WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 51 |

«Вы, Анатолий Васильевич, конечно, отлично еще помните то время, когда вы – марксисты – вели ожесточенную политику с народниками. Вы доказывали, что России необходимо благодетельно пройти через «стадию капитализма». Что же вы разумели тогда под этой благодетельной стадией Неужели только «тунеядство буржуев» и «стрижку купонов» Очевидно, тогда вы разумели другое. Капиталистический класс вам тогда представлялся классом – худо ли, хорошо ли – организующим производство. Несмотря на все его недостатки, вы считали, совершенно согласно с учением Маркса, что такая организация благодетельна для отсталых в промышленном отношении стран, каковы, например, Румыния, Венгрия и … Россия.

Почему же теперь иностранное слово «буржуа» – целое огромное и сложное понятие – с вашей легкой руки превратилось в глазах нашего темного народа, до сих пор его не знавшего, в упрощенное представление о буржуе, исключительно тунеядце, грабителе, ничем не занятом, кроме стрижки купонов!» [44, с.152-153]. (Как тут не вспомнить строки из стиха: «Ешь ананасы, рябчиков жуй, день твой последний приходит, буржуй»).

Стереотипные суждения типа «империалист», «буржуй» и т.п.

точно так же, как и все другие стереотипы экономического сознания личности - это упрощенные привычные представления и суждения, поясняющие и оценивающие экономические явления, которые включают в себя следующие компоненты: а) знание, т.е. описание явления, факта в определенных терминах (буржуазия – тунеядствующий, пекущийся только о собственной прибыли, «стрижке купонов» социальный класс), б) образ, т.е. житейское, обыденное представление о них (буржуй – это человек располневший, ожиревший, поедающий в неограниченных количествах рябчиков и ананасы), в) эмоцию, т.е. положительное или отрицательное отношение к данному явлению, факту (представитель буржуа вызывает не только негативные чувства, но своими отталкивающими характеристиками чисто по – человечески порождает эмоциональное отвращение). В "действующем" стереотипе все названные компоненты взаимосвязаны между собой и вкупе определяют поведенческие реакции личности.

Наиболее характерный пример наличия и содержания стереотипных суждений в житейской практике – это различные пословицы и поговорки. Они представляют собой усвоенные тем или другим народом в повседневном опыте краткие, меткие и образные суждения о реалиях окружающего мира. Достаточно заглянуть в словать В.И. Даля, чтобы убедиться в том, что мудрость многих пословиц и поговорок. Выработанных в прошлом, устойчива и по отношению к сегодняшнему дню:

- О чем тому тужить, кому есть чем жить;

- Добр Мартын, коли есть алтын, худ Роман, коли пуст карман;

- Стоит крикнуть, да денежкой брякнуть – все будет;

- Были бы бумашки – будут и милашки;

- На чужое добро и глаза разгораются;

- Будут завитки на чужие пожитки;

- Долг платежом крашен, а займы - отдачею;

- Слава тебе Господи: и сыт, и пьян, и никому не должен.

Кстати сказать, многие пословицы и поговорки всех времен и народов отражают разумность и рациональность истинного хозяина.

Можно рассмотреть следующую классификацию экономических стереотипов.

По своему содержанию экономические стереотипы могут быть поделены на два разряда:

а) По существу отражаемых реалий: субъекты экономической деятельности: отдельные индивиды, группы, фирмы, корпорации; экономические категории: деньги, собственность, налоги, рынок и т.п. (например, о деньгах - «деревянный рубль»); стандарты потребления и обеспеченности (о существующих в нашей стране до 80-х годов критериях и образцах благосостояния человека увидевшие их иностранцы говорили так: "Какие вы, русские, счастливые, поскольку не знаете, как плохо вы живете").

О том, сколь несоответствующие сегодняшнему дню экономические стереотипы формировались у представителей старшего и среднего поколения России, можно судить по весьма «колоритному» примеру: отношению А. Чубайса к одному из столпов рыночной экономики – свободной частной торговле. Оно, как у немалого количества советских людей, отличалось негативностью. Подобное отношение было у него и в конце 80-х годов. Когда его друг П. Филиппов выращивал и продавал луковицы тюльпанов, втягивая в этот бизнес других членов команды, Чубайс не мог сдержать всплеска эмоций: «Меня все это бесило страшно. Наверное, элемент ханжеского воспитания сказывался. С детства я усвоил: торговля – что–то не совсем приличное. В нашей семье всегда считалось: если купил – продал, то это падение какое–то, ниже всякого допустимого уровня.

