WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 |

Стороны коэволюционных отношений, разумеется, не могут быть равноправными и, добиваясь действительной устойчивости цивилизации, необходимо отдавать определенный приоритет природе. Соответственно и философская рефлексия осуществляет переход «от конфронтационности с миром к попытке его оптимизации». Причем эта идея исходит «не из веры в изначальную благостность бытия», что было бы явной утопией, а из того, что «иного выбора просто нет» («либо человечество научится быть человечным, либо перестанет существовать»). Тенденция к подобному переходу сказывается и во все большей приоритетности экологического критерия в осознании того, что «человек - не раб и не господин природы, не простой свидетель или соглядатай, а союзник, собеседник, сотворец»2.

Осознавая необходимость сохранения разнообразия мира и в то же время интеграции его в общий процесс развития циви См.: Лекторский В.А. Идеалы и реальность гуманизма // Вопросы философии. - 1994. - №6. - С. 27.

См.: Коган Л.А. О будущем философии // Вопросы философии. - 1996. - №7. - С. 24-25.

лизации, человечество не имеет другого пути решения этого противоречия, как диалог культур с их собственным социальным и историческим опытом, традициями, обычаями, нормами поведения и ценностными ориентациями. Взаимодействие культур - залог их сохранения и дальнейшего развития. Толерантность, уважение к достижениям различных культур нуждаются в выработке стратегии воспитания, где возрастает роль консенсуса, согласия при решении конфликтных проблем, ибо локальные конфликты чреваты перерастанием в конфликты мировые, глобальные. Формирование идеалов ненасилия и приоритетов общечеловеческих ценностей в качестве основной стратегии социальной жизни - парадигма выживания человечества.

Противостоит ли этой идее прогресс техногенной цивилизации Безусловно, если иметь в виду культ индивидуализма, толкуемый в духе полной автономии и полной самозамкнутости индивида как гуманистического идеала культуры техногенного общества. Классическое выражение подобная философия получила в знаменитом Декартовом выделении индивидуального сознания как единственного неоспоримого и несомненного доказательства человеческого существования.

Гипертрофирование сознания, «я» индивида во многом предопределило развитие европейской философии, оказав влияние на понимание проблем онтологии, гносеологии, этики.

(Отсюда, например, такие проблемы, как взаимоотношение «я» и внешнего мира, коммуникации самозамкнутых сознаний и др.). Философская мысль последних десятилетий XX века - это в значительной мере попытка нового понимания человека, его укорененности в бытии и межчеловеческих связях1. В этом контексте приобретает особую значимость философское наследие М.Бахтина, его представления о роли межчеловеческой коммуникации, о диалоге. В соответствии с этим новым пониманием - «я существую не потому, что мыслю, а потому, что отвечаю на обращенный ко мне призыв другого человека». Предполагается другая онтология «я». Диалог - это не умозрительное доказательство бытия индивида, а единствен См.: Лекторский В.А. Указ. соч.

ная возможность получить истинное представление о своем индивидуальном существовании.

В сфере идеологии европейская цивилизация на всем протяжении своей истории также переживала конфликтные ситуации. Своеобразными полюсами противостояния в XIX веке были доктрины либерализма и коммунизма. XX век во многом трансформировал эти идеи, и в конце столетия стало совершенно очевидным, что необходимо разумное сочетание идей справедливого переустройства социальной жизни и свободы выбора.

Предпосылки новых стратегий жизнедеятельности человека возникают и в рамках научно-технического прогресса. Современная наука и техника вовлекают в орбиту человеческого воздействия принципиально новые типы объектов. Это сложные саморазвивающиеся системы, в которые включен и человек. Их развитие сопровождается особыми состояниями неустойчивости (точки бифуркации), и в эти моменты небольшие случайные воздействия могут привести к появлению неожиданных структур, которые оказывают влияние на сложившиеся структуры и трансформируют их. При этом может оказаться, что малые, но учтенные и организованные (резонансные) воздействия на сложные системы могут быть чрезвычайно эффективными. «В соответствующие моменты - моменты неустойчивости - малые возмущения, флуктуации могут разрастаться в макроструктуры, - пишут Е.Н.Князева и С.П.Курдюмов. - Из этого общего представления следует, в частности, что усилия, действия отдельного человека не бесплодны, они отнюдь не всегда полностью растворены, нивелированы в общем движении социума»1. Таким образом, не только в сложных технических системах, но и в особых состояниях неустойчивости социальной среды действия каждого отдельного элемента системы могут влиять на макропроцессы. «Отсюда вытекает необходимость осознания каждым человеком Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировидение:

диалог с И.Пригожиным // Вопросы философии. - 1992. - №12. - С. 45.

