WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

Однако, введение простой «мужицкой» форменной одежды в городской, уездной и части ведомственной полиции было компенсировано приближением полицейского мундира к военному. Практически одинаковый покрой мундиров, головных уборов, сохранение плечевых продольных погон поднимало статус полиции. Здесь уместно в качестве примера привести слова министра путей сообщения князя М.И. Хилкова, сказанные при следующем императоре, но точно объясняющие механизм поднятия статуса. В записке, написанной на имя Николая II, отдельно говорилось о том, что «плечевые знаки имеют особенно важное значение для чинов местных учреждений при сношении сих лиц с рабочими и с публикой, в глазах которых эти отличия форменной одежды служащего дают ему известный авторитет»30.

Новый этап развития разделения городской и походной формы начался с военной реформы 1907-1909 годов. До этого полевая форма отличалась от городской лишь отсутствием некоторых декоративных деталей и элементов. С развитием военного дела и вооружений всех стран мира встали новые проблемы, связанные с приспособлением форменной одежды к новым военным условиям. На рубеже ХIХ и ХХ веков разноцветная униформа уже не соответствовала требованиям полевых действий, но сохранила свою красоту и соответствовала эстетическим взглядам общества того времени. Для примирения красоты и практичности уже не хватало простого упрощения форменной одежды. Требовалось принципиально новый подход к этой проблеме, который бы дал новый современный ответ. При разработке новых мундиров был учтен мировой опыт и уроки Русско-японской войны. Решение было найдено в окончательном разделении городской и полевой формы. Теперь они отличались не только степенью нарядности, но и покроем и цветом. Эти Шепелёв Л.Е. Чиновный мир России. XVIII – начало ХIХ в. СПб., 2001. С. 289.

новые полевые мундиры заложили основные принципы и направления развития полевой форменной одежды на протяжении всего ХХ века.

Новую полевую форму получили и полевая жандармерия, и Отдельный корпус жандармов. Многие жандармские офицеры зачастую в своей повседневной деятельности меняли голубые мундиры на полевую жандармскую униформу. В этом можно видеть продолжение традиции использования жандармскими во времена императоров Николая I и Александра II наряду с жандармскими мундирами общегенеральских и общекавалерийских мундиров.

При всей обособленности развития, в период правления Александра III была оставлена европейская практика сохранения за гвардейскими частями дорогого и зачастую архаичного обмундирования. Это отчетливо видно на примере гвардейских жандармов, которые сохранили свои стальные каски, в отличие от остальных чинов полевой жандармерии и Отдельного корпуса жандармов.

Введение новой форменной одежды привело к унификации внешнего облика всей наружной полиции. Фактически тут Александр III является продолжателем линии, которая начала выявляться еще при его отце.

Конечно, в столицах и прочих элитных регионах, а также в национальных окраинах сохранилась своя специфика, но она была сведена до минимума.

Полная унификация привела бы к нарушению социальной системы империи и к практическим неудобствам. Практически, единая униформа была нужна для унификации и русификации всего пространства империи.

Это особенно хорошо видно на примере начавшейся в 1888 г. реформы полицейского управления в Прибалтике (русификация и ликвидация низового/баронского самоуправления).

Еще одну линию, которую Александр III не разорвал, а довел до логического конца, был переход на смешанную систему знаков различия у наружной полиции. Теперь для всей империи стало правилом, что погоны показывали чин, а объем шитья на воротниках и обшлагах – должность. В сочетании с крайне военизированной форменной одеждой, погоны должны были максимально поднять авторитет и статус полиции. Но, в тоже время, сохранялась необходимость должностной дифференциации самой полиции для сохранения субординации и внутренних стимулов.

Император Николай II продолжил курс своего отца и первоначально сохранял приверженность к русскому стилю. Однако под давлением окружения и обстоятельств новый император был вынужден нарушить прежнее стилистическое единство, введя для отдельных групп агентов государственной власти дополнительные декоративные элементы. Прежде всего, немного блеска было добавлено в униформу войск, а, следовательно, и жандармов. В полиции новое более нарядное обмундирование начали получать только создаваемые подразделения или формирования, которые нуждались в срочном поднятии статуса и завоевании определенного авторитета в глазах простого населения. Но при этом до Русско-японской войны и Революции 1905-1907 гг. сохранялась преемственность с форменной одеждой времен императора Александра III.

