WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Художественное осуществление ее определило своеобразие внутренней структуры, которая представляет собой разветвленную систему антиномий. К уже перечисленным можно добавить: неадекватность (противоположность) стиля и содержания, двоемирие реального и идеального, дихотомия внутренней и внешней свободы и двойничество героя. Набоков-художник решает для себя фундаментальную эстетическую задачу - определить меру творческой свободы художника. Он провозглашает приоритет личной духовной свободы перед сковывающими рамками тоталитаризма с его бездуховностью и «гносеологической гнусностью». Он утверждает полное право человека на безграничность творческого осуществления, залогом которого является внутренняя свобода.

Воплощение двуединой сущности мира - духовного и материального, невидимого и легко ощутимого - задача, которая волновала писателей всегда. Возникнув в литературе неоромантизма, она находила осуществление в творчестве многих других писателей более позднего времени. И этому процессу способствовало накопление все более основательных естественных и философских знаний. Конфликт двух миров получал разрешение на фундаменте натурфилософии, к его решению в образно-художественной форме в литературе привлекался - уже в последние десятилетия - материал из различных философских и религиозных систем.

В современной литературе характерны в этом смысле поиски А.Кима, чья космология меняется в зависимости от того, под каким углом зрения он рассматривает мир в том или ином конкретном произведении. Если в «Белке» определяющей является оппозиция мир человеческий - мир животный, то в романе-притче «Отец-лес» доминирующая пространственная антиномия сводит вместе «лес человеческий» и «лес деревьев», сообщество людей и естественную природу, а в повести «Поселок кентавров» происходит возврат к «животной антиномии», но уже на ином пародийномифологическом уровне. При этом двоемирие у Кима не только и не столько борется в конфликтном противопоставлении, сколько проникает друг в друга, стремится к отождествлению. Преобладание тождества над борьбой противоположностей находит свое объяснение в комплексе философских идей, исповедуемых писателем. Восточная трансцендентальная философия, феноменология Тейяра де Шардена - источники философской платформы, на которой строится повествование, из которой возникают те или иные, порою кажущиеся фантастическими, образы.

Мифо-трансцендентализм Кима становятся понятным тогда, когда читатель отождествляет себя с позицией автора, стремящегося увидеть земные явления «с точки зрения Космоса», «с точки зрения Вселенной». Тогда противоположность «Я» и «Они» стирается, сливаясь в многоголосое, многоглазое «МЫ». Становится понятной и художественно оправданной неожиданная смена повествовательных векторов, или голосов, ведущих повествование.

Таким образом, сеть антиномий в повестях Кима достаточно «густа». Она пронизывает всю текстовую ткань: между содержанием и формой, между двумя мирами, между человеком и животным, нравственным и инстинктивно-половыми началами. И все это скреплено генеральной антиномией - Человек - Вселенная.

В своем последнем романе «Онлирия» Ким продолжает и в известном смысле завершает художественнофилософские поиски начала ХХ века. Онлирия - это вневременное и внепространственное бытие, символ грядущего преображения мира, нового богоявления, преддверие жизни в Вечности, это воплощение того эстетического идеала, который был намечен в творчестве В.Соловьева, А.Белого, В.Иванова, А.Блока, других символистов. Легко угадываемым источником романа является также философское учение Н.Федорова. Роман представляет собой некое Откровение, утверждающее, несмотря на сильную демонологическую струю сюжета, активное христианство, опирающееся на идеи соборности, Преображения мира, Воскресения человечества.

Таким образом, двоемирие является прочной литературно-художественной традицией, коренящейся в религиозных, эстетических, психологических системах, а также тесно связанная с мировоззрением и творческой индивидуальностью писателя. Это одна из универсальных конфликтообразующих составляющих художественной реальности произведения и художественного мира писателя в целом.

От символизма до постмодернизма (не миновав и реализм, но это особый вопрос) - двусоставная (или, даже, многосоставная) художественная космогония прошла путь развития и трансформаций. Являясь константным универсальным пространственно-временным узлом (хронотопом), принцип двоемирия обогащался и усложнялся различными концепциями и представлениями художников: религизносимволистскими - у В.Соловьева, Д.Мережковского, А.Блока, А.Белого, мистико-экзистенциальными - у Л.Андреева, религиозно-эстетическими - у Ф.Сологуба, фольклорно-религиозными - у С.Есенина, Н.Клюева, мистико-фантас тическими - у М.Булгакова, эстетикогносеологическими - у В.Набокова, мифотрансценденталистскими - у А.Кима, С.Соколова, В постмодернизме двоемирие становилось объектом особой эстетической игры, в результате которой художественная реальность становилась полем столкновения достоверного и мнимого времени-пространства. Такая игра, связанная со специфическим субъективным сознанием повествователя имеет место в прозе С.Соколова. Еще более универсальный характер носит пространственно-временная игра у В.Пелевина, размывающего и без того зыбкие границы между миром достоверным и безграничным «виртуальным» миром в субъективном сознании повествователя.

