WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
Е.М.Бухвальд доктор экономических наук, Зам. руководителя научного центра Института экономики РАН ФОЗМИРОВАНИЕ НОВОЙ СИСТЕМЫ СУБЪЕКТОВ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (Работа подготовлена на основе результатов исследований, проведенных авторов в рамках выполнения проекта по гранту Российского Гуманитарного Научного Фонда №01-02-00420a на период 2001-2002 годов) 1. Малый бизнес: проблемы и перспективы на рубежах экономического подъема На нынешнем этапе подъема российской экономики роль малых форм хозяйствования (по сравнению со стартовым этапом реформ) не только не ослабевает, а напротив, существенно усиливается. В рамках нынешнего этапа реформ развитие малых форм предпринимательства по-прежнему выступает одной из главных компонент общей экономической либерализации и, в частности, формирует собой важнейшее связующее звено между процессами формального разгосударствления и все еще актуальной реальной рыночной адаптации российской экономики. Сказанное включает в себя такие проблемы, как расширения «поля» предпринимательских и инвестиционных инициатив, преодоление деформации процессов концентрации и централизации капитала, реструктуризацию и рыночную адаптацию крупных предприятий, активизация инновационных процессов в экономике. Другими словами, сохраняет свою актуальность задача формирования в российской экономике мощной многопрофильной (многоотраслевой) прослойки частного малого и среднего бизнеса, в том числе, и интегрированного с крупными предприятиями в единые инновационные и производственно-технологические «цепочки».

30 Пока же можно констатировать, что макроэкономические позиции российского малого бизнеса все еще весьма слабы и, значит, потенциально имеют большой резерв для увеличения. Так, доля малых предприятий в ВВП России невелика (порядка 1012%) и долгое время остается без существенных изменений, причем, что немаловажно, - существенно ниже аналогичного показателя для стран с развитой системой рыночного хозяйствования (до 50-60% доли малого предпринимательства в общем объеме производства1) и даже заметно ниже этих показателей для близких к нынешним российским условиям и трендам развития европейских стран с экономикой переходного типа, не говоря уже о тех странах, где малый бизнес еще более успешно заключен в специфику «азиатского способа производства»2.

Малый бизнес России, которому, как мы полагаем, предстоит мощный «рывок» вперед в ближайшей перспективе, будет формировать собой наиболее важную сферу количественного «приращения» сферы рыночных отношений в российской экономике.

Именно малый бизнес будет в этой перспективе качественно формировать собой наиболее важный «рычаг» позитивного воздействия экономического подъема на тенденции социального развития, прежде всего, на ситуацию в области занятости, доходов, экономической дифференциации населения, сужения межрегиональной экономической дифференциации, миграционные процессы и пр.

Вместе с тем, названные выше позитивные предпосылки или потенции в развитии российского малого бизнеса в настоящее время реализуются в далеко неполной мере. Наоборот, развитие малых предпринимательских структур постоянно сталкивается с многочисленными сложностями и препятствиями как экономического, так и внеэкономического характера. Те или иные меры поддержки малых форм хозяйствования на федеральном и региональном уровне часто “балансируются” сохраняющимися бюрократическими ограничениями, попытками административно опреС учетом различий в национальных критериях малого (малого и среднего) предпринимательства.

Симония Н.А. Уроки китайских и южнокорейских реформ. - «Вестник Российской академии наук»,1998. Т. 68, № 8. С. 728-734.

делить «как» и «куда» развиваться российскому малому бизнесу.

То же касается периодических мер, связанных с “завинчиванием” налогового пресса, бессмысленными барьерами на пути хозяйственных взаимодействий и кооперационных связей малых предприятий, а равно и иных форм их взаимовыгодной партнерской интеграции с крупными предприятиями-лидерами российской экономики и пр.

