WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

В диссертации понятие «пропаганда» рассматривается как целенаправленное и политически мотивированное воздействие на сознание граждан с целью формирования их поведения в заданном направлении.

Механизм советской пропаганды осуществлялся в различных формах:

печать (газеты, журналы, брошюры), радио, пропаганда через систему партийного просвещения (лекции, доклады, читки, кружки партийного просвещения), художественная литература, театр, кино, изобразительное искусство. Среди перечисленных форм мы выделили как наиболее действенные формы пропаганды в СССР 1930-х – начале 1940-х гг.

периодическую печать, художественную литературу и кино. Именно материальная основа носителей информации – газет, журналов, книг, киноплёнки – позволяла советским людям неоднократно возвращаться к источнику информации и делала их доступными для широкого круга читателей и зрителей. В свою очередь художественная литература и кино обладали большой силой эмоционального воздействия образов, создаваемых пропагандой.

Партийные документы 1930-х гг. выделяли периодическую печать в качестве главного средства советской пропаганды.37 Именно в советской прессе в 1933-1934 гг. был оформлен образ Германии и сохранён впоследствии – до августа 1939 г. – практически неизменным. И если пресса – это наиболее оперативная форма советской пропаганды, то специфика подготовки литературных произведений и съёмок фильмов повлияла на то, что активным средством по формированию образа фашистской Германии в сознании граждан СССР литература стала к г., а кино – к 1938 г.

Внедряя образ Германии в сознание советских граждан, пропагандисты опирались на моральные ценности советского общества – патриотизм, пролетарская солидарность, интернационализм и т.д.

Приводимые пропагандой многочисленные факты и свидетельства внутреннего положения в фашистской Германии эмоционально воздействовали на советских граждан, формируя представление о нацистском государстве как о стране-антиподе и идеологическом антагонисте Советского Союза.

Образ Германии, разработанный советской пропагандой, представлял собой единую систему представлений, ассоциировавшихся с нацистской Германией - представлений об антикоммунизме, расизме, милитаризме, агрессивной внешней политике, шпионаже, кризисе экономики, уничтожении культуры, падении нравственности, половой дискриминации, росте самоубийств, бедственном положении трудящихся и нарастании революционной ситуации. При этом пропаганда внедряла в сознание советских людей психологическую установку по каждому из этих представлений, чтобы любое из них воспроизводило в сознании пропагандистский образ Германии в целом.

Посредством периодической печати советская пропаганда систематически сообщала о росте антисемитизма (взрывы синагог, бегство евреев, официальные призывы к погромам, сопровождаемые просьбой не бить витрины, т.к. за них придется платить германским страховым обществам и т.п.). Публиковалась информация о политических репрессиях Ведущая роль печати в советской пропаганде ещё раз была подчёркнута в постановлении ЦК ВКП(б) «О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском “Краткого курса истории ВКП(б)”» от ноября 1938 г., в котором прямо говорилось, что «в пропаганде… решающим оружием должна являться печать», поскольку она дает возможность «ту или иную истину сразу сделать достижением всех». - О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском «Краткого курса истории ВКП(б)» // Решения партии о печати. – М., 1941. – С. 177; См. также: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, 1898 - 1954: 1930 - 1954 гг. 7-е изд. Ч. 3. - М., 1954. – С. 322; Правда. 1938. 15 ноября.

(против коммунистов, социал-демократов, свободомыслящих католиков и протестантов), дискриминации по половому признаку (реанимация формулы «три К»: Kirche, Kinder, Kche, т.е. церковь, дети, кухня;

ущемление прав в трудовой и образовательной сферах, издевательства в женских концлагерях), гонениях на интеллигенцию и «неправильную литературу» (увольнения, аресты, костры из книг Маркса, Энгельса, Т. и Г.

Маннов, Ремарка, Цвейга, Фрейда и др.). Граждане СССР информировались об антисоветских провокациях германских властей (налеты на «Дероп» – общества по сбыту советских нефтепродуктов, аресты советских служащих и корреспондентов), инспирированной в Германии кампании помощи поволжским немцам, «восточных» притязаниях нацистских геополитиков (от Гитлера до Розенберга), а также о тотальной милитаризации Германии.

Систематически увеличивалось число публикаций, посвященных милитаризации Германии. Так, количество материалов «Правды», посвященных милитаризации и военным планам Германии, росло с каждым годом: от 75 в 1933 г. и 98 в 1934 г. до 199-ти в 1935 г.