5. Конфликт и автор Поэтика конфликта не может быть понята, если не принимать во внимание, что источником всей антиномической напряженности внутри произведения является автор. Именно здесь - точка отсчета, угол зрения, под которым следует рассматривать конфликт. От того, как относится автор к изображаемому и к его разным сторонам, зависит содержание и структура конфликта. Именно в конфликте проявляется вся глубина и многосторонность авторского мировоззрения Существует теснейшая связь между конфликтом, антиномией, с одной стороны, и авторской позицией, с другой. Эта связь обозначается понятием валентности конфликта, указывающей на «маркированность» относительно точки зрения автора. Иными словами, валентность - это мера определенности (участия) авторской позиции в конфликте. Автор может решительно принимать сторону одних своих героев и разоблачать других В произведениях, где такой конфликт доминирует, четко выявлены контрасты «положительного» и «отрицательного», а автор выступает в позиции «вершителя», «абсолютного судии», носителя «абсолютного критерия». Наиболее ярким примером такого рода произведений являются образцы социалистического реализма 20-40-х годов в их классическом варианте.

В амбивалентном конфликте противопоставление налицо, но читателю неясно, на чьей стороне автор произведения, ибо он не «маркировал» своих героев, что могло вызывать споры, обвинения в неопределенности (пассивности) позиции писателя.. Одной из главных причин таких споров была идеологизированность общественного сознания, преобладание идеологических критериев над литературноэстетическими..

В процессе развития литературы валентность все чаще уступала амбивалентности: герои Ю.Трифонова, В.Быкова, В.Распутина, В.Шукшина, В.Маканина и других писателей зачастую не поддавались однозначной, односторонней «валентности» критических оценок.

Понятие валентности-амбивалентности становится более обоснованным в контексте эстетической системы М.Бахтина: у него нет работы, специально посвященной исследованию конфликта Но антиномизм в самом широком смысле всегда был для исследователя исходным пунктом его теоретических размышлений, и, особенно, его учения о диалоге.

Диалог антиномичен изначально, будь это диалог двух разных голосов или диалог с собой, т.к. предполагает наличие различных точек зрения, наличие нетождественности говорящих или размышляющих. Диалог это всегда спор, в широком смысле, контрапункт голосов.

При этом каждый из них имеет суверенность, т. е. имеет право на собственное выражение, на самостоятельное существование. В антиномии суверенность каждой из сторон конфликта (голоса, сознания, образа и т.д.) выражается понятием амбивалентности. Равноправие сторон в антиномии - важнейшее открытие ученого, в нем реализуется способность автора-художника широко и объективно взглянуть на жизненное явление, увидеть взаимопереходность и взаимопроницаемость противоречий, «когда противоположности сходятся друг с другом, отражаются друг в друге и понимают друг друга» (М.Бахтин). Наиболее глубок и точен тот художник, который поднялся до способности увидеть явление «с высоты», или по терминологии М.Бахтина, трансгридиентно.

В системе взаимоотношений «автор-конфликт понятием трансгридиентности, определяется дистанция между событиями повествования, антиномическими отношениями в тексте произведения, с одной стороны, и позицией автора этого произведения, с другой стороны. При ближайшем рассмотрении нетрудно увидеть, что степень «объективности» повествования тем выше, чем более определенно обозначена позиция вненаходимости автора. Конфликт тем более амбивалентен, чем определеннее автор занял свою позицию вненаходимости.

Вненаходимость имеет непреходящее эстетикогносеологическое значение: по-настоящему понять чтолибо художнику можно лишь тогда, когда он «самоустранился», вывел себя за пределы той картины, которую он создает, когда не он сам приводит в движение конфликт произведения, а создает такие условия, в которых имеет место эстетический эффект «саморазвития конфликта» и «самодвижения событий».

