WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |

Ситуация в отечественной литературе резко изменилась в последнее десятилетие. Контент-анализ мог бы с наглядностью засвидетельствовать рекордную частоту употребления термина «духовность» в современной философской публицистике и журналистике. В последние годы это понятие стало широко употребляться в концепциях духовного кризиса и духовного возрождения России, форм и видов духовной жизни и духовного производства и т. п. Дело, конечно, не в прихотях философской моды, а в осознании того факта, что отнюдь не социальные эксперименты детерминируют индивидуальное сознание. Безусловно, они задевают людские потребности, интересы, влияют на изменения в шкале ценностей, однако некий глубинный пласт (менталитет) личности лигенции» и т.п. При этом духовность понимается как «богочеловеческое состояние», достижение которого служит освобождению от власти мировой и социальной среды (см. об этом: Каган М.С. О духовном // Вопросы философии. - 1985. - №9).

остается незыблемым. В условиях кризисного состояния общества проблема духовности человека так или иначе выходит на первый план исследований наряду с обсуждением таких проблем, как отношения собственности, свобода слова, организация демократических форм власти.

Тем не менее определение духовности по-прежнему остается дискуссионным. Приоритет постановки проблемы человеческой духовности в нашей литературе принадлежит все же не профессиональной философской мысли, а представителям журналистики, публицистам, писателям, педагогам и др. Качество духовности, трудно улавливаемое традиционной сеткой строго научных понятий и категорий, вычленяется прежде всего как альтернатива бездуховности: духовность противопоставляется стяжательству, меркантилизму, своекорыстию, социальной пассивности, равно как и активизму, не имеющему этических основ.

Человека можно назвать духовным лишь постольку, поскольку он в своем реальном поведении способен во имя какой-то высокой цели, идеи, ценности выйти за пределы своих узколичных интересов, эгоистично понятой полезности и своекорыстия. Бескорыстность (понимаемая не просто как чисто психологическая категория, а взятая в мировоззренческом плане) есть подлинная основа духовности. Бескорыстность - суть морали. Эстетическое отношение к действительности как проявление бескорыстия установлено И.Кантом.

«Бескорыстной любовью» назвал чувство прекрасного Н.Г.Чернышевский. О бескорыстности служения научной истине знали еще греки1.

Будучи противоположна своекорыстию, духовность противоположна и сиюминутности интересов, требованиям повсе Известна характерная для греческой науки отрешенность от узкопрактического интереса, антиутилитарность ее установок. Стобей рассказвает, что некто, начав изучать геометрию Евклида, спросил его: «Что я могу получить, изучая эти вещи» Вместо ответа Евклид подозвал раба и сказал ему: «Дай динарий этому человеку, потому что он хочет иметь выгоду от того, что изучает». Утилитарный аспект интереса к природе рассматривался греками как недостойный свободного гражданина, и тем более философа.

дневности. «Довлеет дневи злоба его». Если человек живет только тем, что непосредственно занимает его в данный момент, не задумываясь, критически не оценивая обстоятельства и цели своей деятельности, его жизнь бедна и бездуховна.

Постоянно решая повседневные задачи, человек имеет возможность сопоставлять их с высшими ценностями и идеалами. Сила и красота человеческой жизни - в ее творческом характере, в постоянном стремлении превозмочь повседневность, в ее устремленности в будущее. Будущее же открывается только духу, его «специфическим локаторам» - любви, мечте и надежде.

Духовность - способность человека представлять окружающий мир в его идеальной ипостаси, оценивать с этих позиций совокупный опыт развития человеческого общества.

Преодолевая привязанность к повседневному и сиюминутному, дух, духовная сила (сила духа) открывает перед человеком и высшую ценность грядущего, и непреходящую ценность прошлого.

«Над жизнью нет судьи», - утверждал некогда Ф.Ницше.

«Так ли - возражал по этому поводу Томас Манн. - Ведь какникак в человеке природа и жизнь перерастают сами себя, в нем утрачивают «невинность» и обретают дух, а дух есть критическое суждение жизни о себе самой»1. «Критическое суждение» о собственной жизни может подвигнуть человека к переделыванию, преобразовыванию общества в соответствии со своими духовно-идеальными представлениями и предначертаниями; духовность позволяет ему как бы выйти за пределы общественных интересов, освободиться от абсолютной подчиненности законам, по которым живет общество. Не об этом ли говорит В.В.Розанов: «Я понимаю, что я должен повиноваться божественным законам. Но почему я должен повиноваться человеческим законам, этого я не понимаю»2. Духовность позволяет человеку видеть мир «поверх барьеров» повседневных дел и забот, руководствоваться в своей жизнедеятельности идеальными представлениями о мире.