Публикации фактов сопровождались теоретическими статьями политических и военных деятелей, а также писателей и журналистов, которые прививали советским гражданам определённый стиль мышления.Помимо вербального воздействия на общество,39 советская пропаганда активно использовала язык карикатур. Учитывая свойство сознания советского человека устойчиво воспринимать пространство фотографического как миры позитивного, образ германского фашизма показывала политическая карикатура, обладающая всем необходимым набором средств визуального отчуждения. Так, например, за 1933 г. на страницах газеты «Правда» было опубликовано около 35 карикатур (в среднем, по 3 за месяц), объектами критики в которых стали действия нацистов, а также попустительство социал-демократов и Ватикана «фашизации» Германии. Количество же «германских» фотографий в «Правде» было на порядок меньше: на них преимущественно были показаны последствия прихода НСДАП к власти (концлагерь Дахау, безработные ученые, костры из книг, трудовые колонны и пр.), но в то же время фактически отсутствовали снимки первых лиц фашистской Германии. Впервые фотография А. Гитлера после прихода к власти М. Тухачевского, Г. Сокольникова, К. Радека, В. Киршона, А. Афиногенова, А. Барбюса и др.

Характерные заголовки «Правды», «Известий», «Комсомольской правды», «Спутника агитатора», формирующие образ Германии, звучат так: «Еврейские погромы по программе или вне программы», «Культура на костре», «Порнографический писатель – знаменосец фашистской литературы», «Попытка Геринга сколотить антисоветский фронт», «Германия – военный лагерь», «Германия в кандалах фашистского террора», «Зверства фашистских опричников продолжаются», «Экономическое банкротство фашистской Германии», «Фашистская Германия в тисках продовольственного кризиса» и т.д.

появилась в «Правде» лишь 4 июля 1934 г. (свидание в Эссене с Круппом), после чего его изображения пропали на долгое время (встреча с В.М.

Молотовым в Германии в ноябре 1940 г.). Таким образом, фотографии «Правды» чаще воспроизводили жизнь жертв режима, в то время как непосредственно фашисты и их пособники были вытеснены в пространство карикатуры.

В литературе и в кино «германские темы» присутствовали в следующих контекстах: в антифашистской переводной литературе, в произведениях оборонной тематики (предположительное развитие военного столкновения с Германией) и в историческом (военные столкновения с Германией в прошлом). В этих формах пропаганды кроме критической демонстрации современного положения в нацистской Германии активно использовались исторические аналогии, призванные показать бесперспективность «тевтонских» иллюзий относительно победы над славянскими народами (наиболее ярко отображено в фильме «Александр Невский» С. Эйзенштейна). В первую очередь через кино и литературу советская пропаганда проводила идею победы над врагом малой кровью, могучим ударом, на территории противника, сыгравшую впоследствии отрицательную роль.

Исследование показало, что в советской пропаганде прослеживалось строгое разграничение между, с одной стороны, нацизмом, с другой - трудовыми массами немецкого народа, наследниками великой немецкой культуры, ведущими во главе с коммунистами борьбу против фашизма.

Народ Германии представал в советской пропаганде преимущественно в двух ипостасях – народа-жертвы и народа-борца. Созданию этой картины способствовали как приводимая в прессе статистика и корреспонденции, сочувственные включения «живых голосов» немцев в виде писем, извлечений из дневников, свидетельствах очевидцев, так и издание массовыми тиражами переводов литературных произведений немецких писателей-антифашистов и съёмка на их основе фильмов, показывавших Германию «в лицах». Всё это позволяло говорить о «двух Германиях», представленных советской пропагандой: и если портрет одной должен был вызывать сочувствие советского человека, то другая удостаивалась самых нелестных эпитетов и выражений. В чётком разграничении фашистского государства и немецкого народа заключалось одно из существенных отличий советской пропаганды от нацистской, видевшей в славянах «недочеловеков».

Таким образом, в течение 1933-1939 гг. происходило формирование негативного образа нацистской Германии как страны, власти которой концентрировали в себе весь спектр возможных негативных проявлений идеологии и политики: от антикоммунизма, расизма, антисемитизма, до проводников социальной дестабилизации и подчеркнуто агрессивной внешнеполитической доктрины, направленной против СССР.

Во втором разделе - «Снятие антифашистских акцентов в освещении образа Германии после заключения договора о ненападении между Германией и СССР», рассмотрен поворот в формировании образа Германии советской пропагандой, отразивший корректировку внешнеполитического курса советского государства в связи с нарастание опасности начала мировой войны в 1939 году.

23 августа 1939 г. советское руководство, убедившись в нежелании Великобритании и Франции идти на заключение равноправного военного союза перед лицом неминуемой войны, заключило Договор (пакт) о ненападении между Германией и Советским Союзом. Сразу после его подписания в советской пропаганде произошёл кардинальный поворот в освещении образа Германии.