огромного груза ответственности за судьбу всей социальной системы, всего общества»1.

К такой синергетической системе современная наука относит и всю биосферу. Человек включен в целостную саморазвивающуюся систему, его деятельность может резонировать не только в ближайших, но и в отдаленных участках системы и в определенных ситуациях вызывать ее катастрофическую перестройку. Поэтому неизбежны определенные ограничения человеческой деятельности, направленные на выбор только тех возможных сценариев изменения мира, в которых обеспечивается стратегия выживания. Эти ограничения накладываются и ценностными структурами, пониманием добра, красоты и самоценности человеческой жизни.

Новый тип научной рациональности. В историческом развитии науки начиная с XVII столетия можно выделить три типа научной рациональности, изменявшихся на протяжении развития техногенной цивилизации: классическая, неклассическая и постнеклассическая. Для классического типа рациональности характерна концентрация внимания только на объекте исследования, а все, что относится к субъекту и средствам его деятельности, выносится за скобки. Все, что способен понять разум, вполне тождественно действительности. («Все действительное разумно, все разумное действительно», - говорил Гегель). Этот исторически определенный тип рациональности исчерпал оптимистическое содержание вместе с окончанием времени классической философии.

Неклассическая рациональность связана с относительностью объекта к средствам и операциям деятельности, и поэтому экспликация этих средств и операций выступает как бы условием получения истинного знания об объекте. (Например, гравитационные волны пока не обнаружены, но их воздействие и свойства нашли применение в объяснении астрофизических процессов). Требования к рациональности ослабляются, внимание обращено на логику и способы операций с объектами.

Постнеклассический тип рациональности к системе знаний об объекте, логике доказательств и операций добавляет крите Там же.

рии деятельности. Поэтому когда современная наука поставила в центр исследований уникальные, исторически развивающиеся синергетические системы, где в качестве особого компонента фигурирует человек, то аксиологические мотивы разумной деятельности не только не противоречат установке на получение объективно истинных знаний, но и выступают предпосылкой реализации этой установки. Объективно истинное объяснение и описание применительно к «человекомерным» объектам предполагает включение ценностных факторов в состав объясняющих положений. Техногенная цивилизация с ее наукой вступает, таким образом, в полосу особого типа прогресса, когда гуманистические ориентиры становятся исходными в определении самог научного поиска.

Глобальный гуманизм и ценность человека. Исходя из складывающихся в современном мире тенденций можно сделать вывод, что основным принципом жизни с необходимостью должен стать глобальный гуманизм - новая, всечеловеческая духовность. Кризисность ситуации, поставившей вопрос о выживании человека как вида, резко обостряет потребность в осознании принципиально нового содержания прогресса с безусловным включением в это понятие гуманистических критериев. По мнению основателя Римского клуба А.Печчеи, в основу гуманистического подхода должны быть положены три начала: чувство глобальности, масштаба проблем, любовь к справедливости и нетерпимость к насилию1. Гуманизм - не просто этическое понятие, зависящее от свободной воли каждого человека. Это понятие отражает новые данные науки относительно возможной гибели человеческого рода и путей предотвращения этой опасности. Сегодня настоятельно требуется коренное изменение человеческой деятельности, которая ставила бы научно-технический прогресс в прямую зависимость от нравственных принципов организации жизни не только отдельного человека, но и человечества в целом. Руководствуясь принципами гуманизма, поставив себе на службу все достижения культуры, созданные на протяжении всей истории мировой цивилизации, человечество сумеет преодолеть опасности, грозящие ему глобальной катастрофой. Среди См.: Печчеи А. Человеческие качества. - М., 1980.

этих опасностей есть та, о которой предупреждал в свое время академик В.А.Энгельгардт: «Мы стоим перед несомненной угрозой - как бы за общим рассмотрением глобальных проблем человечества, касающихся широких масс населения, вплоть до всего человечества в целом, не позабыть об одном, но в конечном счете самом важном. Что является этим „одним“ Это один человек, его личность, индивидуум. О нем мы должны постоянно помнить»1.

Глобальный гуманизм, не отрицающий правомерность всех существующих верований, национальных традиций, обычаев, сложившихся миропониманий и т. п., выдвигает на первое место в качестве высшей ценности ценность человека, его право на жизнь, свободу, развитие и проявление своих способностей, рассматривает благо человека как критерий оценки качества жизни, прогрессивности общественного устройства и прогресса в целом.

