WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |

тело само исправится», - советовал даосский мыслитель1. В христианском мировоззрении приоритет духовности неоспорим: человек, созданный «по образу и подобию», должен соответствовать высоким духовным критериям. Выдающийся русский философ конца XIX века Владимир Соловьев дает, на наш взгляд, четкое и лаконичное определение духа: «Дух есть сущее как субъект воли и носитель блага»2. Духовность - это нравственно ориентированные воля и разум человека. В известных словах Конфуция: «Человек измеряется не с ног до головы, а от головы до неба» - кроется мысль о духовной природе человека, о масштабе человеческой личности, о подлинном величии человека.

Единство биологических, социальных и духовных начал, тесно между собой связанных, не существующих друг без друга, представляет природу человека. Это единство устойчивых, глубинных свойств, определяющих основные черты жизнедеятельности человека, присуще как всему человеческому роду, так и отдельному индивиду.

Но изменяется ли природа человека «Все меняется, только не человек», - с горечью констатировал Альберт Эйнштейн, узнав о создании атомной бомбы - факт, вновь доказавший, что великие открытия люди используют для уничтожения себе подобных. Однако наше сознание антиномично, как и действительность, которую оно отражает: в постоянстве мы находим изменчивость, в динамике развития изменчивости ищем устойчивость, постоянство. Человеческая природа является инвариантной и вариабельной в одно и то же время, можно сказать, инвариантной по «субстанции» и вариабельной по модификациям. Это противоречие непрерывно воспроизводится, характеризуя и как нельзя лучше демонстрируя постоянство человеческой природы как таковой, общность родовой сущности человечества.

Понятие родовой сущности в силу его известной абстрактности вызывало в недавнем прошлом немало сомнений у философов. Однако как характеристика, включающая ряд определенных устойчивых признаков, оно дает возможность выде Малявин В.В. Чжуан-Цзы. - М., 1985. - С. 230.

Соловьев В.С. Соч.: В 2 т. - М., 1988. - Т.2. - С. 252.

лить и подчеркнуть своеобразие истории человечества в общем процессе биологической эволюции; раскрыть общечеловеческие качества, которые, возникнув в процессе антропосоциогенеза, гарантируют видовую устойчивость человека; установить признаки, подверженные видоизменениям в зависимости от изменяющихся условий существования; показать историческую непрерывность развития общества и становление подлинно человеческого в самом человеке.

Понятия «человеческая природа» и «родовая сущность человека» часто употребляются как синонимы. Смысловые оттенки их использования не столь значительны. Однако категорией «природа» охватываются внешние проявления человеческой натуры, тогда как под «сущностью» понимается единство внутреннего содержания. Концептуальное различие заключается в уровне и характере абстракции, отвлеченности от обилия многих конкретных признаков и свойств. «Сущность» предполагает то, что является главным, определяющим, имеющим принципиальное значение. «Человеческая натура проявляется в разном, но в чем-то, надо полагать, обнаруживается державное качество. Выявить эту главенствующую черту означает постичь сущность человека»1.

Однако необходимо уточнить, что сущность какой-либо реалии (а следовательно, и человека) определяется доминантой качеств, их совокупной внутренней адекватностью. В обиходно-бытовой практике, действительно, ограничиваются, как правило, обозначением одного какого-либо качества, якобы представляющего сущность данного человека (ленив, жесток, скуп либо добр, честен, трудолюбив и т.д.). Между тем внешние проявления далеко не всегда совпадают с внутренней сущностью человека. Поэтому надо принимать во внимание группу существенных признаков, те или иные из свойств, доминирующих в процессе предметно-практической и духовно-творческой деятельности человека и являющихся главными при определении типологии личности. Сущность реалий несводима к единичности проявления: согласно известной Гуревич П.С., Фролов И.Т. Философское постижение человека // Человек. Мыслители прошлого и настящего о его жизни, смерти и бессмертии. Древний мир - эпоха Просвещения. - М., 1994. - С. 4.

формуле, познание идет «от явления к сущности» и «от сущности первого, так сказать, порядка к сущности второго порядка и т.д. без конца».

Диалектическая связь природного, социального и культурного в человеке делает его самой сложной системой из всех в окружающем его мире. Человек не принадлежит целиком ни природе, ни обществу, ни культуре и не является их простой суммой: взаимодействие, взаимовлияние, взаимоопосредование природы, общества и культуры рождают в нем новые качества. Антропоцентристские теории, ставящие человека в центр мироздания, объявляющие его мерой всех вещей, уникальным и универсальным существом, высшей целью и смыслом истории, не так уж далеки от истины, если при этом подразумевается творческая личность, преодолевающая сопротивление инертной среды, способная к самосовершенствованию и органическому единству своих устремлений.