Манн Т. Собр. соч. - Т. 10. - М., 1961. - С. 371.

Розанов В.В. Мимолетное // Контекст. - 1989. - С. 190.

Высшие духовные ценности. В философии существует ряд категорий для обозначения ценностно-высшего: добро - нравственно высшее, красота - эстетически высшее, истина - высшая ценность в познании, справедливость - высшая ценность в политико-правовом ряду ценностей и т. д. Все категории суть абстракции, выражающие абсолютное, идеальное совершенство.

Именно высшие ценности (а не фетишизированные утилитарные ценности) приобщают индивида к тому, что выше его самого и что обогащает его внутренний мир. Понятие духовности поэтому в культурно-антропологическом контексте связывается не с утилитарно-прагматическими интересами, мотивирующими повседневное поведение человека, а с теми, на основе которых решаются смысложизненные проблемы его места и предназначения в мире. Высшие ценности конституируют смысл бытия. Их функция - продуцирование жизненного смысла, выраженного в ответах на «вечные вопросы» человеческого бытия: кто я зачем пришел в этот мир каково мое место в нем каков смысл моей жизни что заставляет меня сделать выбор жизненного пути, определять цели и смысл деятельности, выбирать средства их достижения и оценивать результаты на что я могу опереться в оценке этих результатов и т.д. Перечень этих вопросов можно продолжить, в значительной мере они отрефлектированы разными школами философии, касаются не только избранных, но и в той или иной степени каждого человека. К тому же, хотя они имеют отношение ко всем людям, каждый раз в историческом времени и пространстве каждый человек открывает и решает их заново для себя и по-своему. На пути их решения осуществляется духовное восхождение личности, обретение духовной культуры1. Главным здесь является не накопление разнообразных знаний, которые могут помочь сформулировать ответы на эти вопросы, а стремление организовать жизнь в соответствии с высшими ценностями, воплотить их в законы человеческого бытия.

См.: Духовность, художественное творчество, нравственность:

Материалы «круглого стола» // Вопросы философии. - 1996. - №2. - С. 4.

«Жизненные ценности существуют и жизнедействуют на определенном “расстоянии” от человека, открываясь только обычному зрению. Приближая их, утрачиваем их: ни возлюбленную, ни мать в микроскоп увидеть нельзя»1. Мысль эта не принадлежит профессиональному философу, но в ее образном выражении намечена серьезная философская проблема специфичности проявления высших ценностей в сознании человека. В отличие от рядовых, обычных ценностных ориентиров высшие ценности не даны индивиду в виде явно переживаемого образа. «Механика» их презентации больше похожа на разворачивание символа, как его понимает А.Ф.Лосев. «Символ вещи, - пишет он, - есть закон, но такой закон, который смысловым образом порождает вещи, оставляя нетронутой всю их эмпирическую конкретность. Символ вещи есть закономерная упорядоченность вещи, однако данная в виде общего принципа смыслового конструирования, в виде порождающей ее модели»2. Высшая ценность, подобно символу, есть порождающая модель, которая содержательно и эмоционально неисчерпаема. Если любая другая ценность переживается как образ или внеобразное обобщение, имеющее конкретные очертания, четкие границы, то высшая ценность есть порождающая модель бесконечного многообразия своих конкретных проявлений, духовное образование, эманация необходимого ряда содержаний. Неисчерпаемость высших ценностей принципиальна и бесконечна; «эта великая и могучая целостность», превосходящая индивида, постигается им в отдельные моменты, поэтому они переживаются как нечто недосказанное, возвышенное и в этом смысле таинственное. Как справедливо замечает Е.В.Золотухина-Аболина, высшие ценности не могут быть до конца переведены на дискретный и трезвый язык понятийности, требуя для обозначения своего существования не аналитических процедур, а того, что определяется в Рязанов А. Знаки вертикального времени // Неман. - 1990. - №1. - С.143.

Лосев А.Ф. Проблема символа в реалистическом искусстве. - М., 1976. - С. 66.

качестве «понимания сердцем»1. Именно поэтому высшие ценности всегда легко приобретали сакрализованную, мифологическую форму. «Досконально и окончательно рационализировать высшие ценности, аналитически разложить их, исчерпывающе объяснить, сведя к “фрагментам” и “элементам”, - значит снизить их и исказить. “Освобождение” высших ценностей от одежд возвышенности оборачивается ликвидацией самого главного и основного - их мощной побудительной силы»2.

Духовность как способ самостроительства личности. Духовность человека не тождественна духовной жизни общества. Она выступает прежде всего способом самостроительства личности. Человек, выходящий за рамки узкоэмпирического бытия, преодолевающий себя «вчерашнего» в процессе самосовершенствования, приближающий свою жизнь к высшим нравственным идеалам, реализует себя как творческая личность. Проблема жизнетворчества, таким образом, есть проявление духовности, органично связанной со свободой и творчеством. «Субстанция духа есть свобода», - утверждал Гегель3. Проявления духа мало зависят от внешних условий существования: дух творит где хочет. Но направленность творческого процесса может быть связана с производством материальных результатов, таких, как научная теория, технические изобретения, музыкальное или литературное сочинительство. Процесс же внутренний связан с генерацией новых возможностей, расширением познания, силой душевных движений, когда личность созидает новые аспекты себя самой.

Перефразируя известное высказывание И.Канта, можно сказать, что есть две бесконечности, воспринимаемые человеком как вызов, на который он должен ответить: бесконечность космоса, звездного неба над головой и нравственного закона внутри нас. Бесконечность творящего начала Вселенной навсегда останется для человека притягательной тайной. Что же Золотухина-Аболина Е.В. О специфике высших духовных ценностей // Философские науки. - 1987. - №4. - С. 15.

Там же. - С. 16.

Гегель Г.В.Ф. Философия духа // Энциклопедия философских наук.

- М., 1977. - Т. 3. С. 25.

касается нравственного закона, то его реальным выражением является совесть. Совесть - внутренняя основа самоопределения личности. Совесть - категория нравственная, а нравственность - определитель духовной культуры личности. Человек, живущий совестливой жизнью, постоянно ощущает ее, совести, присутствие. Это тот самый случай, когда познание прямо совпадает с самосовершенствованием.

Если мировоззрение предполагает выбор образа жизни, то духовность есть идеальное представление о собственном образе. Встреча с самим собой, рефлексия по поводу самого себя сопряжены с известным мужеством и смелостью. «Наша жизнь, - писал А.И.Герцен, - постоянное бегство от себя, точно угрызения совести преследуют, пугают нас. Как только человек становится на свои ноги, он начинает кричать, чтоб не слыхать речей, раздающихся внутри... налагает на себя чудовищные труды, и они ему все-таки легче кажутся, нежели какая-то угрожающая истина, дремлющая внутри него. В этой боязни исследовать, чтоб не увидать вздор исследуемого, в этом искусственно созданном недосуге... мы проходим по жизни спросонья и умираем в чаду нелепостей и пустяков, не пришедши путем в себя»1.

Интересно, что и старая индийская притча говорит о том же. Некто в спешке крикнул Будде: «Будда, сейчас я очень тороплюсь, я невероятно занят! Но как-нибудь, на днях, у меня найдется свободный часок-другой и, надеюсь, тогда Ты меня просветишь» В таком состоянии пребывают не только отдельные люди, но порой и целые народы, не желая оказаться лицом к лицу с реалиями собственной жизни или остановить водоворот невероятной занятости.

§4. Смысл жизни и смертность человека Все, имеющее начало, имеет и конец. Имеет свои границы и всякое индивидуальное бытие. Но человек является единственным живым существом на земле, сознающим свою смерт Герцен А.И. С того берега // Избр. филос. произв.: В 2 т. - М., 1948. - Т. 2. - С. 17-18.

ность, делающим ее предметом своего размышления. О конечности своего индивидуального существования рано или поздно задумывается каждый нормальный человек. Вовсе не думают об этом, по замечанию французского философа эпохи Возрождения Монтеня, только невежественные люди, которым свойственна животная тупость. Неудивительно, что вопросы о конечности человеческого бытия, о смерти как конце или продолжении жизни были всегда предметом особого внимания философии и религии.

Законы бытия с большой степенью полноты могут быть объяснены наукой. Наука может способствовать улучшению условий жизни, добиваться значительных побед над болезнями, может продлить человеческую жизнь, но не может дать человеку личного бессмертия. И потому не в состоянии разрешить вечного «противоречия между бесконечностью мира человека и конечностью индивидуального бытия»1, противоречия, которое переживается и воспроизводится с каждым рождающимся и уходящим в небытие индивидом. В.И.Вернадский отмечал, что «...несомненно, самое тяжелое, самое мучительное, самое трагическое в нашей жизни - это невозможность нашего ума и чувства примириться с личным уничтожением, с отсутствием личного бессмертия»2. Вековое нежелание человека примириться с этим положением заставляет искать и познавать пути уменьшения отрицательного воздействия стихийных и неконтролируемых сил. Осознание границ человеческого существования, понимание и переживание скоротечности жизни ставит вопрос о цели и ценности жизни, то есть о ее смысле.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.