Из газет и журналов исчезли сообщения о фашистском терроре, различных формах дискриминации, антисоветских провокациях, росте рабочего движения в Германии. Пропали любые эмоционально окрашенные статьи или заметки, а опубликованные материалы, касающиеся экономических и политических реалий, являлись сухой констатацией фактов нацистской статистики (о численности или сферах занятости населения) и перепечаткой отдельных примеров трудового законодательства. Эти материалы не комментировались и не несли негативной нагрузки. В «Спутнике агитатора» после заключения пакта о ненападении упоминания о Германии были единичными и касались только вопросов международных отношений. В журнале со специальной аудиторией - «Работница» - сообщения о Германии исчезли совсем.

Контент-анализ «германских материалов» газеты «Правда» за весь исследуемый период дал следующие результаты. За период с 1 января по 22 июня 1941 года в «Правде» было опубликовано более материалов, в той или иной степени связанных с Германией. Наибольшее количество публикаций приходилось на 1933 (2528), 1934 (2262), (2219) и 1940 (2703) годы, наименьшее – на 1938 (1732).40 Пик интереса к Германии на страницах «Правды» приходился на первые 2 года правления нацистов и на 1939-1940-й годы, т.е. на периоды, когда происходила смена советских пропагандистских установок. Показательно, что за 7 первых месяцев 1939 г. в «Правде» появилось 1018 материалов о Германии (в среднем 145,4 за месяц), а за последние 5 месяцев – 1201 (240,2 за месяц), причем основное количество приходилось на август-октябрь (238, 391 и 227 соответственно) – первые месяцы после заключения пакта о ненападении. Таким образом, можно сделать вывод, что на частоту упоминаний Германии в сторону увеличения влияли изменения в характере советско-германских отношений.

В течение 1935-1937 гг. наблюдается стабильная частота упоминаний, характеризующаяся средними показателями (2046, 2022 и 2077 материалов соответственно).

Наиболее популярными темами публикаций являлись проблемы внешней политики и международного положения Германии (за 01.01.193322.06.1941 гг. – 39 % от всего количества публикаций), подготовки к войне и военных действий (23 %), взаимоотношений Германии и СССР (10 %), деятельности КПГ и внутриполитической ситуации в стране (по 9 %).

Стабильно невысокий процент публикаций приходился на материалы, отнесённые в рубрики «Социальные проблемы в Германии», «Международная антифашистская борьба и Германия» (по 3 %), «Культура, наука и спорт» и «Экономика Германии» (по 2 %).

В течение 1933-1941 гг. тематика «германских» материалов газеты «Правда» претерпевала существенные изменения: одни темы выходили на первый план, другие исчезали. Наиболее характерные примеры продемонстрировали тематические блоки, посвященные росту милитаризма и военным действиям Германии, деятельности КПГ и международному антифашистскому движению. Публикации, отнесенные к рубрике «Подготовка к войне и военные действия», в период с 1933 по 1938 гг. занимали 3-7 % от общего числа материалов о Германии, после чего происходит их стремительный рост – от 33 % в 1939 г. (тут необходимо учитывать, что война началась лишь в сентябре) до 81 % в 1941 г. Два других тематических блока, напротив, показали тенденцию к угасанию внимания к ним.41 Заметное снизилось после 1939 г. и в количество материалов по внутриполитической ситуации в Германии.42 В то же время, подавляющее большинство публикаций 1939-1941 гг.

составили материалы, связанные с войной и внешней политикой.Обращает на себя внимание относительно невысокий процент публикаций, касающихся различных аспектов взаимоотношений СССР и Германии,свидетельствующий о желании советской пропаганды по возможности дистанцировать Советский Союз от нацистской Германии.

Главный приоритет в формировании образа Германии советской пропагандой после августа 1939 г. отдавался внешнеполитической и военной деятельности нацистской Германии. Кроме образа Германии, как наиболее сильного государства с самой мощной из воюющих армией, пропаганда формировала представление о Германии как об очень выгодном для Советского Союза экономическом партнёре: СССР – «крупнейший в мире производитель сырья» – получает для экспорта Если в 1933 г. освещение вопросов, связанных с Компартией Германии, занимало более трети всех «германских» публикаций газеты (36 %), а в 1935 – всего 9 %, то на протяжении 1937-1939 г. немецких коммунистов касалось не более 1 % публикаций, после чего эта тема практически полностью исчезла.

Аналогичная ситуация и с рубрикой «Международная антифашистская борьба и Германия»: 1933-гг. – по 7 %, в 1936-1937 – по 3 %, в 1939 – 1 %, в 1940 – 0 публикаций.

1-2 % от общего числа против 15-16 % в 1933-1934 гг. и 11 % в 1938 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.