WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 16 |

Целеполагание - сущностная характеристика человеческой жизнедеятельности, при этом за временными, конкретными и реальными целями может стоять (хотя и не быть реальной доминантой конкретного действия или поступка) более высокая идеальная цель. Продуцирование таких целей - функция высших ценностей. Не будь этого, человек не стремился бы к осуществлению новых целей и задач, а довольствовался бы См.: Буева Л.П. Человек: деятельность и общение. - М., 1978. - С.

28-30.

Вернадский В.И. Страницы автобиографии. - М., 1981. - С. 72-73.

лишь повторением одних и тех же уже опробованных действий. Однако в сознании человека существует некая структура с определенной иерархией целей. Стремясь достичь конкретной цели, человек не должен терять из виду высоких духовнонравственных идеалов, ибо утрата их равноценна утрате смысла самой жизни. В категории «смысл жизни» как раз и фиксируется ценность и цель человеческой жизни. «Человеческая жизнь по самой своей природе должна быть чему-то посвящена - славному делу или скромному, блестящей или будничной судьбе. Наше бытие подчинено удивительному, но неумолимому условию. С одной стороны, человек живет собою и для себя. С другой стороны, если он не направит жизнь на служение какому-то общему делу, то она будет скомкана, потеряет цельность, напряженность и “форму”. Мы видим сейчас, как многие заблудились в собственном лабиринте, потому что им нечему себя посвятить. Все заповеди, все приказы потеряли силу... Жизнь, посвященная самой себе, потеряла себя, стала пустой, бесцельной»1. Утрата высших нравственных ценностей, по мнению философа, ведет в «лабиринт эгоизма» - на путь, который никуда не ведет, означает разрушение личности, «гибель жизни». Сопричастность и единство с живущими, с историей и будущим, сопричастность со всей человеческой культурой и миром - в этом отношении человек становится звеном в ряду бесконечности. Переживая состояния, развертывающиеся как насущная внутриличностная смысловая реальность, человек разрывает узкие рамки индивидуального бытия, при всем осознании своей очевидной смертности обретает почву и смысл, не уничтожимые смертью.

Обретение смысла жизни связано с выходом за границы «я», с установлением отношения к целому (Л.Н.Толстой).

«Человек может рассматривать себя как животное среди животных, живущих сегодняшним днем, он может рассматривать себя и как члена семьи, и как члена общества, народа, живущего веками, может и даже непременно должен (потому что к этому неудержимо влечет его разум) рассматривать себя как часть всего бесконечного мира, живущего бесконечное Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Вопросы философии. - 1989.

- №4. - С. 133.

время. И поэтому разумный человек должен был сделать и всегда делал по отношению бесконечно малых жизненных явлений, могущих влиять на его поступки, то, что в математике называется интегрированием, то есть установлять, кроме отношения к ближайшим явлениям жизни, свое отношение ко всему бесконечному по времени и пространству миру, понимая его как одно целое»1. Если человек живет не эгоистическими расчетами, а для блага других, то он здесь, в этой жизни, считает Л.Толстой, уже вступает в то новое отношение к жизни, для которого нет смерти. «Я чувствую себя настолько солидарным со всеми живущими, - писал во время тяжелой болезни 37-летний А.Эйнштейн, - что для меня безразлично, где начинается и где кончается отдельное»2. Оправдание отдельного человеческого бытия - в умении постичь общую цель и направить свои деяния к ее приближению.

В отличие от мотивов и задач человеческих действий смысл - это не только стремление к общему благу, не только цель, определяемая этим мотивом. Смысл - это еще и психологическое состояние, переживание, которое рождается в процессе реализации мотива (или совокупности мотивов), то есть способность человека переживать ценность жизни, удовлетворяться ею.

Можно сказать, что смысл жизни - в удовлетворенности личной жизнью, в соответствии этой жизни требованиям конкретного человека при условии сопричастности общим, надындивидуальным, надличным целям. Человек вряд ли когданибудь примирится с мыслью о том, что его жизнь служит лишь удобрением для светлого будущего, для процветания следующих поколений. Подчинение общей цели является собственным атрибутом человека, проявлением его внутренней свободы, его личного решения.

В литературе последних лет предпринимались попытки некоторой типологии переживания жизни и поисков ее смысла. Можно, с известной степенью условности, выделить четыре типичные ситуации, провоцирующие человека раскрыть Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. - М., 1950. - Т. 35. - С. 161.

Эйнштейн А. Физика и реальность. - М., 1965. - С. 348.