Проигрыш в Русско-японской войне и Революция 1905-1907 гг.

заставили имперское правительство пойти на разрыв с традицией, заложенной при Александре III, и обратиться к наследию императора Александра II. Нужно было вновь вернуть дворян в войска, а самой Армии и Гвардии – былой их авторитет и статус. Под эти новые преобразования попадают и жандармы, как часть военной системы. Все попытки перенести новые тенденции в униформе на полицию всячески пресекались на самом высоком уровне. В противном случае вся логика преобразований была бы сломана. Вернулись бы в другом виде к системе времен Александра III, когда полиция, жандармерия и войска имели практически одинаковую форменную одежду.

В заключении подведены итоги и сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

В результате учреждения в конце ХVIII в. губернского мундира в России складывается двухуровневая система форменной одежды: военное обмундирование и гражданский форменный костюм. В первой половине ХIХ в. существенные особенности между ними сглаживаются. Появляются гражданский мундир военного покроя и мундир гражданских чиновников военного ведомства. Промежуточные виды униформы сочетают в различных вариантах и подчеркивают взаимосвязь гражданского и военного начал государственной службы. Форменная одежда полицейских органов в зависимости от их функций, происхождения и ведомственной принадлежности с этого времени относится и к военной, и к гражданской униформе, и к различным промежуточным вариантам.

Полицейские органы Российской империи в XIX в. и даже в начале XX в. отличались неоднородностью. Существовало базовое разделение на полицию и жандармерию. Но те и другие нередко дублировали друг друга.

Более четкая специализация жандармерии по выполнению функций политической полиции началась даже не с образования в 1827 г. Корпуса жандармов, а с установления системы территориальных жандармских управлений во время правления императора Александра II. При этом жандармы продолжали исполнять функции территориальной и ведомственной полиции (жандармские дивизионы и команды, жандармские подразделения в войсках и на транспорте). В то же время охранные отделения, как органы политической полиции, частично формировались из представителей полиции и имели с ней очень тесные связи. Охранные отделения были подчинены Департаменту полиции Министерства внутренних дел, который руководил почти всеми полицейскими органами. Структурное разнообразие в жандармерии и полиции находило отражение в форменной одежде.

Причины трансформации полицейской форменной одежды из гражданской в приближенную к военной и сохранения за жандармерией на протяжении всего времени ее существования военной униформы связаны с существованием в обществе определенного культа мундира. Родство жандармерии и полиции с войсками, выраженное в покрое мундиров, должно было способствовать поднятию авторитета жандармов и полицейских в глазах элиты и простого народа. Ведь в Российской империи был высокий уровень престижа воинской службы и военного мундира. Для многих представителей дворянства военный мундир был напоминанием о годах молодости, о воинском товариществе и времени подвигов и чести. Нельзя было придумать лучшего способа поднятия статуса полицейских органов Российской империи, чем пожалование им военных и полувоенных мундиров. Это было необходимо для привлечения талантливых кадров для службы в жандармерии и полиции, которая по своей сути не была очень престижной.

На развитие форменной полицейских органов влияло много факторов, которые были как объективного (природно-климатические условия) характера, так и субъективного (идейно-политические взгляды императоров).

Два фактора оказывали на форменную одежду полицейских органов значительное влияние - функции органа и его местонахождение (ведомство и территория). Фактор места несения службы рассматривается здесь в социальной плоскости, а не в естественно-географической. Прежде всего, была необходимость с помощью обмундирования различать представителей каждого полицейского подразделения. Помимо того, какие функции исполнял представитель того или иного полицейского органа, важно, где он их исполнял. Привилегированное положение территории или ведомства переносились и на полицейские органы.

Существенно было и происхождение полицейского органа, его «генеалогия». Так жандармерия формировалась в составе военного ведомства из кавалерийских подразделений, это определило использование ими военной форменной одежды, а также сохранение за ними, даже не за кавалерийскими жандармскими полицейскими управлениями железных дорог, элементов кавалерийской униформы.

Заметную роль играл статус полицейского органа, а точнее попыток поднять или сохранить авторитет и социальный статус конкретного органа.

