WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 46 |

Существует множество поднаправлений и классификаций, которым стоит посвятить отдельное исследование, поэтому мы не будем здесь останавливаться, а перейдём сразу к вопросу, который возникает в отношении любой теоретизации медиа. Как теория может и должна сегодня изменять ситуацию с медиа Какова её функция Оба взаимосвязанных вопроса принадлежат направлению, которое можно наименовать прагматической философией медиа. Медиа не стоят на месте, они изменяются и развиваются, к ним не приложим формалистский подход, а требуется постоянный контакт с реальностью, который является центральным моментом прагматизма.

2. Прагматическая философия медиа 1.0 (после лингвистического поворота) Философии медиа в прагматическом ключе или прагматическая медиафилософия идет серединным путем между абстрактным теоретизированием, плодовитым поиском определения - что есть медиа и массивом эмпирических данных прикладных утилитарных исследований коммуникации осуществляемых в рамках эмпирических media studies.

Заявкой на новую фундаментальную дисциплину стала книга Майка Сандботе «Прагматическая медиафилософия. Основания новой дисциплины эпохи интернет» [Sandbothe, 2001].

Автор осуществляет рецепцию «классического» прагматизма (Чарльз Пирс, Уильям Джемс и Джон Дьюи) в обращении на неопрагматизм Ричарда Рорти и объявленный им лингвистический поворот / linguistic turn.

Проведенная таким образом антифундаменталистская критическая инвентаризация классических традиционных философских вопросов, оставляет лишь важные практически вопросы [Sandbothe, 2001, S. 26]. Сандботе определяет свою «прагматическую медиафилософию» как действующую трансдисциплинарно "научно теоретическую служебную дисциплину" для наук о культуре, коммуникации и медиа служащую „Реабилитации прагматического самопонимания современной практической философии / Fachphilosophie“ [Sandbothe, 2001, S. 41].

В оппозицию спекулятивным теоретикам медиа, в частности Маршалу Маклюну, Сандботе заостряет внимание на том, что использование медиа социально-исторически конституировано, и только так вписано в порядок пользования: „Медиа из этой теоретико-практической позиции понимается не как техническое расширение органов чувств, а понимаются как социальные конструкции“ [Sandbothe, 2001, S. 163].

Медиа полагаются им в первую очередь как "инструменты/werkzeuge координации межчеловеческих действий/ handels". Идея заключается в том, чтобы думать о медиа не отдельно от них, а через сами медиа, то есть вместо теоретического созерцания следовать за конкретным, практическим и экспериментальным обращением с медиа, осуществляемого не только разработчиками и производителями, но и пользователями (как отдельные индивиды, так и социальные группы).

Сандботе делит все медиа на три типа:

1. «медиа чувственного восприятия»/"sinnliche Wahrnemungsmedien" – например, пространство, время, органы чувств;

2. «семиотические медиа коммуникации»/"semiotische Kommunikationsmedien" – образ, язык, письмо, музыка;

3. «технические медиа распространения»/"technische Verbreitungsmedien" - книгопечатание, радио, телевидение, фильм, тв, компьютер, интернет.

Все три типа связаны между собой. Через конкретные рациональные человеческие действия и способы отношений они "практически" используются и легитимируют изнутри различными способами новые действия и способы отношений. Медиа служат изменению мира. Эти изменения максимально возможны через Интернет, который Майк Сандботе помещает в центр своей теории. Концептуализируемый в качестве «Transmedium» Интернет позволяет осуществлять конкретную рациональную практику по изменению мира.

Майк Сандботе следует Ричарду Рорти в утверждении политических и моральных стандартов либерально-демократического общества. Он утверждает благую цель - исполнение идеалов, таких как равенство, толерантность, свобода исследований, дискурсивность и солидарность. Именно в этой связи медиа исследуются как инструменты информации и коммуникации как цель и средство поддержки и постройки возможности такой деятельности.

На наш взгляд ориентация Сандботе на лингвистический поворот, с центрацией внимания на языке (значении и рациональном оперировании им), ограничивает проблематику его прагматической версии философии медиа, сводя её к поверхностной инструментальной стратегии: „ в прагматической перспективе по средством слов понимаемых как медиа, мы можем, используя их как инструменты изменить существующие реальности“ [Sandbothe, 2001, S.

109]. Сандботе слишком оптимистично оценивает интернет в политикокультурной практике, рассматривая его лингвистическую составляющую, и практически не обращая внимания на визуально-аудиальное и тактильное содержание, зачастую разрушающее, трансформирующее рациональность сообщений.

