WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |

Недеонтологические эталоны не оказывают социализирующего воздействия посредством предписания долженствующего поведения, а устанавливают иерархию ценностей, одобряемую обществом. Привлекательность и желательность типичных образцов художественных и материальных ценностей или инерция традиции являются стимулирующими факторами воздействия. Высокие образцы нравственного поведения, характерные, в частности, для героев литературных произведений социалистического реализма, создавали образ желанной личности, которой стремились подражать («Юноше, обдумывающему житье, спрашивающему, делать жизнь с кого б Скажу не задумываясь: делай ее с товарища Дзержинского!» - В.Маяковский).

Система социальных статусов, ролей и функций является другим организационным механизмом взаимоотношений индивида и общества. Относя себя к той или иной категории людей, социальной группе, человек тем самым берет на себя обязательства согласования личных интересов с групповыми установками и интересами. Его права в значительной мере также определяются исполняемой ролью, а не личными качествами.

Специфическим информационным механизмом социализации выступает система обучения, образования и воспитания.

Здесь большое значение имеют средства массовой информации, школа, другие образовательные учреждения и идеологические институты общества.

Зависимость личности от выработанных обществом установок и правил противоречиво сказывается на характере и условиях человеческого бытия. Обладая достаточным запасом прочности, чтобы противостоять любым попыткам изменения, социальная организация подчиняет не только внешние проявления, но и внутренний мир человека. Интересы и потребности людей входят в противоречие с интересами надындивидуальных, безличностных структур. Весь опыт XX столетия подтверждает правоту мысли и позиции великого гуманиста Альберта Швейцера: «Ни на одно мгновение не должно оставлять нас недоверие к идеалам, создаваемым обществом, и убеждениям, господствующим в нем. Мы знаем, что общество преисполнено глупости и намерено обманывать нас относительно вопросов гуманности. Общество - ненадежная и к тому же слепая лошадь. Горе кучеру, если он заснет!»1. «Отстоять личность от общества» - так характеризует одну из тенденций в развитии самосознания европейской культуры М.Л.Гаспаров: «...Большую часть своей истории люди, пытаясь выжить, для одоления природы сплачивались в общество. Ценилось то, что помогало одолеть природу и встроиться в общество. Переломным был XVIII век: человек уже победил природу и еще не осознал, что стал рабом общества - памятником этой иллюзии остался “Робинзон Крузо”. Два последних века стали борьбой человека за освобождение от общества и против им же вызванного экологического кризиса. Теперь цениться стало то, что помогает сохранять природу и отстоять личность от общества»2.

О необходимости сохранения дистанции между обществом и личностью говорят ныне многие деятели культуры. Стирая границу между общественной и частной жизнью, общество Швейцер А. Культура и этика. - М., 1973. - С. 325.

См.: Вопросы философии. - 1992. - №3. - С. 132.

разрушает человека и, как следствие, обрекает себя на постоянную борьбу и насилие. Жесткая регламентация всех сторон жизни индивида подготавливает взрыв, что в результате грозит крушением обществу.

Инкультурация - процесс, в ходе которого индивид осваивает традиционные способы мышления и действий, характерные для культуры, к которой он принадлежит. Нет человека вне культуры. Он погружен в нее точно так же, как и принадлежит обществу1. И поскольку культура есть важнейшая категория человеческой жизнедеятельности, все его представления и навыки складываются в определенной культурной среде, диктующей направления общественной активности индивида. «Сколько» и «какой» культуры и как именно человек усваивает, зависит, конечно, и от его личных качеств; но он живет в традициях культуры, говорит и мыслит на языке той или иной культуры, пользуется ее понятиями и образами, разделяет со всеми другими членами данной социокультурной общности коренные представления о мире и человеке. Весь общественно-исторический опыт человечества представлен не только объективно-предметно - в орудиях труда, материальных ценностях, в памятниках культуры и искусства и т. д., но и субъективно - в реальной практике и жизни людей. Человек усваивает культурное наследие одновременно и через взаимодействие с предметным миром (предметно), и через взаимо Понятие инкультурации очень близко по содержанию к понятию социализации. «Эти понятия, - считает Э.А.Орлова, - перекрывают друг друга по содержанию, поскольку оба означают освоение людьми элементов их социокультурного окружения: культурного пространства-времени, функциональных объектов, технологии деятельности, взаимодействия, общения, символических структур, нормативных образований» (Введение в социальную и культурноую антропологию. - М., 1994. - С. 111). Однако, замечает автор, освоение биологически ненаследуемого опыта является предметом анализа и в социологии, и в культурной антропологии, а между этими дисциплинами существуют определенные различия в точке зрения на освоение культуры: внимание к массовым процессам - в социологии, к первичным группам и индивидам - в психологической антропологии.