характер отношения к миру и тем самым создать определенный образ1.

Ситуация первая: абсурдист. Она может быть выражена словами: «жизнь не имеет смысла». К такому выводу приходит человек, определяющийся как личность, если вся культура выступает для него лишь свидетельством негативного опыта человечества. Жизнь абсурдна, и история ничему не учит, человек не способен разумно устроить свою жизнь, потому что идеалы, выработанные и созданные им, или девальвируются и разрушаются, или превращаются в свою противоположность, обращая всю человеческую культуру в хаос, жизнь - в бессмыслицу, индивидуальное существование - в фатальную нелепость. Человеку не только некому и нечему поклоняться, не с кем и не с чем соотносить себя, ему незачем и не для кого совершенствовать свою индивидуальность, преодолевать сознание своей смертности. Ситуация человека, захваченного абсурдом бытия, достаточно подробно описана в философии экзистенциализма.

Подобная позиция по отношению к земной жизни нашла свое яркое поэтическое воплощение в «Книге Экклесиаста» - уникальном памятнике древности: «Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит. Идет ветер к югу,переходит к северу, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои. Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь. Все вещи - в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием»2. Циклические процессы в природе, устойчивая размеренность законов мироздания, в которой в последующие времена философы Древней Греции усматривали высшую гармонию, для Экклесиаста - лишь бессмысленное, бесцельное вращение по кругу, безыс См.: Кругликов В.А. Пространство и время «человека культуры» // Культура, человек и картина мира. - М., 1987.

Книга Экклесиаста, или Проповедника // Ветхий завет. - М., 1983. - С. 618.

ходный тупик. Настойчивым повторением слова «хевель», что обозначает бессмыслицу, нелепость, абсурд, подчеркивается ничтожность и суетность человеческого бытия. Этот скептицизм распространяется на все сферы человеческой деятельности: власть, богатство, равно как и созидательный творческий труд, для него бессмысленны. Даже мудрость не дает преимущества перед глупым, ибо память о мудреце все равно не сохранится. «Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после»1.

Ситуация вторая: деятель. Она выражается формулой:

«смысл жизни заключен в самой жизни», он дан, задан непосредственно всей социальной и культурной реальностью того конкретного времени, в котором человек прошел путь своего самоопределения. Смысл жизни однажды уже определен и определен раз и навсегда. Остается только следовать ему, постоянно выстраивая и устраивая свою жизнь в соответствии с той реальной жизненной задачей, которая была определена, не испытывая рефлексии по поводу собственных действий. Но выстраивать бытие можно лишь в процессе деяния, деятельности. Чтобы соответствовать определенному смыслу, человек становится деятелем. Куда направлена его деятельность - это другой вопрос. В зависимости от ее направленности она может носить и позитивный и негативный характер, а деятель может быть деятелем-созидателем или деятелемразрушителем.

Третья ситуация: творец, или диалогически бесконечный процесс. В этом случае процесс становления личности заключается в постоянном чувственном переживании вопроса о смысле жизни, в поиске ответа на него. В диалоге с «живой жизнью» человек принужден искать все новые и новые ответы, ибо любой из них оказывается недостаточным, частичным. В этой ситуации человек фактически решает для себя, что смысл жизни заключен в поиске его, в том, чтобы постигать смысл жизни. Такое напряженное отношение к жизни как к поиску идеала, обрекает человека на постоянную креативность, на творчество. Человек формируется как творец. Творец во многом подобен деятелю, но его деятельность прони Там же.

зана поиском, а потому содержит свои субъективно нелегко переживаемые тупики и остановки, а также новые акты призвания, раскрывающие еще не раскрытые возможности собственной индивидуальности.

Четвертая ситуация: фантаст - характеризуется убеждением, что смысл жизни лежит вне жизни. Поскольку все предыдущие способы ответа на вопрос о смысле жизни не удовлетворяет человека, он считает, что ответ недоступен и откроется ему в потустороннем бытии. В переживании вопроса «что есть жизнь» человек выбирает запредельную, трансцендентную сферу. Эта позиция запредельности в некоторых случаях позволяет посмотреть на события жизни как бы со стороны, извне, создавая возможность фантасту стать творцом. Как и творец, фантаст способен открыть или вообразить новый, непривычный путь постижения смысла жизни, который может быть и вполне адекватным ее еще не раскрытому содержанию.