Рассмотрение медиа только как инструмент, приложимый допустим, к познанию, морали или политике, значит ампутировать часть человеческой практики. Медиа сведённые к инструментам демократизации и рациональной деятельности превращаются в средство, обслуги другой деятельности, якобы более ценной. Между тем медиа обладают относительной автономией и несут самостоятельную цель – медиальный опыт несводимый ни к эстетическому опыту, ни к другим его видам. Медиальный опыт прямо воздействует на наши восприятия, мышление и воображения, так как запускает работу телесного, свободную игру способностей.

Свой труд Майк Сандботе заканчивает словами, что его книга ещё только введение, «Prolegomena» к будущей науке о медиа: «Собственное здание ещё только строится. Прагматическая философия медиа в предложенном эскизе ещё только начинается»[Sandbothe, 2001, S. 239]. Строительство продолжается.

Необходимо совершить следующий шаг от «language apriori» linguistic turn к «media apriori» medial turn. Неучтенные режимы телесного, визуального, аудиального, то есть всего не текстуального необходимо так же включить в прагматическую философию медиа. В данном случае мне представляется перспективным прочитать вновь книгу Джона Дьюи «Искусство как опыт» /»Art as Experience« (1934) в контексте проблематики медиа. Тогда на первый план выходит проблематика опыта медиа, фундаментального опыта, в который могут быть включены и искусство, и наука, и повседневные практики, так как именно медиа осуществляют деавтономизирующую функцию этих систем.

Медиа это среда, связывающая и проницающая все системы.

3. Прагматическая философия медиа 2.0 (после медиального поворота) На мой взгляд, задача прагматической философии медиа в том, чтобы не просто переформулировать философский дискурс с учетом медиа, или быть служебной дисциплиной для медиа бизнеса; но исследовать конкретные медиальные опыты и конкретное использование медиа, их эффекты для того чтобы отчетливее понимать позитивные и негативные стороны деятельности, влияния и последствия медиа. Влияние медиа не исчерпывается лингвистической составляющей, а шире и глубже включает в себя и нонвербальные – визуальные, аудиальные, тактильные размерности.

Человеческий опыт медиален. Медиа поставляют мир, предорганизуют его.

Мне представляется возможным все размерности медиа соединить в режиме телесности – динамичности живого человеческого тела в его взаимодействии с окружающей средой. Такое взаимодействие описал Джон Дьюи категорией «опыт».

Проблему »опыта« Дьюи обсуждает в двух важнейших для нас работах – «Опыт и природа» /»Experience and Nature« (1925/29) и «Искусство как опыт»/»Art as Experience« (1934), обе книги, к сожалению, до сих пор не переведены на русский язык. «Опыт» Дьюи понимает не как голый субъективный опыт данной и принципиально отделенной от воспринимающего действительности, а как активный процесс взаимодействия со средой. Отметим, что природу он понимает не как некую данность, утвержденный порядок вещей, существ и способов существования, но как открытый процесс появления/emergence, развивающийся в рамках эволюционных взаимодействий как воплощение естественного потенциала в конкретной ситуации. В этом смысле человеческий «опыт» для Дьюи исходит из естественных взаимодействий, поскольку «природа» и «опыт» не противники или враги друг другу, а в сути, одно и тоже.

Таким образом, он расширяет понимание опыта эмпиризмом: опыт эмпириками понимается как субъективное прогрессивное накопление чувственных данных прошлого и настоящего; прагматизм добавляет размерность будущего - опыт открытий в будущее, как прогноз, правило поведения для достижения целей и формирования себя. Опыт не сводим ни к созерцанию, ни к познанию, которое есть лишь часть опыта. Более того «опыт» для Дьюи обозначается через категории континуальность и интерактивность [Dewey, 1980, P.35]. Основанием его понятия «опыт» является деятельность как взаимосвязь действия и претерпевания, в течение которой активно конструируется значение.

Человек воздействует в согласии со своей собственной структурой на то, что его окружает, вследствие чего производимые в окружающей среде изменения реагируют на организм и его деятельность. Живое существо испытывает последствия своего поведения и страдает от них. Эта тесная связь между действием и страданием формирует опыт. Это взаимосвязное действие.

Именно опыт приносит конкретные значения в человеческую жизнь. Он обращен как к позитивному, так и к негативному. Опыт включает в себя чувственный опыт, сверхчувственный (спиритический), религиозный, моральный, эстетический, социальный и культурный. Опыт у Дьюи, по сути дела, охватывает всю человеческую жизнь, включая и взаимоотношения человека с природой и самую природу.

Ценность понятия опыта для философской рефлексии медиа состоит в том, что он означает как физические, технические условия, так и человека, который работает, общается, изобретает, пользуется вещами, страдает и наслаждается. Опыт означает все, что переживается в опыте, деятельность и судьбы человека.