Это различие в подходах, а следовательно, и в предмете анализа, и обнаруживает себя терминологически.

действие с другими индивидами (субъектно). Та культурная среда, с которой прежде всего сталкивается любой входящий в жизнь ребенок, очевидно, и является первичной и фундаментальной для него. Нередко считают, что таким фундаментом является мир этнически особенных культурных предметов. На самом же деле это прежде всего окружающий мир, главным образом взрослых, с их особым обликом и языком, с их одеждой и домашней утварью, с их напевными колыбельными песнями и сказками. Через это «родное тепло» освоенного окружения и предметного мира формируется внутренний мир ребенка, его представления, витальные нужды и потребности.

В этой связи представляет интерес весьма своеобразный механизм трансляции человеческого опыта, который содержится в концептуальной схеме известного американского теоретика психоаналитического направления Э.Берна. Согласно этой концепции предполагается, что в каждом человеке совмещается три личности - родитель, взрослый и ребенок.

Термином «родитель» обозначаются состояния «я», сходные с образами отца и матери. Термином «взрослый» состояния, автономно вырабатываемые индивидом для объективной оценки реальности. Наконец, термином «ребенок» - состояния «я», продолжающие действовать с момента фиксации в раннем детстве и представляющие собой, по выражению Берна, архаические пережитки1.

В контексте данной концепции человек, продолжающий в собственной жизни копировать действия и рассуждения родителей, реагирующий так, как прореагировал бы один из них, - теми же позами, жестами, словами, чувствами и т.д. - обозначается как «родитель». Культурный опыт, накопленный самостоятельно, осознанное различение стереотипа действия и собственной позиции в решении проблемы характеризует «взрослого» в концепции Берна. Противоположный способ См.: Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. - М., 1988. - С. 16.

реагирования, не выходящий за пределы родительского опыта, принадлежит маленькому ребенку1.

Данная концепция, хотя она и разработана применительно к анализу поведенческих актов, представляет и интерес вообще для понимания процесса трансляции человеческого опыта.

Благодаря сфере психических содержаний, квалифицируемых в структуре личности как «родитель», система смыслов субъекта обогащается усвоенными, а не самостоятельно найденными стереотипами поведения, реагирования, рассуждения и т. д. Что же касается человека, который в свое время воспитывал индивида (структура личности которого в данном случае анализируется) и который передал ему свое видение мира, способы и формы восприятия и осмысления реальности, то этот человек в свою очередь прошел стадии «ребенка», «родителя» и «взрослого». Содержание его «родителя» составлялось из стереотипов и навыков, «безвозмездно переданных» ему людьми, его воспитавшими. А те в свою очередь несли в себе опыт своих «родителей»... Таким образом сохраняется преемственность жизненного опыта даже у тех поколений, связь между которыми кажется полностью нарушенной или если прошлое забыто, вычеркнуто из памяти.

Но не следует торопиться с выводами. Благодаря действию этого своеобразного механизма трансляции все стадии развития общественного сознания, связанные с историей и культурой того народа, к которому принадлежит данный индивид, оказываются встроенными в структуру его личности, причем в значительной степени независимо от его воли и желания.

Этот исторический культурный опыт предопределяет многие формы жизнедеятельности человека, варианты его индивидуальных реакций на происходящие события, их оценку и пр.

Через данную цепочку опосредований индивид получает возможность доступа к удаленным по времени и нетипичным для современности способам восприятия репрезентации культурной информации. Они служат источником творческих решений, нетривиальных ассоциаций, аналогий и оценок2.

См.: Берн Э. Указ. соч. - С. 17.

См.: Бескова И.А. О природе трансперсонального опыта // Вопросы философии. - 1994. - №2. - С. 44.

Как и социум, культура влияет на формирование определенного типа человека с его специфическим восприятием и видением окружающего мира, способами мышления, общения с другими людьми, поведения в обществе и т. п. Но в отличие от социальных факторов культурное влияние более устойчиво, ибо не только детерминируется социальными институтами, но охватывает глубинные пласты личности. И хотя ценности культуры во многом зависят от общественных установок, однако в целом сохраняют значение даже тогда, когда социальные отношения теряют человечность и противостоят индивиду как господствующая над ним сила. (Впрочем, сопротивление чуждым культуре социальным процессам в конечном счете не может не вызвать деформации культуры).

