WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 51 |

Вне всякого сомнения, стратегия и тактика захвата уходит в историческое прошлое человека: имущество, богатство, рабы и первобытными племенами и возникшими государствами «прибирались к рукам» в ходе разного рода набегов и войн. Лишь затем «захваты» сменялись другими, более цивилизованными формами, что также закономерно. «Начальная стадия развития института собственности, стадия захвата и обращения в свою пользу, переходит в следующую стадию – стадию организации производства, зарождающегося на основе частной собственности (на рабов); племя развивается в более или менее экономически самостоятельную производственную общность; теперь приобретения начинают цениться не столько как свидетельства успешного исхода набега, а, скорее, как свидетельства превосходства обладателя этих материальных ценностей в силе над другими индивидами в пределах общности… По мере того, как хищническая деятельность вытесняется производственной деятельностью в повседневной жизни общины, а также в образе мышления людей, трофеи хищнических набегов как общепринятый показатель успеха и превосходства в силе постепенно, но все более заменяются накопляемой собственностью» [16, с.77].

В современной России нахальство и алчность разного рода «хищников» усугублялись еще одним значимым социальнопсихологическим обстоятельством. Дело в том, что советское государство в течение десятилетий «давило» личность, всячески (вплоть до уголовного преследования) расправлялось с ее индивидуальными предпринимательскими склонностями и инициативой. Освободившись от такого пресса, наиболее предприимчивые «дельцы» (как их обычно называли в социалистические времена) не могли не противопоставить себя государству, обеспечивая таким образом своеобразную месть за «поруганное прошлое» и потерянные выгоды (не отсюда ли расхожая поговорка: сколько у государства не воруй, - своего не вернешь). Поэтому они часто выступают лидерами в раз ных сферах теневой экономики, считая, что таким образом скорее всего можно сколотить состояние.

Мотивами деятельности захватчиков является обычно обогащение, личное возвышение посредством достатка «над толпой», но некоторых из них «процесс захвата» с помощью хитроумных приемов и способов привлекает сам по себе. Порой захватчик не брезгует и воровством, особенно если находится среди незнакомых ему людей. Так, в Сибири о людях, прибывших для поиска собственности и счастливой доли, зачастую говорили: «Поселенец, что младенец, - на что взглянет, то и тянет». «Захватчик» своего рода игрок, чья «игра» зачастую связана с риском, поскольку по ее ходу и результатам может наступить банкротство или правовая ответственность, последовать месть или ответные меры со стороны потерпевших и завистников. В связи с этим уже сама удачная игра высоко поднимает самооценку такого «игрока», делает его самоуверенным и самонадеянным. Если к тому же противозаконная деятельность проходит без юридических последствий, его нередко «обуревают» апломб и амбиции, особенно по отношению к разного рода неудачникам, «слюнтяям», «маменькиным сыночкам», не способным действовать по примеру «захватчика». Деятельность такого типа людей и, даже больше сказать, их рождение и «вызревание» особенно активизируется в периоды экономических кризисов и передела собственности, причем это явление характерно для разных стран.

Уже Т. Веблен подметил, что индивиды хищнического типа, хотя представляют собой социальное явление, но сами по себе они не любят «массу», толпу, не приемлют действия в стае. «Успех социальной группы или партии предполагает наличие сильной приверженности своей группе или партии, преданности вождю или верности догмату, тогда как соперничающий индивид скорее достигнет своей цели, если в нем будут сочетаться энергия, инициатива, эгоизм, коварство и агрессивность варвара с отсутствием лояльности или приверженности своему клану, которые свойственны дикарю» [16, с.229].

В России «захватчики» особенно «расшевелились» в послеперестроечный период и начальном периоде приватизации. Их девиз «в борьбе за собственность все средства хороши» и их реальные действия вызывали отторжение в сознании простых людей. Не случайно в народе захватчиков российского образца назвали «прихватизаторами»: ярко подмечен общий корень «хват» - хватать.

