WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

2. Структуризация субъектов малого предпринимательства и повышение эффективности мер его государственной поддержки К настоящему времени ни российская, ни зарубежная экономическая практика не выдвинули единого количественного или качественного критерия для определения понятий “малые формы хозяйственной деятельности”, "малое предпринимательство", "малый (малый и средний) бизнес" и пр. Однако подобное положение не выступает свидетельством ограниченных возможностей современной экономической теории и практики или несовершенства их методологического и аналитического аппарата. Суть проблемы, по видимости, состоит в том, что малый и средний бизнес - сугубо локализованное социально-экономическое явление, неотрывное в своих количественных и качественных признаках и тенденциях формирования от общего уровня развития той или иной социально-экономической системы, а также иной специфики той территории (государства или достаточно крупного экономического региона), где он функционирует.

Не случайно, как показывает анализ зарубежного опыта, даже в рамках Европейского Союза, несмотря на очень активные интеграционные процессы и многолетний опыт координации основных направлений централизованной социально-экономической политики, в том числе, и в данной области, нет какого-либо универсализма среди стран-участниц ни в используемых критериях отграничения малого (малого и среднего) предпринимательства, ни в преобладающих формах и институтах их государственной поддержки. Более того, в институтах ЕС нет и тенденции к жесткому «продавливанию» здесь какого-либо единого, универсального подхода, т.к. всякая подобная попытка неизбежно вступила бы в противоречие с тем многообразием социально-экономических и иных условий, в которых развивается малый бизнес даже в рамках такой достаточно однородной хозяйственной общности, какой являются сегодня страны ЕС. Универсализм проявляется, скорее, в гибкости восприятия и практического применения каждой из стран Союза принятых им критериев малого и среднего предпринимательства, в том числе, и в отраслевом и территориальном разрезе политики государственной поддержки.

В каждом из государств ЕС данные понятие «малых форм хозяйствования» трактуется, таким образом, с большой вариацией, которая отражает, прежде всего, общий уровень и другие особенности социально-экономического развития каждой данной страны, в том числе, и исторически сложившееся характерные особенности развития сферы малого (малого и среднего) предпринимательства. Сказанное уже само по себе содержит определенные выводы для методологических основ дальнейшего совершенствования политики государственной поддержки малого предпринимательства в России, где межрегиональные различия в уровнях и базовых тенденциях социально-экономического развития, а также в способности регионов практически адаптировать те или иные формы и инструменты рыночного хозяйствования значительно сильнее, нежели это имеет место в отношении более развитых и менее развитых стран ЕС и их отдельных регионов.

В действующей мировой практике вычленение малого предпринимательства как специфического сектора хозяйствования, как правило, осуществляется в зависимости от его отраслевой принадлежности, от организационно-хозяйственной формы предпринимательств (индивидуальный бизнес, акционерное предприятие, предприятия кооперативного типа и пр.), а также и в зависимости от преобладающих целей централизованного экономического регулирования в целом и практики государственной поддержки малого бизнеса, в частности. Это вычленение ведется в разных странах по таким признакам, как: численность занятых; стоимость производственного капитала (активов); объем продаж; степень пространственного разброса продаж (реализации); по числу управляющих данного предприятия и степени их вовлеченности в непосредственный производственный процесс и пр. Надо отметить, что указанные критерии отграничения малых предприятиях могут использоваться как в качестве универсальных, так и в известной комбинации, например, при реализации известных региональных и отраслевых приоритетов развития малого бизнеса5.

Вместе с тем, следует иметь в виду, что во многих странах с развитой рыночной экономикой понятие "малого предпринимательства" каким-либо официальным образом вообще не закреплено. Это связано с тем, что официальное утверждение критериев и Более подробно по данному вопросу см. например, Толкачев С. Малый бизнес и региональные власти США: совместная стратегия конверсии. - «Проблемы прогнозирования», 1996, №1. С.76-82; Правительственная политика по отношению к средним и малым предприятиям и управление предприятиями в Японии. Информ. Сборник ВИНИТИ,1996, № 1 (3).С.129-133.