По утверждению современных антропологов и культурологов, своеобразие природы человека заключается прежде всего в его открытости, незавершенной возможности осуществления (постоянное nonfinito). В отличие от других живых существ человек способен преодолевать собственную видовую ограниченность, быть одновременно и неотторжимой частью мира, и в то же время возвышаться над ним. В этой особенности - его уникальность. Афористично выразил эту мысль современный мексиканский философ Хосе Гаос: «Человек - это единственное существо, которое недовольно своей онтологической судьбой и которое хотело бы стать другим.

Поэтому он стремится к уничтожению себя как человека даже путем отождествления себя с Богом»1.

Философ эпохи Возрождения Джованни Пико делла Мирандола в своей знаменитой «Речи о достоинстве человека» утверждал, что человек способен творить себя, открывать в себе новые свойства. Пересказывая библейский миф о сотворении мира, философ объясняет создание человека желанием Бога, «чтобы был кто-то, кто оценил бы смысл такой большой Гаос Хосе. Афоризмы // Философские науки. - 1991. - №7. - С. 141.

работы, любил бы ее красоту, восхищался ее размахом»1. Но прообраза этого нового создания - человека - уже не оказалось, все было сотворено и получило завершение. Поэтому Бог установил, чтобы для человека стало общим все то, что было присуще отдельным творениям, поставил его в центре мира и сказал ему: «Не даем мы тебе, о Адам, ни своего места, ни определенного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному желанию, согласно своей воле и своему решению. Образ прочих творений определен в пределах установленных нами законов.

Ты же, не стесненный никакими пределами, определишь свой образ по своему решению, во власть которого я тебя предоставляю. Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать все то, что есть в мире. Я не сделал тебя ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, сформировал себя в образе, который ты предпочтешь. Ты можешь переродиться в низшие, неразумные существа, но можешь переродиться по велению своей души в высшие, божественные»2. Можно принимать или не принимать антропоцентристскую по своей сути картину мира, представленную в этом меморандуме гуманизма Возрождения, но трудно не согласиться с тем, что человек наделен свободой выбора своей судьбы, что он во многом - результат своих собственных усилий, творец самого себя, субъект познания и творчества.

Чем больше мы приближаемся к нашему времени, тем туманнее для нас становится ренессансная ясность человеческого предназначения. Заметнее проявляются противоречивые свойства натуры человека. Он, «штурмующий небо», овладевающий законами природы, расширивший границы познания вселенной, тщетно пытается понять смысл своего существования. Прогресс науки и технические достижения не делают его спокойным за свое будущее. Напротив, его жизнь наполнена предчувствием катастрофы, он осознает экологическую Пико делла Мирандола Дж. Речь о достоинстве человека // Человек.

Мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии. - М., 1991. - С. 221.

Пико делла Мирандола Дж. Указ. соч. - С. 221.

опасность, грозящую планете. В этой противоречивости существования скрывается нечто загадочное, некая тайна предназначения человека, когда нравственные принципы и запреты встают на пути его безграничного стремления к совершенствованию материального бытия и вообще творчеству.

В свое время Ф.М.Достоевский имел все основания сказать: «Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время: я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком»1. Это - мудрое указание на неисчерпаемость человека как объекта познания и одновременно протест против самоудовлетворенных в своей логике теорий о человеке. В наше время загадка человека и человечества в целом, смысла разумной жизни на земле все более актуализируется, все более привлекает внимание ученых. Человек как субъект познавательной деятельности - лишь слабая тень живого реального человека, не только познающего мир, но и переживающего, творящего его. Однако вместе с преобразованием мира отодвигается и конечная цель его преобразования. Кипучая деятельность и «пустое бездействие», говоря словами Пушкина, уравниваются в безрезультатности итога. И это противоречие тоже составляет неразрешимую тайну человеческого бытия. Французский философ Габриель Марсель выразительно сказал об этом состоянии: «Проблема - это нечто, с чем я встречаюсь, что помещается в некотором роде передо мной... таинство же это то, во что я вовлечен сам, и что, следовательно, мыслимо лишь в плане, в котором различение «внешнего» и «внутреннего» теряет всякий смысл...»2. Марсель в данном случае не подразумевает ничего сверхчувственного: таинство для него - метафора бытийственного обряда, средоточием всех противоречий которого является человек.