Большинство «прихватизаторов» ещё до начала процесса имели маститых родственников, сами находились на хороших постах, и (или) на верхних ступенях социальной лестницы обладали «своей рукой». Освоившись в «правовом поле» и обеспечив хорошие связи в коррумпированных государственных и муниципальных органах захватчик, как правило, не боится нападения с этой стороны. Для него ярый враг – такой же «захватчик», живущий рядом или «варяг», набирающий силы. Такой конкурент может с помощью мошенничества «перекупить» собственность захватчика, затеять суды и пересуды, организовать с благословения политических лидеров и правовых органов вторичный захват предприятий и имущества по известному принципу «экспроприация экспроприаторов», наконец, физически устранив соперника и наиболее активных его сторонников. Как известно, подобными примерами «кишит» российская действительность конца XX-го - начала XXI-го века.

Характеризуя «захватчиков», нельзя не заострить внимание на ответном отношении к ним «обычных» гражданин страны. Ведь захватчики с детских лет росли с ними на одном «социальном поле», в одних и тех же условиях и чаще всего обладали «среднестатистическим» имуществом. Лишь в смутные времена первые сделали резкий рывок в своём благосостоянии, причём, как уже говорилось, зачастую сомнительными способами. Это обстоятельство не может не привести «среднего», а тем более «бедного» гражданина к ощущению свершившейся несправедливости, к зависти (часто оправданной или неоправданной) и т.п. Немалая часть населения в такой социально – психологической обстановке ждёт реванша, надеется на карающее правосудие.

Но все же, характеризуя негативизм некоторых качеств «захватчиков» и соответствующее отношение к ним со стороны «обделенных», не станем сбрасывать со счетов определенную востребованность их характеристик запросами резко меняющейся ситуации, масштабности дел и преобразований. Интересно в этом плане описание некоторых особенностей личности и деятельности Б. Гейтса:

«Журнал Fortune утверждает, что каждое успешное начинание требует для своей реализации трех личностей: мечтателя, бизнесмена и «настоящего сукина сына». Билл Гейтс обладает всеми тремя качествами, и это ставит его впереди списка, как самого успешного в мире бизнесмена, начавшего с нуля и достигшего вершин бизнеса» [20, с. 75]. По-видимому, именно это обстоятельство обусловливает то, что у некоторых наших отечественных «сукиных сынов» есть свои почитатели и последователи, особенно среди молодежи.

2. Скопидомы, «скряги» (в умеренных и даже патологических – Плюшкин – вариантах) – люди, накапливающие собственность ради нее самой и своего удовольствия от нарастающего богат ства. По некоторым своим собственническим установкам они близки к первой категории, но в отличие от «захватчика» они редко нарушают законы и действуют по принципу: «Курочка по зернышку клюет». Самооценка, самоуважение таких людей связаны с увеличением собственности и зачастую не зависят от мнений окружающих (любые критические высказывания со стороны других воспринимаются на основе защитного механизма: «завидуют»).

Интересно, что в русском языке обозначение людей, которые отличаются скупостью и жадностью, имеет несколько «моделей».

Во-первых, это представление о неуступчивости, прижимистости, черствости скупых, у которых и «снега зимой не выпросишь», кулак, «жила», «жмот». Во-вторых, это характеристики человека, который по крохам собирает свое состояние. Здесь возможны и положительные вариации: это просто «накопитель», собиратель, бережливый хозяин. В-третьих, скупость человека часто увязывают с его жадностью. «Жадный» по словарю Даля исходит от слова «жаждущий», а также от понятия «ненасытный» на что-либо – на пищу, на богатство и т.д. Наконец, хоть редко, но все же встречается «модель» скряги как грязного, мерзкого человека, неряшливого до отвращения (именно таким Н.В. Гоголь показал в «Мертвых душах» известного героя Плюшкина).

Наличие в перечисленных моделях и положительных, и отрицательных трактовок понятия «скряга», «скопидом», не позволяет строить отношение к нему сугубо однозначно. Может быть «скряга» в качестве омерзительного скупца, готового «удавиться за копейку».

Но «скряга» может быть и сугубо рыночного типа, если увеличение собственности он фанатически увязывает со своей предпринимательской карьерой. Страсть к накоплению и отвращение к неоправданному расходованию средств в данном случае может играть для него очень важную экономическую роль, поскольку позволяет постепенно «вызревать» в богатого торговца, бизнесмена и т.п.