И когда я обнаруживал своих ребят, торгующих луковицами из-под телогрейки, я просто в ярость приходил: - И ты, гад, туда же! …Я и до сих пор не могу реагировать спокойно, когда в очередной раз в газете «Правда» читаю про то, что «Чубайс тюльпаны продавал». Заявляю документально: тюльпаны не продавал. Из идеологических соображений. Категорически» [64, с.22].

То, что для человека из высшей экономической и политической элиты страны до сих пор участие в законном малом предпри нимательстве воспринимается, как что–то унижающее, еще раз подчеркивает необходимость более серьезного анализа традиционных установок россиян по отношению к современным экономическим реалиям.

б) По характеру оценок, заключенных в стереотипе: положительные, отрицательные, нейтральные. При этом оценка, заложенная в любом из стереотипов, может быть не вполне объективной или совсем неверной, что делает ее предвзятым мнением. В бизнесе предвзятость может оказать «медвежью услугу», если она, особенно неправильно отражает предпринимательские потенциалы людей.

Интересно сослаться здесь на ситуации из первых шагов деятельности корифея интеллектуального бизнеса Билла Гейтса. Весьма молодым человеком он вышел на сотрудничество с известной фирмой JBM, которая явно недооценила его деловую хватку. Джэк Сэмс, один из руководителей корпорации, которые подписали контракт с 21-летним Гейтсом о снабжении первых компьютеров JBM операционной системой, вспоминает: «Когда он вошел, я подумал, что это курьер».

Ошибка предвзятости к возрасту и возможному отсутствию компетентности и средств «да что знает и может этот мальчишка» весьма негативно отразилась впоследствии на некоторых сторонах деятельности JBM. Сам Гейтс вспоминает о подобного рода предвзятостях: «Вначале к тебе относятся с некоторой долей скептицизма. Если ты слишком молод, трудно снять помещение. Невозможно взять машину напрокат, если тебе меньше двадцати пяти лет, так что на встречи с клиентами я всегда ездил на такси. Когда же люди предлагали встретиться в баре, чтобы обсудить наши дела, я не мог пойти в бар, потому что меня туда не пускали». Сам Гейтс отлично видел, какое впечатление создает его молодость, и использовал его с большой выгодой для себя [20, с.64].

в) По степени распространенности стереотипы подразделяются на универсальные - зачастую понятные и "переводимые" для людей из разных стран, или, по крайней мере, для граждан одной страны; региональные - рожденные и функционирующие в определенных регионах как расширенной (Сибирь, Кавказ, Поволжье, Дальний Восток и т.д.), так и более узкой распространенности (Московская, Смоленская, Иркутская, Новосибирская области); локальные - стереотипы местного (районного, городского, поселкового) значения или характера. Локальные стереотипы - это обычно мнения и суждения о местных предпринимателях, бизнесменах, о качестве их продукции, о наиболее значимых для местных жителей "экономических" объектах природопользования, туризма, производства, о местных "мерках" того, как "все живут", о критериях богатства и бедности, явно различающихся по конкретным регионам и т.п. Кстати сказать, региональные и локальные стереотипы пока весьма слабо изучаются психологами и экономистами, но они могут быть весьма значимыми в рекламе, маркетинге, обслуживании и других видах деятельности.

По сферам своего распространения стереотипы присущи разнообразным областям экономики: прежде всего производственной деятельности (например, «работоголик», или «трудоголик», а также стереотипы-поговорки, как то: работа не волк, в лес не убежит и др.), торговли (не обманешь, не продашь), маркетинга, менеджмента, сервиса, транспорта, рекламы и т.д. В последнее время весьма распространенными стали стереотипы "теневой экономики". Они характеризуют отношение людей к различным формам хищения государственного имущества ("сколько у государства не воруй, своего все равно не вернешь"), к видам "левого" или частного обслуживания, к предприятиям, нелегально производящим алкоголь, табачные изделия, лекарства и т.д.

Этнографический характер стереотипов может касаться их принадлежности и (или) отнесенности к представителям разных народов, полов и возрастов, места проживания ("ну ты и деревенщина!", "в вашем захолустье (дыре, глуши, глухомани) никакого настоящего бизнеса не может быть", "все кавказцы – торгаши», а «у всех русских общинный менталитет" и т.п.).

При более детальном анализе можно различать социальнопрофессиональную принадлежность стереотипов, т.е. их отнесенность к людям конкретной профессии (все бухгалтеры - "сухари" - черствые, педантичные люди), и, в свою очередь, мнение людей одной профессии о других (так, для представителей технических профессий, большинство гуманитариев – «болтуны и краснобаи»). Характерно также выражение в стереотипах суждений о людях определенного слоя (страты) общества (общеизвестно, что "новый русский" это отнюдь не бедный человек, имеющий свои, зачастую негативные особенности) и статуса в социально-административных структурах (чиновник - взяточник, бюрократ).