Серьезную озабоченность вызывает и то, что фактическая стабилизация, а часто даже и формальное сокращение числа малых предприятий в российской экономике не сопровождается ожидаемыми сдвигами в его отраслевой структуре, в первую очередь, в направлении повышения удельного веса малых форм хозяйствования производственной и промышленной, в частности, инвестиционно - инновационной направленности3. Малыми предприятиями плохо востребуются отечественные разработки и инновации, причем чаще всего потому, что представители малого бизнеса не имеют достаточных средств и опыта для доведения данных разработок до уровня конкурентоспособных инвестиционных проектов и, тем более, - на их практическую реализацию. Наконец, существенной проблемой развития национальной среды малого предпринимательства выступает высокая степень дифференциации фактической ситуации с малым бизнесом в различных регионах России. Среди последних есть и регионы - лидеры, и регионыаутсайдеры, которым еще крайне далеко до достижения хотя бы среднероссийского уровня и где предпринимаемые с этой целью меры носят откровенно разрозненный, экономически и организационно слабообеспеченный характер.

Одним из следствий этих негативных воздействий стал процесс «деформации» единой, экономически и юридически обоснованной модели структуризации субъектов малого предпринимательства или - в более общем виде - малых форм хозяйствования. Российский малый бизнес явно вырос за рамки одной единственной обобщающей формы «субъект малого предпринимательства» и требует более гибких подходов к определению его Кортенко М.П. Проблемы развития малого предпринимательства в промышленной сфере. – «Наука и промышленность России», 2001, № 7.

С. 59-62.

качественных составляющих. Если этого не делается официально, процесс структуризации принимает стихийные, чаще всего, малоконструктивные формы. Одним из проявлений подобной деформации можно, на наш взгляд, признать активно наблюдаемый в последние несколько лет процесс замещения формальных малых предприятий особым институтов ПБОЮЛ, численность которых, в российской экономике по некоторым оценкам (точные статистические данные, к сожалению, отсутствуют) составила примерно 4,5 млн.

Строго говоря, термин предприниматель или, тем более, предприятие «без образования юридического лица» в каком-то смысле - юридический нонсенс4, т.к. в классических нормах и категориях права предприятие это и есть юридическое лицо, тогда как физические лица (в экономических терминах - домохозяйства) реализуют в обществе не предпринимательские, а потребительские функции. Если физическое лицо помимо потребительских функций выполняет предпринимательские (поставляет товары или услуги на рынок), то это – уже предприятие (предпринимательство), сколько бы работников и какое количество часов там не трудилось (хотя и сам один хозяин три часа в неделю). Но это, так сказать, чисто правовой подход к делу, а малому бизнесу приходится развиваться в экономических реалиях сегодняшней России. В этом контексте, сама по себе форма ПБОЮЛ как модель развития малых форм хозяйствования ничего экономического «порочного» не несет. Напротив, в принципе даже хорошо, что малый бизнес России не выталкивается с рынка вообще, а оперативно и гибко адаптируясь к реальным условиям хозяйствования, в частности, к специфике российской налоговой среды, воспроизводит себя хотя бы в такой специфической форме, как ПБОЮЛ.

Однако в известном смысле, эти малые формы хозяйствования, лишенные нормального и традиционного для мировой практики юридического статуса, труднее реализуются как объекты целенаправленной политики налогового регулирования и стимуВ 88-м Федеральном законе примерно тот же феномен описан как «физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица». Это тоже не вполне удачная формулировка, но все же лучше, чем такая конструкция, как ПБОЮЛ.

лирования в позитивном смысле. Да в целом форма ПБОЮЛ значительно труднее реализуется в качестве объекта государственной поддержки имущественного и финансового плана. Не случайно, на сегодня можно вообще сказать, что многомиллионная армия ПБОЮЛ вообще выпала из системы форм и методов государственной поддержки малого предпринимательства. Да и за пределами в общем-то ограниченных по масштабам каналов государственной поддержки ПБОЮЛ также уязвимы. Например, таким хозяйственным формам сложнее рассчитывать на банковские кредиты, на иные каналы привлечения заемных ресурсов;

заметно ниже их шансы на полноценное участие в системе поставок для государственных и муниципальных нужд, на установление устойчивых кооперационных связей с представителями среднего и крупного бизнеса и пр.