Итак, уточняющий момент, который вводит Джон Дьюи, связан с важным пониманием опыта как социально-практического процесса, как действия исторически определенного индивида. Опыт бывает моим или вашим, он конкретно выступает в виде "индустриального", политического, религиозного, эстетического, интеллектуального и т.д. опыта.

Понятия, концепции возникают, согласно Дьюи, как способы разрешения возникшей проблемной ситуации. Всякие понятия, в том числе научные, не суть копии какой-либо независимой реальности, а выступают лишь как создаваемые познающим и, главное, действующим человеком инструменты и планы действия. Понятия и концепции - инструменты получения опыта подлежат постоянной калибровке и корректировке, когда они перестают обеспечивать получение наилучшего опыта.

Идеи операциональны, так как они по природе своей суть проекты вторжения в существующие условия. Идеи всегда абстракции реальных проблем. Истина в надежности ведущей идеи, как возможности решения жизненных проблем, а не адекватности мышления бытию (репрезентация).

Истина - это направление, в котором следует идти. Истина - гарантированное утверждение, историчное и не вечное она подлежит корректировки и изменению по мере возникновения новых ситуаций, тревог, угроз, сомнений.

Дьюи наиболее ёмко развивает понятие «опыт» в работе «Art as Experience» (1934). В первых трёх главах этой книги даются его всеобъемлющие и компактно выраженные представления эстетических размерностей »опыта«. Он показывает связность искусства и жизни, непрерывность(континуальность) эстетического опыта, охватывающего как сферу высокого искусства, так и сферу повседневности и популярной культуры.

Дьюи настаивает на неразрывности множества традиционно оппозиционных категорий – изящные искусства/прикладные, высокое/популярное, тело/сознание, человек/природа, субъект/объект, цель/средство. Секвестрование и фрагментация бытия, жесткие дистинкции приводят подвижный динамичный материал в состояние жесткой неподвижности, и в конечном итоге, фетишизирует отдельные фрагменты. Результатом такой сепарации становится в основном обеднение нашего понимания полноты опыта целого. Опасность фетишизации заключается в том, что зачастую дистинкции приобретают оценочный характер, накладывая ограничения на восприятие и затемняя тем самым понимание сути дела и ситуации в целом.

Дьюи отдает предпочтение не материальному объекту – фетишизируемому товару – произведению искусства, а динамическому, развивающемуся процессу их опытного освоения человеком, как в процессе производства, так и восприятия. Он различает «продукт искусства» и «работа искусства»/«work of art», первые внешние и физически созданные материальные артефакты, существующие отдельно от человеческого опыта;

вторые – это функции, которые исполняет этот продукт в ходе его присвоения человеком через опыт.

Таким образом, Дьюи понимает искусство как универсальную форму коммуникации, которая средство и цель одновременно; она служит не только сообщению, но прежде всего производству значений. Достигнуть цель – средство достигнуть других целей.

Сказанное Дьюи об «Искусстве» и «Опыте» может быть отнесено и к медиа, которые глубоко погружены в человеческую жизнь. Медиа функционирует как средство, но это не отменяет то, что они могут быть частью той цели, ради достижения которых их применяют. Медиа – интегральный компонент цели их использования.

Категория опыта Дюьи позволяет заострить и разрешить проблему средства и цели, инструментализма медиа (распространенное понимание медиа как голого средства). Американский философ неудовлетворен узким утилитарным пониманием инструмента как эффективного средства получения пользы. Дихотомия цель/средство, так же как и тело/разум оказывает стагнирующее влияние на мышление и деятельность человека. Существующее различие не должно доводиться до оппозиции. Медиа есть одновременно и ценное средство удовлетворения желаний человека и его цель. Медиа служит самой жизни, а не некому предписанному и ограниченному способу жить.

Обогащение опыта осуществляется не только непосредственно, но и продолжается после работы с медиа, так как смыслы воплощаются в нас, медиа запускает в нас работу собственных восприятий, вдохновляет/удручает, заряжает/разряжает энергией и оживляет/усыпляет.

Вслед за Дьюи, показавшим, что только обращение к опыту, жизни, процессу роста, функциональности и контексту ведет к истине мы утверждаем, что истина не отражение, а свершаемое. Речь идёт не об утилитарной полезности, а о структурировании исследования, методологическое правило которого рассматривает истину как свершаемое. Отсюда прагматическая философия медиа - это не спекулятивная и догматическая теория, а метод исследования, обращенный к конкретности и адекватности фактов и поступков.

4. Заключение.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 46 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.