испытаем известное неудобство. Попробуем поупражняться в умножении по семеричной системе. Прежде чем приступить к этому, рекомендуется выписать две таблички, которыми придется пользоваться.

Сложение Умножение 1 2 3 4 5 6 1 2 3 4 5 1 2 3 4 5 6 10 1 1 2 3 4 5 2 3 4 5 6 10 11 2 2 4 6 11 13 3 4 5 6 10 11 12 3 3 6 12 15 21 4 5 6 10 11 12 13 4 4 11 15 22 26 5 6 10 11 12 13 14 5 5 13 21 26 34 6 10 11 12 13 14 15 6 6 15 24 33 42 Станем теперь умножать 265 на 24, причем эти числа предполагаются написанными в семеричной системе. (Если написать числа по десятичной системе, то речь идет об умножении 145 на 18.) Начнем с умножения 5 на 4, что, как показывает таблица умножения, дает 26.

+ Мы пишем 6 на месте единицы, затем переносим двойку в следующий разряд. Далее, находим, что 4 · 6 = 33 и что 33 + 2 = 35. Пишем в § 1 ОПЕРАЦИИ НАД ЦЕЛЫМИ ЧИСЛАМИ произведении 5 и продолжаем таким же образом, пока умножение не закончится. При сложении чисел 1456 и 5630 на месте единиц получаем 6 + 0 = 6, затем на месте семерок 5 + 3 = 11. Пишем 1 и 1 переносим на место «сорокадевяток», где получается 1 + 6 + 4 = 14. Окончательный результат: 265 · 24 = 10416.

Для проверки проделаем то же действие в десятичной системе. Чтобы переписать число 10416 по десятичной системе, придется найти степени 7 вплоть до четвертой: 72 = 49, 73 = 343, 74 = 2401. Отсюда следует, что 10416 = 2401 + 4 · 49 + 7 + 6, причем правая часть равенства записана уже по десятичной системе. Складывая числа, мы находим, что число 10416, записанное по семеричной системе, равно числу 2610, записанному по десятичной. Умножим теперь 145 на 18 в десятичной системе: получается как раз 2610.

Упражнения. 1) Составьте таблицы сложения и умножения в двенадцатеричной системе и проделайте несколько примеров вроде приведенного выше.

2) Напишите «тридцать» и «сто тридцать три» в системах с основаниями 7, 11, 12.

3) Что обозначают символы 11111 и 21212 в этих системах 4) Составьте таблицы сложения и умножения для систем с основаниями 5, 11, 13.

С теоретической точки зрения система, построенная по позиционному принципу с основанием 2, выделяется в том смысле, что это основание — наименьшее возможное. В этой двоичной (диадической, бинарной) системе имеются лишь две цифры: 0 и 1; всякое иное число записывается как комбинация этих символов. Таблицы сложения и умножения сводятся к двум правилам: 1 + 1 = 10 и 1 · 1 = 1. Но непрактичность такой системы достаточно очевидна1: чтобы изобразить уже небольшие числа, нужны длинные выражения. Так, число «семьдесят девять», которое представляется в виде 1 · 26 + 0 · 25 + 0 · 24 + 1 · 23 + 1 · 22 + 1 · 2 + 1, записывается в двоичной системе как 1001111.

Чтобы проиллюстрировать, насколько просто производится умножение в двоичной системе, перемножим числа семь и пять, которые записываются соответственно в виде 111 и 101. Принимая во внимание, Со времени написания книги (1941 г.; последнее английское издание, которым мы располагали, вышло в 1948 г.) столь «непрактичная» для обычного счета двоичная система получила широкие и общеизвестные применения в машинной математике (идея которых — «кодирование» любого текста с помощью алфавита из двух знаков — предугадывается в приводимой ниже фразе Лапласа о Лейбнице). — Прим. ред.

34 НАТУРАЛЬНЫЕ ЧИСЛА гл. I что в этой системе 1 + 1 = 10, мы пишем:

+ 100011 = 25 + 2 + 1, и в итоге, как и следовало ожидать, получается тридцать пять.

Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646–1716), один из величайших умов своего времени, расценивал двоичную систему чрезвычайно высоко. Вот что говорит по этому поводу Лаплас: «В своей бинарной арифметике Лейбниц видел прообраз творения. Ему представлялось, что единица представляет божественное начало, а нуль — небытие, и что Высшее Существо создает все сущее из небытия точно таким же образом, как единица и нуль в его системе выражают все числа».

Упражнение. Исследуйте в общем виде вопрос о представлении чисел в системе с основанием a. Чтобы называть числа в этой системе, нужны наименования для однозначных чисел 0, 1,..., a - 1 и для различных степеней a: a, a2, a3,... Сколько именно числительных потребуется, чтобы назвать все числа до одной тысячи в системах с основанием a = 2, 3, 4, 5,..., 15 Каково должно быть основание a, чтобы число этих имен числительных было наименьшим (Примеры: если a = 10, то нужно десять числительных для однозначных чисел. Затем еще три числительных, обозначающих 10, 100 и 1000, всего — 13. При a = 20 нужно двадцать числительных для однозначных чисел и еще числительные для 20 и 400; всего — 22. При a = 100 понадобится числительное.) § 2. Бесконечность системы натуральных чисел.