§ 2. Сущность и существование Достоевский Ф.М. Письмо к М.М.Достоевскому от 16 августа г. // Полн. собр. соч. - Л., 1985. - Т. 28. - Кн. 1. - С. 61.

Цит. по: Тавризян Г.М. Проблема человека во французском экзистенциализме. - М., 1977. - С. 128-129.

(индивидуальная форма человеческого бытия:

проблемы познания) Человек является предметом изучения различных наук, каждая из которых вносит свой вклад в общую сумму знаний о человеческом бытии. Но у научного знания есть свои законы и логические правила.

Иногда образ, созданный писателем, более ярко и живо высвечивает суть возникающих в научном познании проблем.

Думается, что это можно отнести и к небольшой зарисовке, созданной писательской рукой: «Меня всегда поражало, изумляло до крайности то, как где-нибудь на голой отвесной стене какого-нибудь дома каменного из маленькой щелки растет большое, могучее дерево или хотя бы какой-нибудь куст. Мне это всегда казалось удивительным и непонятным. И вот однажды неожиданно для себя я услышал такое объяснение этому.

Было это в Крыму. Я услышал, как экскурсовод, остановясь возле одного такого прилепившегося к скале дерева, говорил обступившим его слушателям: “Плющ, сосна или другое какое дерево могут прекрасно расти, как вы убеждались не раз, наверно, на такой вот голой скале, потому что в состав скалы входит известняк. На точке роста, имеющейся на корне, выделяется угольная кислота, и она, кислота эта, взаимодействуя с известняком скалы, разрушает его в результате химической реакции, при которой образуются углекислый газ и вода. А дальше уже все просто: вода утилизируется корнем, и дерево растет, разрушая скалу, добывая воду из известняка...” Я почти дословно записал то, что он говорил»1.

Конечно, зарождение живой жизни можно объяснить химической реакцией, и исследование химических процессов может многое дать для понимания и объяснения органической жизни - так же, как и знания химии человеческого мозга проливают свет на функционирование этого сложнейшего устройства природы. Многое, но не все. Иначе зачем существует целый комплекс биологических наук, нейрофизиология Редукционизм (а именно о нем идет речь) - необходимый метод Субботин В. Подорожники // Октябрь. - 1986. - №10. - С. 172.

научного анализа. С одной стороны, человек как родовое существо немыслим вне связей с природой, частью которой он является, немыслим вне связей с обществом - он элемент его, немыслим вне отношения к высшим ценностям культуры, являясь ее творцом и продуктом одновременно. С другой стороны, каждый отдельный человек - это относительно автономная системная целостность. Разумеется, невозможно понять эту живую динамическую целостность, не анализируя компоненты человеческого феномена - биологический, социальный, психологический и т. д., не изучив функции каждого компонента этой целостности. Так и поступают представители многих дисциплин и направлений научного знания. Но за конкретикой, изолированностью результатов утрачивается целое. Достоинства редукционизма оборачиваются его недостатками, когда отдельный компонент получает преобладающее значение, упрощая и искажая представление о человеке.

Представители различных сфер знания, подобно крымскому экскурсоводу, часто испытывают соблазн заявить человечеству: «А дальше уже все просто...».

Казалось бы, выход из такого положения - в комплексном изучении человека. Объединение усилий представителей разных дисциплин отвечает как потребностям развития самого научного знания, так и решению ряда практических задач. И все же какие бы науки (или комплекс наук) ни занимались изучением человека, их методы, направленные на его препарирование, обречены на неизбежную неполноту. Простая сумма знаний, установленных частными науками, не в состоянии обеспечить постижения целостности человека.

То, что не удается достичь с помощью специализированных наук, стремится сделать философия, вырабатывая собственные средства познания сущности человека, выявляя его место и значение в мире, его отношение к миру, к собственным возможностям. Синтезирующий философский подход к человеку обобщает достижения конкретных наук и противостоит редукционизму.

Вся история философии, от ее зарождения до наших дней, - это разные аспекты мировоззренческого осмысления проблемы человека в его связях с окружающим миром. Именно философия задает наиболее общие методологические ориентиры исследования человека, равно важные как для анализа конкретных проблем, с ним связанных, так и для целостного осмысления. Это обеспечивается такой спецификой философии, как универсальность теоретических обобщений.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.