Заканчивая краткий анализ содержания и основ классификации экономических стереотипов необходимо выделить для более глубокого осмысления ряд моментов.

Во-первых, мы вновь подчеркиваем высказанную мысль о том, что экономические стереотипы - это суждения, касающиеся многих реалий окружающей жизни и облегчающие индивиду их по нимание. Экономические стереотипы могут "переводить" человеку на более доступный язык (в буквальном и переносном смысле) различные экономические термины, понятия, закономерности. Это могут быть явления как из жизни своего народа, так и слова, функционирующие в других языках. Такой "перевод" может быть вполне адекватным, максимально точным, но может и существенно искажать суть явления, факта, события. Неадекватность интерпретации, трактовки стереотипов в разных этнических, социальных, профессиональных и «должностных» группах затрудняет взаимопонимание и взаимодействие между людьми. В плане проблематики собственности они могут «воспроизводить» и доносить до людей неверное толкование её сути.

Во-вторых, в условиях экономической нестабильности, различных случайных перипетий в хозяйственной жизни общества, формирование экономических стереотипов носит неконтролируемый и нередко непредсказуемый характер, порой усугубляющийся социально-антагонистическими отношениями. Яркий пример здесь - понимание разными людьми термина "приватизация": для одних - значительной части общества - это "прихватизация" с явным привкусом обмана, несправедливого перераспределения национального богатства, хищничества и воровства; для других приватизация - это необходимая, естественная и весьма значимая точка отсчета рыночной экономики; мнения третьих варьируются между названными двумя полюсами. Подобных метаморфоз в стереотипизации современной экономики было, есть и еще будет немало, особенно если учесть социально – психологический, «стратовый» характер стереотипов, т.е. их принадлежность определённым группам людей.

В-третьих, формирование современных стереотипов может заметно отличаться своими "механизмами", а именно: их рождение, передача и функционирование часто происходит не по традиционной схеме - от старших к младшим, а, наоборот, - от молодых и «крутых» представителей общества к "убеленным сединами старцам". "Яйца курицу учат" - такой тип социализации стал обычным во многих слоях и группах нашего общества, "сметая" старые этнические традиции. Это вполне естественно и неизбежно, поскольку, во-первых, стереотипные суждения, бытовавшие в социалистической экономике, во многом устарели, стали архаичными и не могут чем-то помочь подрастающему поколению, а во-вторых, молодежь более мобильна, открыта новому и нацелена на адаптацию в новых условиях. Но все же в таком процессе есть свои психологические издержки, особенно для старшего поколения. Данная закономер ность проявится и в том, что молодежь скорее усвоит «хитроумные» отношения собственности в рыночной экономике.

В-четвертых, известно, что стереотипы в некоторой степени могут модифицироваться и трансформироваться в зависимости от экономических, социальных и политических изменений, но этот процесс происходит крайне медленно, хотя на первый взгляд - быстро. Рождающиеся и формирующиеся сегодня стереотипы рыночной экономики (как официальной, так и "теневой") долгое время будут предопределять дальнейшее развитие социально-экономических отношений в нашей стране, в том числе отношений собственности. В связи с этим они нуждаются в тщательном и глубоком изучении.

Особенности мотивов собственности Признание значения собственности в нашей стране, положительные и негативные последствия приватизации обусловили существенное изменение мотивов собственности, причем эти метаморфозы происходят по-разному в сознании молодого человека и старика, у "бедного" и "богатого", у людей из различных социальных страт.

Мотивы, как внутренние побудительные причины признания значения собственности, всегда взаимосвязаны с экономическими позициями личности, поскольку общие тенденции в этих позициях – признание или непризнание частной собственности являются главными детерминантами специфики мотивов. Так, человек, взращенный в атмосфере отрицания частной собственности, даже сегодня может по-прежнему относиться к уже изменившимся реалиям. В связи с этим в настоящее время важно пронаблюдать, в каком состоянии находится массовое сознание по проблемам собственности.

Уместно поделиться некоторыми результатами социальнопсихологических опросов на данную тему, проведенных в конце 2000 и 2001 года в Иркутской области1. На вопрос об общем отношении к стремлению людей владеть частной собственностью были получены следующие результаты (см. рисунок 2).

В 2000 году по репрезентативной выборке опрошено 870 человек из г. Иркутска, Ангарска и Иркутского сельского района. В 2001 г. респондентов было 500. Здесь и дальше используются результаты данных исследований. Использование цифр других исследований оговаривается в тексте. Авторы благодарят студентов психологического отделения БГУЭП, ассистента кафедры социальной и экономической психологии Бажина Д.С., а также Иванова Д.В. за помощь в сборе и обработке эмпирических данных.

2000 г. 2001 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.