самого статуса малого предприятия как бы автоматически обязывает государство, его специализированные органы к определенному объему "внимания", организационно-экономического и информационного и иного содействия, а также к предоставлению налоговых и иных льгот по отношению к предприятиям, попавшим в обозначенные данным критерием рамки. Однако финансирование такого круга мероприятий может рано или поздно столкнуться с нехваткой финансовых ресурсов. Поэтому во многих странах критерии «малого бизнеса» не фиксируются жестко и долговременно, а как бы варьируют от одного бюджетного года к другому, от одной государственной программы поддержки к другой, дифференцируются на региональном уровне и по иным признакам, что придает мерам (программам) поддержки малого предпринимательства необходимую гибкость и целенаправленность.

В России до недавнего времени проблема критериев малых форм хозяйствования была ориентирована преимущественно на решение задачи выделения круга тех предпринимательств, которым адресовалась известная система налоговых льгот, иных привилегий (например, упрощенных форм бухгалтерской и статистической отчетности), а также на нужды статистического описания и отдельных научных исследований. В рамках последних проблема критериев малого предпринимательства уже достаточно давно находится в поле зрения исследователей, причем некоторые подходы к ней обозначились задолго до того, как осуществление мер поддержки малого бизнеса было осознано и официально закреплено соответствующими нормативными актами в качестве необходимого слагаемого общей стратегии российских экономических реформ.

В методологических разработках и методических разработках предшествующих лет (опыт советской экономики) рассматриваемые критерии привлекались, прежде всего, для оценки и анализа такой проблемы, как степень концентрации производства - капитала и рабочей силы (прежде всего, в промышленности). В этой связи было предложено немало оригинальных решений указанного вопроса, причем многие из них сохраняют свое значение и в настоящее время, когда эффективное применение многих традиционных критериев малого предпринимательства осложнено трудностями и недостатками статистической практики; продол жающейся инфляцией и значительными объемами теневой хозяйственной деятельности и иными факторами, постоянно и существенно искажающими содержание всех показателей хозяйственной деятельности в стоимостном измерении и пр.

Уже начальный этап реформ России вывел проблему критериев малого предпринимательства из круга сугубо научных интересов небольшого числа экономистов и статистиков. Проблема прочно вошла в сферу практических нужд формирующейся новой системы централизованного регулирования и стимулирования хозяйственной деятельности, базирующейся на преобладающем значении рыночных отношений и частной предпринимательской инициативы. Более того, нельзя не признать, что проблема критериев малого предпринимательства в настоящее время представляет собой не просто атрибут и условие эффективной государственной политики в названной области. Проблема критериев непосредственно охватывает существенные экономические интересы тех социальных групп, которые задействованы в предпринимательской деятельности, а также могут так или иначе рассчитывать на меры государственной поддержки. Наконец, в этом смысле можно и нужно говорить об интересе общественного звучания, т.е. об интересах тех широких слоев населения, которые за счет разумной политики поддержки и развития малого предпринимательства обоснованно надеются на некое смягчение экономических и социальных издержек реформ, сопровождающего его глубокого спада производства, занятости, что еще достаточно отчетливо заметно во многих регионах России.

Достаточно продолжительное обсуждение проблемы критериальных признаков малого предпринимательства в нашей экономической науке привело к выводу о предпочтительности в этой роли как ведущего показателя численности производственного персонала. Именно число занятых определяет в решающей мере объемы продукции и величину используемых производственных основных фондов, хотя эти зависимости имеют резко выраженную отраслевую, а в ряде случаев - и региональную специфику.

Исследования с целью выявления некоего интегрального показателя «размера предприятия» также показали, что самое большое влияние на обобщающий индекс размера предприятия оказывает именно численность работающих. Именно этот показатель был принят уже в первых правительственных документах России по государственной политике в отношении малого бизнеса и продолжает в основном удерживать свое значение до настоящего времени.