Обращение. Человек не статичное существо, раз и навсегда определившее свое отношение к миру, к жизни. В иные моменты он может быть деятелем, творцом и фантастом одновременно, в другие - выполнять конкретные практические задачи, не связывая их решения с высокими целями. Человек может менять в течение жизни свои взгляды, оценки, суждения. Это естественно. (Хорошо сказал Л.Толстой: «Я не воробей, чтобы чирикать то же самое»). Потерпев поражение, он может начать с нуля, переосмыслив стратегию жизни. Важным является то, что, избрав тот или иной способ индивидуального бытия, человек ответственно переживает свою судьбу, изменяет свое отношение к миру, свои взгляды на жизнь.

Переосмысление жизненных идеалов именуется обращением. Так, например, в начале XX века в России ряд писателей и философов (Н.Бердяев, О.С.Булгаков и др.) пережил религиозное обращение. Некоторые из них начинали свой путь с сочувствия радикальным революционным учениям и их поддержки, но после длительных поисков и мучительных размышлений пришли к их отрицанию, увидели для себя иной, религиозный путь к нравственному возрождению человека и общества, и осознание других путей наполнило их жизнь новым смыслом и содержанием. А поскольку смысл жизни - это не просто теоретическое представление о цели жизни, но и глубокое психологическое переживание, то обращение связано с серьезными переменами не только в мире принятых личностью принципов, идей, взглядов, но и в мире чувств. Как известно, Л.Н.Толстой, переживший ряд обращений, связанных с коренными изменениями всей личностной системы ценностей, приобрел не только богатый опыт духовной жизни, но и выразил его как писатель-мыслитель.

Поиск смысла - фундаментальное свойство человеческого существования. Основа его - мировоззренческая идея, представляющая собой определенную интеграцию высших ценностей, существующих в человеческом обществе. Отсюда проистекает значение в человеческой жизни философии и религии, составляющих ценностное содержание такой интеграции.

Глава четвертая ЧЕЛОВЕК В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ §1. Становление современной цивилизации История человечества знает множество различных типов цивилизации. Большинство из них характеризуется историками как традиционные общества. Таковыми были общества Древнего Китая и Древней Индии, Вавилон и Древний Египет, государства мусульманского Востока, цивилизация майя и др.

К традиционным относятся и некоторые общества, вступающие на путь индустриального развития. Самобытность каждого из них тем не менее не исключала общие характеристики. К ним можно отнести медленные изменения в сфере производства, воспроизводство в неизменном виде сложившихся веками социальных структур, стабильность жизненного уклада, культурных традиций и этических норм, аккумулирующих опыт предков, господство в духовной сфере религиозномифологических представлений и канонизированных положений. Общество с таким социальным генотипом обладало удивительной прочностью и стабильностью. «Александр Македонский покорил весь Ближний Восток, построил громадную империю. После него осталась система эллинских государств.

Но Восток переварил и Селевкидов и Птолемеев, и привнесенную в завоеванные страны великолепную культуру древних греков, которая, казалось бы, навсегда там утвердилась.

Но все однажды вернулось на круги своя - к своему извечному порядку. Как огненный шквал прошли по странам Востока войска Магомета, позднее Тимур сокрушал империи и перекраивал границы - и все же все возвращалось на старое место, народы продолжали жить по-старому, своими родами и общинами. И продолжали поклоняться старым богам, менявшим разве что названия...»1.

Воспроизводство властных структур происходило, несмотря на появление частной собственности и товарных отношеМоисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ // Вопросы философии. - 1995. - №1. - С. 13.

ний. Так, многие восточные государства древности и средневековья имели процветающее хозяйство, большие города, развитую торговлю, но социальной значимостью в этих государствах обладала прежде всего власть и причастность к власти. Все остальное оказывалось в зависимости от места в иерархии.

Для двух последних столетий человеческой истории характерен иной тип цивилизационного развития, сформировавшийся первоначально в Западной Европе и Северной Америке (западная цивилизация). Его важнейшим признаком является ускоренный научно-технический прогресс, связанный с иными, нежели в традиционных обществах, мировоззренческими установками. Особая роль техники и технологии в развитии всех сфер общественной жизни дает основания для определения возникшей цивилизации как техногенной, или же «технологической». Технические, а затем и научно-технические революции позволяют им развиваться чрезвычайно динамично, вызывая часто на протяжении жизни одного-двух поколений радикальное изменение социальных связей и форм человеческого общения. Для обществ такого типа характерно наличие в культуре ярко выраженного слоя инноваций, которые постоянно взламывают и перестраивают культурную традицию1.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.