В имеющихся многочисленных научных и экспертноаналитических разработках решение задач выхода российского малого бизнеса на качественно новый виток или этап развития обосновано адресуется государству и его специализированным органам. Разумеется, в отдельных случаях без таковой поддержки, особенно, в качестве мощного «стартового» механизма для малого бизнеса, не обойтись. Однако превращение факторов поддержки (а проще говоря, постоянной бюджетной подпитки) в необходимое и бесконечное условие выживаемости российского малого бизнеса в целом было бы крайне деконструктивно. Действительно, проведение государственной политики в области развития и поддержки малого предпринимательства продолжает сталкиваться со многими нерешенными проблемами, что снижает действенность осуществляемых мер и результативность привлекаемых для этого финансовых и иных ресурсов, в том числе, и в контексте стимулирования инвестиционной активности малого бизнеса. Недостаточно понимание того, что стабильное развитие малого предпринимательства, тем более, в реальном секторе, возможно только при условии общего оздоровления российской экономики и ее основы в виде крупных и крупнейших предприятий, которые, в свою очередь, должны получить реальные стимулы и финансовые ресурсы для активного кооперационного и иного взаимодействия с малым бизнесом.

Сказанное говорит о необходимости переориентации государственной политики в области поддержки малого бизнеса на цели радикального изменения общеэкономической и институционально-правовой среды его развития, стимулирование многообразия малых форм хозяйствования сообразно их целям и задачам в различных отраслях экономики, усиления позиций малого бизнеса в общем процессе становления российского рынка, предпринимательства и частного капитала. При этом важно и то, что ориентированная на эти цели политика должна отражать в себе не только новые экономические и социальные реалии в стране, сложившиеся в результате прохождения низшей, наиболее болезненной точки экономического кризиса, но и качественно новую степень зрелости самих российских малых предприятий.

Последние сегодня уже не представляют собой ту зыбкую и качественно очень разнородную массу «джентльменов удачи в бизнесе», которые либо в надежде разбогатеть, либо просто из-за безысходности пускались «во все тяжкие» без всякого опыта, знания рынка, серьезных накоплений и пр. Сегодня малый бизнес России очень четко структурирован по интересам и возможностям; он способен - при известных условиях и стимулах - к мобилизации значительных финансовых накоплений; в нем явно обозначились предприятия - лидеры, сложились (хотя и не всегда оптимально и даже не всегда законно) определенные каналы реализации продукции и услуг, финансирования, решения хозяйственных споров и пр. Эта ситуация требует и качественно нового уровня государственной политики в области развития и поддержки малого предпринимательства. Другими словами, в настоящее время складывается существенная необходимость в разработке и практической реализации качественно новой модели государственной поддержки малого предпринимательства, отвечающей задаче формирования целостной предпринимательской среды российской экономики и опирающейся на взаимодействие и баланс инструментов рынка и государственного регулирования.

Однако решение названной выше задачи требует не только принципиально новых институционально-правовых и инструментальных основ государственной политики в отношении малого бизнеса, но и четкой структуризации субъектов предпринимательства. Последнее подразумевает выделение в нем составляю щих, образующих структуру этих субъектов сообразно признанным мировой практикой критериям концентрации капитала, производства и занятости, объема продаж, структуры собственности на капитал, периода активного пребывания на рынке и пр. Речь идет о системе признаков, определяющих такую группировку как “малые формы хозяйствования” или “субъекты малого предпринимательства”. Подобные группировки имеют не только формально юридическое (регистрационное) или статистическое значение: они являются необходимой предпосылкой разработки и реализации новой, более целеориентированной государственной политики, адресованной не малому бизнесу вообще, а его так называемым «целевым группам», каждая из них в этом смысле нуждается в особом, тщательно подобранном инструментарии оказываемой поддержки. Только при этом подобная поддержка может обрести существенные признаки экономической и социальной результативности.

Естественно, такие признаки различных составляющих в совокупности «малых форм хозяйствования» не могут оставаться неизменными “во времени” и “в пространстве”. Развитие общественного производства, его технико-технологической и организационно-экономической сторон вкупе с региональной спецификой данного процесса приводит к постоянной эволюции тех условий, которые не только регулируют развитие малых форм экономической активности и их место (роль) в формировании единой предпринимательской среды, но и определяют саму сущность этих малых форм, их количественные и качественные признаки (критерии или границы). Роль экономической науки состоит в том, чтобы достоверно отследить эти изменения и методически обосновать соответствующие новые подходы к целеполаганию в рамках общей политики всех уровней власти и управления в стране.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.