Математическая индукция 1. Принцип математической индукции. Последовательность натуральных чисел 1, 2, 3, 4,... не имеет конца: действительно, как только достигается некоторое число n, вслед за ним сейчас же можно написать ближайшее к нему натуральное число n + 1. Желая какнибудь назвать эти свойства последовательности натуральных чисел, мы говорим, что этих чисел существует бесконечное множество.

Последовательность натуральных чисел представляет простейший и самый естественный пример бесконечного (в математическом смысле), играющего господствующую роль в современной математике. Не раз в этой книге нам придется иметь дело с совокупностями, содержащими бесконечное множество объектов; такова, например, совокупность всех точек на прямой линии или совокупность всех треугольников на плоскости. Но бесконечная последовательность натуральных чисел безусловно представляет простейший пример бесконечной совокупности.

§ 2 БЕСКОНЕЧНОСТЬ СИСТЕМЫ НАТУРАЛЬНЫХ ЧИСЕЛ Последовательный, шаг за шагом, переход от n к n + 1, порождающий бесконечную последовательность натуральных чисел, вместе с тем лежит в основе одного из важнейших и типичных для математики рассуждений, именно принципа математической индукции. «Эмпирическая индукция», применяемая в естественных науках, исходит из частного ряда наблюдений некоторого явления и приходит к констатации общего закона, которому подчиняется явление в его различных формах. Степень уверенности, с которой закон таким образом устанавливается, зависит от числа отдельных наблюдений и выводимых из них заключений. Часто подобного рода индуктивные рассуждения бывают вполне убедительными; утверждение, что солнце взойдет завтра с востока, столь несомненно, насколько это вообще возможно; и все же характер констатации в данном случае совсем иной, чем в случае теоремы, доказываемой на основе строгого логического, т. е. математического, рассуждения.

Что касается математической индукции, то она применяется иным, отличным способом с целью установления истинности математической теоремы в бесконечной последовательности случаев (первого, второго, третьего и так далее — без всякого исключения). Обозначим через A некоторое утверждение, относящееся к произвольному натуральному числу n. Пусть A будет хотя бы такое утверждение: «Сумма углов в выпуклом многоугольнике с n + 2 сторонами равна 180 · n». Или еще:

обозначим через A утверждение: «проводя n прямых на плоскости, нельзя разбить ее больше чем на 2n частей». Чтобы доказать подобного рода теорему для произвольного значения n, недостаточно доказать ее отдельно для первых 10, или 100, или даже 1000 значений n. Это как раз соответствовало бы принципу эмпирической индукции. Вместо того нам приходится воспользоваться строго математическим и отнюдь не эмпирическим рассуждением; мы уясним себе его характер на частных примерах доказательства предложений, которые мы обозначили через A и A. Остановимся на предложении A. Если n = 1, то речь идет о треугольнике, и мы знаем из элементарной геометрии, что сумма углов такового равна 180 · 1. В случае четырехугольника, (n = 2) мы проводим диагональ, разделяющую четырехугольник на два треугольника, и тогда сейчас же становится ясно, что сумма углов четырехугольника равна сумме углов в двух треугольниках, именно равна 180 + 180 = 180 · 2. Обращаясь к случаю пятиугольника (n = 3), мы разбиваем его таким же образом на четырехугольник и треугольник. Так как первый из названных многоугольников по доказанному имеет сумму углов 180 · 2, а второй — 180 · 1, то всего в случае пятиугольника мы получаем сумму углов 180 · 3. И теперь нам уже становится ясно, что рассуждение может быть продолжено совершенно таким же образом неограниченно. Мы докажем теорему для случая n = 4, затем для случая n = 5, и т. д. Как и раньше, 36 НАТУРАЛЬНЫЕ ЧИСЛА гл. I каждое следующее заключение неизбежно вытекает из предыдущего, и теорема A оказывается установленной при произвольном значении n.

Так же обстоит дело и с предложением A. При n = 1 оно, очевидно, справедливо, так как всякая прямая делит плоскость на 2 части. Проведем вторую прямую. Каждая из двух прежних частей разобьется в свою очередь на две части — при условии, что вторая прямая непараллельна первой. Но, как бы то ни было, в случае n = 2 всего окажется не более 4 = 22 частей. Добавим еще третью прямую. Каждая из уже имеющихся частей или будет разбита на две части, или останется нетронутой. Таким образом, число вновь полученных частей не превысит 22 · 2 = 23. Считая это установленным, мы точно так же перейдем к следующему случаю и т. д. — без конца.

Сущность предыдущего рассуждения заключается в том, что, желая установить справедливость некоторой общей теоремы A при любых значениях n, мы доказываем эту теорему последовательно для бесконечного ряда специальных случаев A1, A2,... Возможность этого рассуждения покоится на двух предпосылках: а) имеется общий метод доказательства того, что если справедливо утверждение Ar, то следующее по порядку утверждение Ar+1 также справедливо; б) известно, что первое утверждение A1 справедливо. В том, что эти два условия достаточны для того, чтобы справедливость всех утверждений A1, A2, A3,... была установлена, заключается некоторый логический принцип, имеющий в математике столь же фундаментальное значение, как и классические правила аристотелевой логики.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 76 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.