WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 51 |

«Делайте пожертвования, ко благу душ ваших. Те, которые остерегают себя от скупости, - те блаженны. Если вы даете ссуду богу хорошею ссудою: Он вдвойне отплатит вам: он простит вам». Любой человек при смерти, вспоминает о том, что нужно было быть в жизни щедрым и добродетельным, не проявлять своей скупости. Но зачастую это прозрение приходит поздно. Не прислушивается Бог к словам умирающего: «Господи! О, если бы отсрочил мне хотя бы малое время! Я стал бы подавать милостыню, и я был бы из числа добродетельных. Но Бог не отсрочит ни одной душе, как скоро наступит определенный для неё срок» (глава 63-я: Лицемеры, стихи 10-11).

В плане религиозно нравственного отношения к собственности особенно интересна практика «милостыни» – закят. Она представляет собой вид религиозного налога, под который подпадают некоторые предметы имущества и богатства у людей, чей уровень жизни и доходов превышает минимальные и средние показатели. По мусульманским представлениям закят очищает оставшуюся часть собственности дающего.

Эта «милостыня» собирается в конце каждого года для поддержки различных слоев населения: бедных мусульман, новообращенных, нуждающихся в помощи, чтобы «встать на ноги», для мусульман, по уважительной причине оказавшихся должниками, для мусульман – нищих путников, для мусульман – военнопленных, для мусульман, защищающих или пропагандирующих ислам, и для тех, чья работа – собирание закята. Учитывая такой дифференцированно - благотворительный характер «милостыни», понимаешь, что она не только играет роль своеобразного «буфера» стабилизации отношения бедных людей к богатым, но и выполняет важную объединительную функцию в исламских общинах. Не случайно Коран уподобляет закят ссуде, выдаваемой Богу, за которую он отплатит сторицей.

Соблюдение норм, и особенно закята, обеспечивает соответствие нажитого богатства проповедуемым исламом религиознонравственным установлениям и является свидетельством добропорядочности и праведности его владельцев.

Вместе с тем о наличии альтернативных, как и в христианстве, отношений к собственности в психологии мусульманства говорят строки из четверостиший О. Хайяма.

Из всего, что Аллах мне для выбора дал, Я избрал черствый хлеб и убогий подвал Для спасенья души голодал и страдал, Ставши нищим, богаче богатого стал.

Хоть мудрец не скупец и не копит добра Плохо в мире и мудрому без серебра Под забором фиалка от нищенства никнет А богатая роза красна и щедра.

Лучше впасть в нищету, голодать или красть Чем в число блюдолизов презренных попасть Лучше кости глодать, чем прельститься сластями За столом у мерзавцев, имеющих власть.

3.2.3 Буддизм Буддизм в истории и практике религиозной философии проявил себя конфессией, отрицающей иллюзорность повседневных страстей и желаний человека, приводящие его к неминуемым утратам и страданиям. В связи с этим буддизм не принимал собственность как форму связи с материальным миром. Но на житейском уровне в буддизме не отрицаются богатство, благополучие, если нет безудержного стремления к ним, если нет всепоглощающего желания разбогатеть. Более того, обеспеченность, процветание людей уважаются и считаются оправданными как подтверждение благоприятной кармы (судьбы, предназначения), как воздаяние за заслуги в инкарнации (прошедших перерождениях). Точно так же труд, если он не самодавлеет над человеком, труд не ради богатства, а для преодоления пороков лености, праздности и эгоизма, если он способствует духовному росту, - получает в среде буддистов почет и уважение.

Во многих буддийских книгах рассматриваются десять буддийских запретов. Некоторые из них также касаются богатства и собственности. Так, среди трех дурных действий в отношении тела есть воровство – присвоение чужой собственности без согласия владельца вне зависимости от ценности объекта кражи. Среди трех мысленных дурных действий – алчность – желание обладать тем, что принадлежит другому и злонамеренность – желание навредить другому, неважно сильно или нет.

Хотя в буддийской классической литературе не выражены конкретные экономические воззрения, косвенное отношение к ним можно вывести из хозяйственной деятельности буддийских дацанах (религиозных храмах) и монастырях. Во многих из них священнослужители единовременно выполняли определенные профессионально – производственные и предпринимательские функции, обеспечивая тем самым существование и размеренный быт данных конфессиональных сообществ. Вполне естественен, среди обитателей этих общин вызревали определенные философские позиции по отношению к собственности, богатству, деловым взаимоотношениям в социально-экономической деятельности. В качестве примера в масштабах российского буддизма можно привести некоторые заповеди, изложенные известным бурятским мыслителем, ламой Кодунского дацана, Э.-Х. Галшиевым. Заповеди, касающиеся двух родов нравственного закона – духовного и мирского, – сформулированы в его книге «Зерцало мудрости».