В заключение хочется напомнить о значении идей и трудов В.И.Вернадского, высказавшего мысль о сохранении биосферы, которую только теперь стали поддерживать современные исследователи. «Если единым взором охватить Землю из космоса, то все процессы, связанные с жизнью, можно обнаружить лишь в пределах тончайшей пленки, покрывающей планету. При этом тропосфера, плотная часть атмосферы высотой 7-10 км, выглядит примерно как слой краски, покрывающей глобус. Биосфера являет собою еще более тонкую пленку. И, как стало ясно теперь, весьма хрупкую. Однако, если смотреть изнутри, с позиций и масштабов привычно-человеческих, мы видим огромные пространства и колоссальные изменения. Мы видим обширный театр, на котором совершается великая драма человеческой истории»2. Поскольку же эта драма развертывается буквально на наших глазах, обрастая все более сложными проблемами, для решения которых требуются усилия всего человечества, назрела явная необходимость глоЭнгельгардт В.А. Наука, техника, гуманизм // Вопросы философии.

- 1980. - №7. - С.92.

Кацура А. Предисл. к кн.: Чумаков А. Философия глобальных проблем. - М., 1994. - С. 3.

бального планетарного мышления, системного анализа эволюционных процессов в природе и роли в них человека. Наука, прогресс, нацеленные на решение многочисленных и острейших конкретных вопросов, не могут исключать человека и рисковать его интересами. «Конечно, у нас в России, - считает А.Кацура, - ныне процессы близкого действия - политика, экономика, спады, развал и нищета - заслонили дальние горизонты исторической сцены. Однако временные трудности не должны застить нам глаза, тем более что российскому менталитету всегда был свойствен широкий взгляд на человека и весь грандиозный театр его жизни»1.

Становление основ гуманистического постиндустриального общества выдвигает на передний план весь комплекс наук о человеке, в том числе исследования в области социальной и культурной антропологии, а также философии человека в целом, призванных помочь человечеству выработать новую систему глобальных и национальных приоритетов и дать достойный ответ на вызов истории.

Кацура А. Указ. соч. Там же.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. - М., 1991.

Апресян Р.Г. Добро и польза // Этическая мысль: Научнопублицистические чтения. 1991. - М., 1992.

Барулин В.С. Социально-философская антропология. - М., 1994.

Баткин Л.М. Тип культуры как историческая целостность // Вопросы философии. - 1969. - №9.

Бердяев Н.А. Смысл творчества // Философия свободы. Смысл творчества. - М., 1989.

Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. - М., 1988.

Бескова И.А. О природе трансперсонального опыта // Вопросы философии. - 1994. - №2.

Братусь Б.С. Аномалии личности. - М., 1988.

Буева Л.П. Социальная среда и сознание личности. - М., 1968.

Буева Л.П. Человек: деятельность и общение. - М., 1978.

Буржуазная философская антропология XX века. - М., 1986.

Вебер М. Избранные произведения. - М., 1990.

Вернадский В.И. Страницы автобиографии. - М., 1981.

Волков Ю.Г., Поликарпов В.С. Интегральная природа человека:

естественнонаучный и гуманитарный аспекты. - Ростов н/Д., 1993.

Гадамер Х.Т. Истина и метод. - М., 1990.

Гайденко П.П. Социология Макса Вебера // Вебер М. Избранные произведения. - М., 1990.

Гаос Х. Афоризмы // Философские науки. - 1991. - №7.

Гарин И.И. Человеческие качества // Человек и природа. - 1991.

- №6.

Гегель Г.В.Ф. Философия духа // Энциклопедия философских наук. - Т. 3. - М., 1977.

Герцен А.И. С того берега // Избр. филос. произв.: В 2 т. - Т.2. - М., 1948.

Гончаренко Н.В. Гений в искусстве и науке. - М., 1991.

Григорьян Б.Т. Человек. Его положение и призвание в современном мире. - М., 1986.

Григорьян Б.Т. Философская антропология. - М., 1982.

Гуревич А.Я. Социальная история и историческая наука // Вопросы философии. - 1990. -№4.

Гуревич П.С., Фролов И.Т. Философское постижение человека // Человек. Мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии. Древний мир - эпоха Просвещения. - М., 1991.

Гуревич П.С. Человек: Учеб. изд. - М., 1995.

Гуревич П.С. Человек как объект социально-философского анализа // Философские науки. - 1989. - №11.

Гуревич П.С. Философия культуры. - М., 1994.

Гуревич П.С. Культурология. - М., 1996.

Дилигенский Г.Г. В защиту человеческой индивидуальности // Вопросы философии. - 1990. - №3.

Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. - М., 1979.

Дубровский Д.И. Проблемы идеального. - М., 1983.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.