Принцип вненаходимости чрезвычайно важен для понимания того, как осмысляется писателем конфликт времени и как он отражается в литературе. вненаходимость рождается из стремления к все более глубокому и объективному видению с в о е г о времени. Но увидеть свое время изнутри не равнозначно видению современности «снаружи», т.е. с позиции вненаходиомости. Современность не объективна в оценке своих конфликтов, для взгляда необходима дистанция - временная или пространственная. Для того, чтобы оценить «эту жизнь» необходим взгляд из «другой жизни».

Путь художника к внеположной точке зрения требует преодоления «плена времени», его идеологических шор, схем и стереотипов. Но, преодолев его, художник вступает в полную драматизма конфронтацию со своим временем.

Примеры тому - судьбы Е.Замятина, А.Платонова, В.Гроссмана, Б.Пастернака, А.Солженицына и многих других. Иллюстрацией поиска точки вненаходимости, дающей возможность адекватного объяснения жизни и судьбы человека, является также судьба Ю.В.Трифонова, постоянно и настойчиво искавшего ту «другую жизнь», с точки зрения которой более объективно высвечивалась бы «эта».

В монологическом произведении, автор является единоправным «хозяином» художественного мира, распоряжаясь в нем сознанием героев, расстановкой акцентов, оценкой идей. В таком произведении, по сути, единственный герой - автор, его сознание, а поэтому в конфликте произведения он не может быть представлен иначе как определенностью своих симпатий и антипатий, положительной оценкой одной стороны и негативной - другой. Иными словами, в художественном конфликте неизбежно проявляется «маркированность» конфликта, или определенность акцента. В монологическом мире всегда налицо «идейная о д н о а к ц е н т н о с т ь п р о и з в е д е н и я; появление второго акцента неизбежно воспримется как дурное противоречие внутри авторского мировоззрения» (М.Бахтин).

Иное - в диалогическом художественном мире произведения, когда автор отстраняется от героя, предоставляя ему самостоятельность, наряду с другими героями и сознаниями. Возникает амбивалентный конфликт, где «вектор противостояния» лишен однонаправленности, он может постоянно меняться, либо оставаться неизменным, но автор никогда не делает окончательной оценки.

Особый интерес вызывает проблема «конфликта в авторе». С ним связаны многочисленные высказывания Достоевского, Толстого, Андреева, Ахматовой о собственном творчестве, подтверждающиеся наблюдениями над самими текстами. Они подтверждают мысль о том, что в художественном произведении находит отражение «раздвоения» художника на «страдающего» и «пишущего» (Ахматова). Процесс создания художественного произведения в этом случае неизбежно сопровождается «разделением» писателя на собственно автора и его «заместителя», «квази-автора», который в самом произведении выступает в роли «лирического героя», «рассказчика» и т.д. В результате возникают тексты (Зощенко, Бабель, Маканин, Петрушевская, А.Терц), где конфликт «исчезает» из текста, «уходит» за его пределы, так как в произведении отсутствует отчетливо выраженная авторская позиция. В этих случаях основная тяжесть конфликта переносится на отношения между автором и «квази-автором», «лирическим героем»: взаимодействие между ними и является «двигателем» внутреннего мира произведения.

6. Конфликт и характер Двойничество есть наиболее глубокое выражение характерологических конфликтных отношений, высшее проявление внутриличностного конфликта. Наблюдения над текстами позволяют оспорить чрезвычайно распространенную в недавнее время интерпретацию этого явления как «распада личности», как «кризиса буржуазного сознания». Исследования в области психологии (К.Г.Юнг) рассматривают его не как аномальное, но как норму, обусловленную сложностью структуры человеческого сознания, его многочисленными связями с внешним миром. В литературе и искусстве двойничество выступает как актуальный художественный прием, позволяющий «препарировать» сознание, сделать его субъектом и одновременно объектом познания личности героя.

Двойничество - способ обнаружить философские, эстетические, психологические, гносеологические корни личностного конфликта.

В русской литературе мотив двойничества по-разному воплощался в творчестве Гоголя, Достоевского, Чехова, Л.

Андреева. Особое развитие он получил в литературе «серебряного века» у Блока, Волошина, Вяч. Иванова, А. Белого.

Обогащенный опытом Достоевского, мотив двойничества стал у Блока «признаком полноты, проникновения поэта в сущностные закономерности действительности» (Н.Крохина). Связанное прежде всего с «идеей пути» (Д.Максимов), двойничество у Блока стало ярким выражением столкновения двух сил - «страшного мира» и светлых идеалов юности. Блоковский двойник - есть не что иное, как персонификация указанного конфликта, и одновременно - результат трагического столкновения «добра» и «зла» в душе лирического героя.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.