Как бы ни было жалко имущества, не ставь его дороже жизни.

Имущество приобретают для жизни, а жизнь дана не для имущества.

Поддакивая другим, не осуждай найонов и старших.

Прежде подумай о том, Поднимешь ты или не поднимешь ношу, взваленную на их плечи.

С почтеньем заимствуй знания у других народов, приравнивая их к богатству.

Если у других не учишься науке, то когда-нибудь подпадешь под чужую зависимость.

Думай, что благодеяние дороже золота, серебра и прочих ценностей.

Кончится добродетель – наступит верная смерть, кончится богатство – не умрешь.

Приведенные и подобные им наставления, нравоучения, памятки и советы, зафиксированные в разнообразных формах народной памяти – этносов, проповедующих буддизм, - пословицах, поговорках, притчах, баснях, мифах, сказаниях и т.п. вне всякого сомнения формировали определенные установки людей в отношении имущественной и интеллектуальной собственности, хозяйственной деятельности. Опора на них при дифференцированном влиянии на формирование адекватного отношения к собственности и деловому взаимодействию в различных этнических группах (буряты, тывинцы, калмыки и т.п.), по-видимому, сегодня обязательна. Унифицированное, «глобальное» воздействие на социально-экономические установки представителей буддизма, как и любой из выше названных религий, а также этнических групп всегда будет в чем-то ущербным, оторванным от реальной жизни народов.

Таким образом, как говорилось выше, если эксплуатация является универсальным явлением, сопровождающим любые формы собственности, то этническое и религиозное отношение к собственности всегда в чем-то уникально, самобытно, в связи с историческими и национальными особенностями образа жизни и превалирующих условий жизни. Отсюда любые вопросы, касающиеся богатства, имущества, недвижимости и т.п. всегда имеют свои национальные детали и тонкости. Об этом будет свидетельствовать материал следующего раздела.

3.3. Приватизация и изменения в психологии собственности В разделе о формах собственности мы уже дали определение понятию приватизация в ее широком и узком смысле. Вместе с тем, хотя многие вопросы приватизации стремятся раскрывать и интерпретировать экономисты, само это явление весьма трудно назвать сугубо экономическим. Даже более того: существуют совершенно противоположные позиции. Одна из них принадлежит А. Чубайсу, который в книге «Приватизация по-российски» пишет: «… с точки зрения классического экономического образования приватизация – не экономика. Вы не найдете ни в одном учебнике по макро или микроэкономике ни одной главы о приватизации. Ведь это больше процесс организационно – политический, процедурный, чем профессионально – экономический» [64, с.21]. Но, несмотря на то, что приватизация, как считают некоторые, – это не экономика, всегда и везде наличествуют некоторые ее предпосылки, значимые и в политическом, и в экономическом, и в психологическом плане.

Вопросы, вынесенные авторами книги в данный раздел, в чёмто носят политический оттенок и во многом дискуссионны. Но всё же мы решили не уходить от них. Утверждающий себя российский собственник, как и студенты и учащиеся, которым вскоре предстоит заниматься собственным бизнесом, должны хорошо представлять те проблемы, которые легли в фундамент рыночных реформ в нашей стране. Нельзя уподобляться страусу, зарывшемуся головой в песок.

Гораздо лучше проанализировать положительные и отрицательные стороны российских метаморфоз и на этой основе попытаться найти наиболее оптимальные пути формирования массового отечественного собственника. На это нацеливают и другие компетентные мнения. Авторы уже несколько раз цитированного исследования ИКСИ РАН 2005 года считают, что возникшие в 90-х годах крупные состояния не рассматриваются большинством населения как легитимные. «Высокий уровень поддержки идеи пересмотра результатов приватизации будет сохраняться и впредь. Учитывая это, необходимо найти формы объяснения между обществом и властью по проблеме. Отделаться отдельными примерами и закрыть эту тему не удастся», - подчёркивают учёные [см.111].

3.3.1. Ожидаемые и реальные плюсы и минусы приватизации Если попытаться обобщить опыт стран, так или иначе прошедших через приватизацию, то ожидания и надежды многих организаторов этого дела (частично сбывшиеся) можно отразить в следующей таблице (см. табл. 7).