В инкультурации (как и в социализации) принято выделять две основные стадии: первичную, или детскую (обычно включая подростковый возраст), и вторичную, взрослую. На первой стадии усваиваются самые распространенные, жизненно необходимые элементы культуры. Задача взрослых здесь - сформировать у нового поколения адекватные навыки, необходимые для нормальной социокультурной жизни, а задача детей - максимально полно овладеть азбукой культуры. Для этого периода в любой культуре существуют специальные способы, которые помогают детям понять и использовать полученные знания и навыки в их повседневной практике.

Показательным примером такого рода является феномен игры. Эта стадия инкультурации характеризуется превалированием роли взрослых в отношениях, связанных с трансляцией культурного опыта, вплоть до использования механизмов принуждения ребенка к постоянному выполнению определенных стереотипных форм поведения.

Основные черты второй стадии инкультурации обусловлены правом индивида на самостоятельный выбор в пределах, установленных в данном обществе. Человек комбинирует полученные знания и навыки для решения жизненно важных задач: расширяются его возможности принимать решения, которые могут иметь значимые последствия для него и для других; он может активно пользоваться опытом других людей, результатом чего могут быть культурные изменения.

Причем индивид во всех этих ситуациях сам может контролировать степень индивидуального риска при выборе решений и действий.

Таким образом, первый уровень инкультурации способствует сохранению стабильности культуры, поскольку трансляция старшим и воспроизведение младшим поколением имеющихся культурных образцов контролируется, препятствуя проникновению в совместную жизнь случайных и новых элементов. Второй уровень инкультурации обеспечивает членам общества возможность принять на себя ответственность за экспериментирование в культуре, внесение в нее изменений различного масштаба. Взаимодействие процессов инкультурации на этих двух уровнях обеспечивает нормальное функционирование и развитие как личности, так и культурной среды1.

Сложность процессов усвоения и передачи культурного опыта не может однозначно влиять на формирование личности, ведь человек не просто производное от культуры, не только некий сколок культуры. Усваивая традиции окружающей среды, личность активно, деятельностно вырабатывает к ним свое смысловое отношение, она обладает определенной внутренней свободой принять или отвергнуть их. Отстаивая противоположную точку зрения, сторонники культурантропологического редукционизма игнорируют по крайней мере два обстоятельства.

Во-первых, тот факт, что люди - не пустые контейнеры, они не просто пассивно впитывают поступающий к ним культурный материал, но воспринимают и используют его поразному в зависимости от своих собственных индивидуальных свойств.

Во-вторых, люди не только усваивают созданную ранее культуру, но и участвуют (конечно, не все и не в одинаковой мере) в ее развитии, созидании, что связано с использованием имеющихся в данной культуре способов действий, с ломкой установившихся стереотипов мышления и традиционных форм деятельности.

См.: Орлова Э.А. Указ. соч. - С. 112.

Индивидуализация. Диалектическая связь природного, социального и культурного в человеке делает его самой сложной системой из всех, какие существуют в мире. Человек не принадлежит целиком ни природе, ни обществу, ни культуре и не является итогом их взаимодействия. Человек системное целое, то есть такое, в котором взаимодействие, взаимовлияние, взаимоопосредование природы, общества, культуры рождают новые качества, выводят его за «пределы самого себя». В одних и тех же социальных условиях, при одинаковом уровне развития культуры, при схожих природных данных мы имеем множество индивидуальностей, органически сочетающих в себе общие черты представителей человеческого рода, особенные признаки представителей определенных общества и культуры, но вместе с тем и уникальные и неповторимые личности. Анализ процессов гоминизации, социализации, инкультурации помогает нам увидеть общее и характерное в становлении личности, но не ее единичность.

В свое время Г.Гейне сказал, что каждый человек есть «целый мир, рождающийся и умирающий вместе с ним»1. Конечно, содержание этого мира, уникального в каждой личности, складывается под влиянием многих внешних условий, в которых живет человек. Но вместе с тем человек - это прежде всего субъект, который способен сам ставить перед собой цели, определять стратегию и тактику жизни, вырабатывать программу своего поведения. Как субъект он обладает свободой выбора2.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.