Наряду с этой экономической функцией «скопидомство» может иметь и другие важные для личности последствия. В частности, человек, для которого накопительство стало своего рода глубинной личностной потребностью, получает и внутреннее удовлетворение в связи с реализацией данной потребности. Таким образом, он выигрывает не только экономически, но и психологически. Подобный тип «умеренного скряги» играет немаловажную роль при первичном накоплении капитала. Не вызывает сомнения то, что скопидомство может носить и патологически заостренный характер. Не случайно Э. Фромм среди неплодотворных ориентаций социальных типов личности называл стяжательство. Эта ориентация предопределяла то, что человек стремится как можно больше получать из внешнего мира и по - минимуму делиться с ним любыми вещами. В этом плане «скопидом» отличается от «захватчика» только тем, что первый не использует для обогащения насильственных и авантюристических методов.

3. Несведущий собственник (в грубом варианте – «профан»). Типичный представитель данной категории обычно имеет небольшой достаток или его можно отнести к бедным людям. Через невысоко оплачиваемую работу он особо не надеется улучшить своё благосостояние. Остаётся уповать на «счастливый случай», на нечаянное везение. У такого человека весьма развиты по отношению к собственности мотивы нужды (собственное проживание, помощь близким) и прагматические мотивы (прежде всего обеспечение средств для относительно безбедной старости). Нередко таких людей подогревают фантазии счастливого обогащения. Желание увеличивать свою собственность, прежде всего, в денежном выражении у него выражено ярко, и разговоры о возможном обогащении постоянно на устах.

Между тем возможности таких людей в накоплении собственности обеднены рядом причин.

Во-первых, советская система, при которой прошла значительная часть их жизни, не привила им умений и навыков рационального экономического мышления и поведения, не приучила самостоятельно добиваться значимых выгод и прибылей, а сформировала неприязнь к собственническим потенциалам личности (отсюда и соответствующие установки – не вина их, а беда);

Во-вторых, в силу ряда обстоятельств (возраст, невысокий уровень образования и способностей, провинциальный менталитет, отсутствие знакомства с современными информационными системами и т.п.) такие люди не могут быстро адаптироваться в рыночной экономике и усвоить ее социально-правовые реалии;

В-третьих, в силу названных причин, они редко представляют тот факт, что быть собственником – это не только и не столько благо и приятность, сколько ответственность и необходимость траты многих усилий и средств, чтобы собственность росла и развивалась, а не хирела. И этот психологический барьер им трудно преодолеть В-четвертых, они обычно не имеют хороших знакомых, близких людей, способных оказать им помощь в просвещении в вопросах собственности. Наоборот, есть немало взаимодействующих с «профанами» лиц, которые заинтересованы в их безграмотности и некомпетентности, поскольку это позволяет манипулировать их хотя бы и небольшими денежными средствами: обрушившиеся финансовые структуры, такие как МММ (Мавроди), «Властелина», «Хопер– инвест» и другие вырастали прежде всего на непросвещенности несведущих собственников.

Сегодня существует немало мошеннических «фирм», которые также строят свою деятельность и «делают деньги» на обмане экономически безграмотных обывателей. Что характерно и одновременно прискорбно, горькие уроки ничему не учат многих из «профанов». Вот классический пример. «Хозяйка» «Властелины» В.Соловьёва в 90-х годах создала финансовую пирамиду и путём мошенничества «украла» деньги 17 тысяч вкладчиков. Освобождённая из «мест не столь отдалённых» досрочно, она в начале 2000-х годов вновь принялась за своё «ремесло»: собирала деньги с граждан под обещания через некоторое время поставить автомобили по ценам значительно ниже рыночных. И вновь к ней потянулись некоторые граждане, надеясь на «халявку» (как говорят в России). И вновь люди напоролись на шарлатанство.

Но даже если «несведущие» уходят от интриг и обмана различных аферистов и авантюристов, в силу своей обедненной психологии им редко удается рационально и выгодно вложить свои средства, спланировать продуманную стратегию увеличения собственности, расширить свои экономические возможности. И все это из-за уже названных причин.

Естественно, подобного рода личности нередко встречаются и в зарубежной практике. Не случайно в зарубежных книгах о богатстве и бедности людей сегодня часто приводится мысль, что деньги не всегда делают человека богатым, что есть люди, чьи большие заработки, а тем более разные выигрыши в лотерею, ничуть не снимают возможности их банкротства. Это происходит как из-за неумения «заставить» деньги работать на себя, так и из-за их нерациональных трат (39, с.147).

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.