Таблица Ожидаемые плюсы приватизации Экономические Психологические - Повышение эффективности предприятий, - Рождение и (или) укрепление чувпоскольку в большинстве стран частные ства хозяина;

предприятия действуют успешнее и при- развитие самостоятельности и инибыльнее, чем государственные;

циативы у работников и менеджеров;

- Сокращение государственных расходов - повышение материальной заинтере на приватизированные предприятия; сованности в деятельности предприятия;

- Получение дохода от продажи гос. собственности, пополнение гос. бюджета; - забота о статусе и имидже приватизированного предприятия;

- Повышение качества и снижение стоимости единицы продукции; - усиление индивидуального контроля за успешностью деятельности - Расширение числа активных участников управленцев и организаторов произэкономической жизни общества (через акводства;

ционированную собственность);

- Сокращение бюрократического и политического вмешательства в деятельность предприятий В Британии приватизация получила название «народного капитализма». В манифесте консервативной партии говорится: «Мы намерены сделать каждого гражданина страны акционером. Подобно машинам, телевизорам, стиральным машинам и отпуску за границей, акции перестанут быть привилегией меньшинства и станут доступными для многих» [55, с.182].

Демократические государства Западной Европы также стремятся стать нациями акционеров. Во Франции, например, число частных держателей акций утроилось с конца 1986 г., когда была приватизирована первая государственная компания – фирма по производству стекла «Сен – Гоблен». На Парижской бирже на долю частных акционеров приходится 80 % общей стоимости сделок (весьма значительная цифра). За последние три года в частный сектор перешло 138 компаний общим объемом капитала в 20,4 млрд. дол. И с общим числом занятых в 300 тыс. человек. Продажа коммерческого банка «Париба» привлекла ошеломляющее количество инвесторов – 3,81 млн.

Вполне резонно, что такого рода «плюсы» (в разных их количествах и качествах) ожидали и отечественные организаторы приватизации. Сбылись ли данные надежды, а если не сбылись, то почему - на этот вопрос важно получить ответ любому гражданину, интересующемуся развитием отношений российского человека к частной собственности.

Сделанное выше признание о том, что приватизация больше носит организационно – политический характер, естественно предполагает и признание того, что в ней прежде всего заинтересованы определенные социальные группы расслаивавшегося «советского общества», когда-то считавшегося однородным и стабильным. По крайней мере эта мысль господствовала в «социалистической» общественной науке, которая «делила» общество лишь на рабочих (пролетариат), колхозное крестьянство и интеллигенцию. Но уже в 40-50 годах на Западе существовало немало концепций о реальных стратах в «едином советском народе».

В частности, представляет интерес анализ многомерной социальной структуры советского общества 40-50-х годов, данный американским социологом А. Инкельсом. Он рассматривал ее как пирамиду из девяти страт (социальных слоев).

На вершине находится правящая элита (партийногосударственная номенклатура, высшие военные чины). На втором месте – высший слой интеллигенции (видные деятели литературы и искусства, ученые). Обладая значительными привилегиями, они не имели тех властных полномочий, которыми располагал высший слой.

Достаточно высокое третье место отводилось «аристократии рабочего класса». Это наиболее авторитетный «высший управленческий персонал крупных предприятий, стахановцы, «маяки», ударники пятилеток и т.д. Этот слой также имел большие привилегии и высокий престиж в обществе. Именно он олицетворял «декоративную» демократию: его представители были депутатами Верховных Советов страны и республик, членами ЦК КПСС (но не были включены в партийную номенклатуру), входили в руководящие органы иных организаций.

Далее следовал основной отряд интеллигенции (управленцы среднего звена, руководители небольших предприятий, научные и научно-педагогические работники, офицеры и т.д.).

Пятое место занимали «белые воротнички» (мелкие управленцы среднего звена, не имевшие, как правило, высшего образования).

Шестое – «преуспевающие крестьяне», работавшие в передовых колхозах, где создавались особые условия труда. С целью формирования «образцово-показательных» хозяйств им выделялись дополнительные государственные финансовые и материальнотехнические ресурсы, что позволяло обеспечить более высокую производительность труда и уровень жизни.

На седьмом месте находились рабочие средней и низкой квалификации. Численный состав этой группы был достаточно велик.

Восьмое место занимали «беднейшие слои крестьянства» (а такие составляли большинство). И, наконец, на самом низу социальной лестницы находились заключенные, которые были лишены практически всяких прав. Данный слой был весьма значительным и составлял несколько миллионов человек.

В целом, надо признать, что у автора названной и некоторых других аналогичных концепций были веские причины для подобной стратификации. К тому же они руководствовались близкими и понятными для Запада критериями стратификации, выделенными разными учеными, в том числе русским автором – эмигрантом Питиримом Сорокиным.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.