Мы полагаем, что выбор показателя численности работающих в качестве критерия отграничения сферы малого предпринимательства пока сохраняет практические преимущества в сравнении с другими возможными критериями и подходами. Он не подвержен инфляционному воздействию; достаточно прост и прозрачен;

его труднее, чем другие показатели, фальсифицировать перед органами статистики и налоговой инспекции. Хотя, как показывает отечественный и даже зарубежный опыт, по чисто налоговым и другим соображениям, феномен нелегальной (теневой) занятости также имеет место. В наших условиях этот феномен наиболее всего проявляет себя в свете явно выраженной тенденции нашего малого предпринимательства минимизировать сферу постоянной занятости с акцентом на временную, в том числе, и явно полулегальную занятость.

Принятие Федерального закона от 14 июня 1995 года существенно расширило критериальные подходы к определению «сферы приложения» государственной политики в отношении развития и поддержки малого бизнеса. Закон утвердил термин «субъект малого предпринимательства» и дал ему количественные и качественные ограничения (последние - по доле участия тех или иных категорий сособственников данных предприятий). Все эти ограничения (критерии) слишком хорошо известны, чтобы их повторять. Заметим только два момента. Во-первых, закон, как мы полагаем, «путает» два различных по содержанию и цели понятия:

малые предприятия (только количественные критерии) и субъекты малого предпринимательства, имеющие право на получение тех или иных форм государственной поддержки (количественные и качественные критерии). Во-вторых, закон неоправданно в качественном смысле «ставит на одну доску» ограничивающие факторы со стороны участия государственной, муниципальной и иной «нерыночной» собственности в уставном капитале малых предприятий с факторами участия в этом капитале со стороны крупных предприятий, что в известных условиях может служить важным и нужным условием развития малого бизнеса и не должно автоматически оставлять его вне факторов государственной поддержки.

Таким образом, в долговременной перспективе национальной политики в отношении малого бизнеса вопрос о развитии и совершенствовании критериев малого предпринимательства пока во многом остается “открытым”. К числу нерешенных здесь относится не только возможное уточнение самого оценивающего признака (численность занятых, объем хозяйственной деятельности, величина используемого основного капитала и пр.), но и такие проблемы, как соотношение критериев малого предпринимательства на федеральном, региональном и местном уровне; идентификация таких необходимых слагаемых современных малых форм хозяйствования, как средний бизнес, “микро-фирмы”, “семейный бизнес” и пр.; возможности использования специальных или локальных критериев малого бизнеса, которые могли бы применяться и в рамках отдельных программ его поддержки, если это практически отвечает их целевому началу и особенностям отраслевого характера и специфики территориальной дислокации соответствующих групп малых предприятий и пр.

Как решались и решаются задачи структуризации представителей сферы малого предпринимательства в российской экономике До принятия названного выше Федерального закона в России к малым предприятиям относились предприятия всех организационно-правовых форм, установленных ранее действовавшим Законом РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", а затем частью I нового ГК РФ. Имелись в виду как действующие, так и вновь создаваемые со среднесписочной численностью работающих, не превышающей 200 человек, в том числе в промышленности и строительстве - до 200 человек, в науке и научном обслуживании - до 100 человек, в других отраслях производственной сферы - до 50 человек, в отраслях непроизводственной сферы - до 15 человек. Эти критерии малых предприятий были зафиксированы Постановлением Российского правительства и сохраняли свою силу до принятия в 1995 году Федерального закона о государственной поддержке малого предпринимательства, которым эти критерии были существенно сужены (до 100 чел. и менее).

К сожалению, предшествовавшие принятию целевого Федерального закона длительные дебаты по данному вопросу не позволили сформировать таких-то альтернативных и достаточно работоспособных критериев сферы малого предпринимательства. В этой связи все изменения по критериальному подходу к сфере малого бизнеса, заложенные в данный федеральный закон, по существу свелись лишь к изменению (сужению) конкретных количественных параметров по данному критерию.

Вместе с тем, установленная данным законом система критериев малых предприятий (точнее - “субъектов малого предпринимательства”) показала себя не вполне эффективной, по крайней мере, по трем причинам.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.