Этот фактор немного отличается от первых, так как носил характер целенаправленной политики. Для многих полицейских органов остро стоял вопрос мобилизации, т.е. привлечения в свои ряды талантливой и перспективной молодежи, и вопрос признания со стороны населения в качестве власти представителей императора и проводников его политики.

Соответственно многие не престижные, но важные подразделения пользовались усиленной поддержкой со стороны верховной власти.

Обширность территории Российской империи влиянию на униформу полицейских органов двояко. Разнообразие природы и климата Российской империи требовало приспособления отдельных элементов форменной одежды полицейских органов к условиям окружающей среды. Природноклиматические условия, конечно, явно перекликаются с уже упомянутым фактором места несения службы, но в отличие от него имеет более объективный характер.

С другой стороны обширность и разнообразность территорий Российской империи влияла на форменную одежду в социокультурном плане. Помимо требований, предъявляемых властью, были требования общества (мода, традиции и т.д.) и его отдельных частей. Тем более что российское общество было полиэтничным, с четко выраженными границами между социальными стратами. Следствием чего было существование целой мозаики культур. В этих условиях даже мода носила дифференцированный характер и зависела от социальной и этнической среды. Отсюда частые конфликты представлений о прекрасном между петербуржской элитой и другими сословиями/классами или народами империи.

Отдельное влияние оказывали идейно-политические воззрения императора. Если учитывать, что императоры принимали непосредственное участие в разработке форменной одежды в целом, и полицейских органов в частности, то этот сугубо субъективный, иногда откровенно иррациональный фактор зачастую приобретал важное значение.

Менее заметно, чем предыдущие факторы, на развитие форменной одежды влиял научно-технический прогресс. Его воздействие выражалось по-разному. Напрямую он влиял через развитие швейного и текстильного производства. Косвенно научно-технический прогресс оказывал влияние через развитие огнестрельного оружия, заставляя задуматься о маскировке представителей полицейских органов с помощью форменного обмундирования.

К форменной одежде, как военных, так и гражданских чинов, а соответственно и униформе полицейских органов, со стороны государства и общества выдвигалось несколько требований, которые определяли направления развития униформы. Зачастую эти требования были по своему характеру четко противоположны друг другу. Большинство противоречащих друг другу требований, предъявляемых к форменной одежде, можно свести к нескольким бинарным оппозициям. Фактически эти оппозиции представляют собой базовый набор, элементы которого в различных сочетаниях определяют конфигурацию форменной одежды агентов государственной власти в каждый конкретный момент времени.

Первой такой парой требований будет эстетическая красота (привлекательность) и практичность. Эстетическая красота мундира была нужна для дополнительного стимула при поступлении на службу и отчетливо проявлялась во время различных торжественных мероприятий.

Практичность же форменной одежды есть требование повседневной жизни. Это противоречие частично решалось с помощью дифференциации униформы: городская и полевая, которые делились на парадную, праздничную, воскресную и обыкновенную (повседневную) форму.

Обременительность такого разделения и прогресс в области вооружения заставили пожертвовать эстетической красотой полевой формы, и сделать ее воплощением практичности.

Вторая пара требований больше связана со знаками различия. Перед имперской властью в начале XIX в. встал вопрос – что должны отображать чины и знаки различия На этот вопрос было предложено два ответа.

Первый – некий уровень заслуг того или иного агента государственной власти, то есть чин. Второй – должностное положение чиновника или офицера. Попыткой решения данного противоречия можно считать проведенную Николаем I в 1834 г. реформу мундиров. При сохранении чинов, как уровня заслуг, знаки различия на форменной одежде отражали ранг должности. В полиции это привело к существованию параллельно двух систем знаков отличия: шитье на обшлагах и рукавах отображало ранг должности, а погоны - чин.

Двойственность требований к форменной одежде проявлялась, с одной стороны, в стремлении сохранить принципиальные различия между военной и гражданской униформой, а с другой стороны, в желании определенного сближения этих двух типов мундиров путем мимикрии гражданской форменной одежды под военную. Борьба этих двух требований пронизывала всю историю развития форменной одежды жандармерии и наружной полиции. Жандармы, несмотря на все преобразования в области государственного управления, сохраняли свои военные мундиры и военную организацию. У полиции же четко прослеживалось движение в области обмундирования от чисто гражданской униформы к униформе военного покроя и далее к практически военной форменной одежде.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.