WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

1. Опыт (положительный и отрицательный) суверена, решающего вопрос о системе формальных источников права, а также других суверенов. Эта практика может относиться к разным временным периодам. В самом деле, по мнению автора, едва ли суверены Великобритании и США на протяжении столетий использовали бы судебный прецедент как формальный источник права, если бы реализация прецедентных правовых норм не приносила положительных результатов.

2. Юридическая наука. Суверен способен воспринять конкретные учения о соотношении формальных источников права как полезные или вредные для управляемого им независимого политического общества и потому стремиться проводить такие доктрины в жизнь или воздерживаться от этого.

3. Политический или государственно-правовой режим, то есть совокупность средств и методов осуществления государственной власти. