WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |

польза, полезность, удовлетворяющие личный интерес, формируют тип сознания, который психологи называют реалистическим. Решая задачи, которые выдвигают обстоятельства жизни, деятельный и активный человек, сориентированный на пользу, успешно добивается цели. Подобный тип складывается вместе со становлением буржуазных отношений. В облике буржуа находят свое выражение инициативность, деловитость, самостоятельность в выборе цели и способов ее достижения. Достигнутый успех как бы снимает императивность моральных норм и выдвигает в качестве высшей ценности эмпирическую практику, собственный субъективный опыт, принесший успех.

Казалось бы, успешная деятельность обеспечивет герою Нового времени независимость. Но независимость отнюдь не является для предпринимателя-прагматика абсолютной ценностью. Независимость необходима как гарантия для актив Чернышевский Н.Г. Избр. филос. соч. - М., 1951. - Т. 3 - С. 248-249.

См.: Апресян Р.Г. Указ. соч. - С. 21.

ной деятельности, как отсутствие преград на пути к успеху. В рамках прагматистского сознания ценность независимости определяется исключительно тем, что она служит основой для инициативной и целесообразной деятельности. Но если независимость сама по себе не представляет для прагматика никакой ценности, то, поступая согласно этой логике,выгодно принять противоположную позицию - не отстаивать свои принципы, а приспосабливаться к обстоятельствам и решать тем самым свои жизненные проблемы. Так, прагматизм оказывается органически связным с конформизмом, зависимостью от мнения других людей, с отказом от собственных взглядов и убеждений в угоду тем, от кого зависит личное благополучие. Такова аберрация морали в прагматистском сознании, поскольку собственные моральные ценности - самостоятельность личности, этика межчеловеческих отношений - приносятся в жертву целям достижения успеха, рассматриваются лишь как средства. Все, что окружает прагматика, подвергается им утилизации, подгоняется под личные цели.

Обратим внимание и на еще один момент. Успех должен быть «наглядным», признанным, должен быть выражен и воспринят в определенных - хотя и неодинаковых у разных общественных групп - символах, например, в благосостоянии, достигнутом благодаря приложенным талантам и умениям;

статусе в профессиональной среде; обладании престижными вещами; принадлежности к некоторой обособленной кастовой группе или членстве в клубе и пр. Доминирующими могут выступать то одни, то другие символы, но их роль заключается в том, что символы, утрачивая непосредственную связь с отображаемыми явлением, приобретают самостоятельное значение, выступают как свидетельство успеха. Обладание символами самодостаточно и авторитетно и не ассоциируется с результатами деятельности. В прагматистском сознании происходит именно такая переориентация. Она связана с ограничением смысла полезности деятельности, подменой ее частными интересами индивида. Это и делает прагматизм одним из выражений эгоистической морали, когда личная выгода расценивается более высоко, чем интересы общества в целом.

Концепция разумного эгоизма призвана снять напряжение, провоцируемое прагматистским сознанием. Ее сторонники исходят из того, что, стремясь к собственному благу, человек способствует благу других людей и общества. Такая точка зрения встречается в философии античности, но сама концепция оформляется в эпоху Просвещения в аранжировке идей о правильно понятом разумном интересе. Согласно этой концепции, каждый человек - как природное и разумное существо - наделен известными потребностями и интересами и с необходимостью стремится их удовлетворить. Под влиянием неправильного воспитания или дурного окружения, вследствие испорченности характера, подчиненности разума ложным идеям или необузданным страстям люди утрачивают понимание того, что им действительно нужно. Поэтому стремление каждого к удовлетворению своих потребностей и интересов приходит в противоречие с аналогичными стремлениями других людей. Если очистить свой разум, обрести подлинное понимание самого себя, то склонности всех индивидов придут в соответствие с природой и, следовательно, в гармонию друг с другом. Отсюда и само название концепции просвещенного (или разумного) эгоизма.

Но, по сути дела, разумно-эгоистическое обоснование морали, оказавшееся в центре просветительской мысли, выступавшей против теологической схоластики, придававшей огромное значение самосознанию в индивидуальной жизни человека, было утонченной формой апологетики эгоизма. Практически разумно-эгоистические принципы выражались лишь в том, что индивид выбирает в качестве цели собственное благо в твердой уверенности, что это - как раз то, что отвечает требованиям морали.

В исходной посылке разумного эгоизма содержится два тезиса:

а) «стремясь к собственной пользе, я способствую пользе других людей, пользе общества»;

б) «поскольку польза есть добро, то, стремясь к собственной пользе, я делаю благое дело».

Принцип полезности повелевает каждому стремиться к наилучшим результатам и исходить из того, что польза, эффективность, успех являются высшими ценностями. Но вопрос о том, каким образом частная польза содействует общему благу, остается открытым именно как практический вопрос.

У доктрины разумного эгоизма есть и определенное политико-экономическое содержание, оно-то и открывает «тайну» этой программы.

§2. Эгоизм практического человека Реальный человек является субъектом предметнопрактической деятельности, то есть социальных, политических, эстетических, нравственных, экономических и др. отношений, представляет собой целую «республику субъектов» (С.Л.Рубинштейн). В душе его много «богов»: «весь Олимп собран в его груди» (Гегель). Множественность «я», иначе говоря, позволяет рассматривать человека как персонификацию общественных - политических, социальных, экономических и т.д. - отношений. В этом плане «экономический человек», как и в других своих ипостасях, - категория трансисторическая, ибо человек, хотя, возможно, и в разной степени, всегда был субъектом хозяйственно-экономичекой деятельности, носителем или субъектом тех или иных отношений собственности. Другое дело, была ли эта область отношений представлена в виде самостоятельной специальной деятельности и требовала ли она поэтому особого профессионализма.

Но из того, что не было профессионалов, занимающихся экономической деятельностью, не следует, что не было экономики вообще (так же не следует, что не было искусства до появления профессиональных художников). «Экономический человек» существовал всегда, однако его место в иерархической структуре «республики субъектов» в различных обществах и в различные исторические эпохи отнюдь не было постоянным и равнозначным. И зависит это, разумеется, не только от вполне объективных условий взаимодействия человека с природой и характера его производственной деятельности, но и от господствующих картин мира, идеальных моделей, которые закладывались в его сознание культурой1.

Так, в средние века экономика была теснейшим образом связана с магией и религией, была неотъемлема от них. Именно поэтому современному культурологу или историку мало знать структуру денежного кредита и размер банковского капитала или специфику итальянской бухгалтерии эпохи средневековья и Возрождения, ему никак не уйти (как это убедительно показывает в своих работах исследовательмедиевист А.Я.Гуревич) от вопроса о том, как оценивались накопительство и ростовщичество в обществе XIII-XVI веков церковью и каким был моральный статус банкиров и ростовщиков. Здесь своя сфера хозяйственной этики определялась религиозными установками и социально-психологическим климатом городской и деревенской жизни. Эти, казалось бы, далекие от материальной практики установки оказывали сильнейшее воздействие на занятия банкиров и ростовщиков, не только побуждая их вести свои финансовые трансакции с сугубой осторожностью, с постоянной оглядкой на Бога, церковь и общество, но и подчас препятствуя утверждению права наследования собственности. Многие из них, страшась небесной кары за неправедную наживу, были вынуждены оставлять свои капиталы не наследникам, но жертвовать их на благотворительные и благочестивые цели2.

Финансовое дело играло все возрастающую роль в средневековой экономике, но запреты церкви на занятия ростовщичеством препятствовали денежному обращению, сдерживая развитие хозяйства. Ростовщик был объявлен слугой дьявола, грешником, которому нет прощения. Эта линия на полное исключение практической ссуды денег под проценты находилась в вопиющем противоречии с экономическими потребностями и накладывала неизгладимый отпечаток как на финансовую жизнь, так и на сознание и психику лиц, занимавшихся ссудными операциями. Церковь была не в силах положить См.: Лысков А.П. «Экономический человек» // Становление рыночных структур и активность человека. - Калининград, 1992.

См.: Гуревич А.Я. Социальная история и историческая наука // Вопросы философии. - 1990. - №4.- С. 32.

конец ростовщичеству, однако ее запреты и проклятья создали для финансовой деятельности и занятых ею лиц совершенно особую ситуацию.

Католическая церковь, регламентируя все стороны жизни феодального общества, стала преградой на пути дальнейшего хозяйственного развития. На Вселенских Соборах XIV-XV веков (особенно Констанцском и Базельском) делались попытки внутреннего реформирования церкви «во главе и членах», но они не удались. «Революция началась в голове монаха»1 (имеется в виду Лютер), получив идейное оформление в учениях М.Лютера, У.Цвингли, Ж.Кальвина, представлявших бюргерско-буржуазное направление этого весьма разнородного религиозного и общественного движения. Идеологи Реформации отрицали необходимость посредничества церкви в отношениях человека и Бога, выдвигали тезис об ответственности человека, его оправдании и спасении «одной верой» без участия церковной иерархии. Реформация привела к религиозным войнам, в результате которых в ряде европейских государств утвердились буржуазные религиозные политические свободы, получили развитие идеи терпимости и мирского призвания христианства.

Протестантизм создал мировоззренческие предпосылки для осуществления рационального способа ведения хозяйства, способствовал развитию социально-критического мышления, распространению идеалов гражданского общества и православного государства, новых предпринимательских ориентаций в хозяйственной практике. Соединив в сознании человека жизненные блага и труд, проповедуя набожному человеку, что выполнение мирских обязанностей является при любых обстоятельствах единственным путем стать угодным Богу, протестантизм, все его самостоятельные церкви объявили труд наивысшим нравственным назначением человека. Экономический успех был, таким образом, возведен протестантской этикой в ранг религиозного призвания, божественной наградой за труды. Преобразование М.Лютером средневековых правил веры в новую форму, созвучную буржуазной эпохе и во многом определившую направление ее развития, явилось важнейшим фактором становления само Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Изд. 2-е. - Т. 1. - С. 422.

стоятельного субъекта хозяйственной деятельности - экономического человека Нового времени.

«Случилось так, - пишет П.П.Гайденко, - что в определенный временной период в определенном районе мира встретились несколько феноменов, несущих в себе рациональное начало: античная наука, особенно математика, дополненная в эпоху Возрождения экспериментом и приобретшая - со времени Галилея - характер новой, экспериментальной науки, внутренне связанной с техникой; рациональное римское право, какого не знали прежние типы общества и которое получило на европейской почве свое дальнейшее развитие в средние века; рациональный способ ведения хозяйства, возникший благодаря отделению рабочей силы от средств производства и, стало быть, на почве того, что К.Маркс назвал в свое время “абстрактным трудом” - трудом, доступным количественному измерению»1. Фактором, позволившим синтезировать все эти элементы, согласно М.Веберу, специально исследовавшему происхождение «духа капитализма», явился протестантизм, создавший мировоззренческие предпосылки для осуществления рационального способа ведения хозяйства.

Буржуазные революции в Западной Европе и Северной Америке явились подлинным триумфом экономического человека. Если Кант больше всех сделал для утверждения идеалов буржуазной нравственности в Старом свете, то Бенджамен Франклин воплотил ее нормы на практике в Новом свете.

В нем, как ни в ком другом, с удивительной полнотой сфокусировались все черты и склонности представителя нового буржуазного общества. И в теории, и на практике он был блестящим образцом новой морали, сочетал в себе уверенность в своих силах, практический ум, религиозное преклонение перед рынком и упование на благое действие его законов и всю характерную для этой морали философию успеха. В ряде своих работ (названия их весьма показательны: «Необходимые советы тем, кто хотел бы стать богатым», «Как сделать, чтобы у каждого человека в кармане было много денег» и др.) Б.Франклин исходил из того, что деньги сами рождают друГайденко П.П. Социология Макса Вебера // Вебер М. Избр. произведения. - М., 1990. - С. 23.

гие, бльшие деньги и что поэтому богатство основано на «трудолюбии» и «расчетливости» людей1. Франклин наделяет почти чудодейственными свойствами кредит и дает ряд практических советов молодым буржуа, как использовать доверие своих кредиторов. Кредит, говорит он, часто зависит от самых незначительных поступков. Стук молотка в ранние утренние часы, услышанный кредитором, заставит его подождать еще полгода с требованием возврата долга. Однако если кредитор увидит молодого буржуа за бильярдом или услышит его голос в кабачке, то пришлет за деньгами на следующий же день и будет требовать их без какого бы то ни было снисхождения.

Отсюда вывод: для того, чтобы разбогатеть, необходимо быть бережливым и скромным, трудолюбивым и честным.

Что же касается практических наставлений и провозглашаемых принципов Франклина, то они зачастую понимались просто как инструмент обогащения, завоевания положения в обществе состоятельных граждан, и указанные добродетели легко превращались в ханжество и лицемерие. Мораль периода поднимающегося капитализма довольно быстро устаревала, если она вообще когда-нибудь была тем, за что ее выдавали. Более ста лет назад другой видный представитель американской культуры - Генри Торо - уже выступал с резкой критикой стяжательства и бездуховности современного ему общества и лицемерия его граждан. Когда на выставке штата Массачусетс ему показали огромного упитанного борова, он, обратившись к животному, сказал: «Не говори мне, что ты достиг этого при помощи экономии и трудолюбия». Бережли В работе «Совет молодому тоговцу» Франклин прямо пишет:

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.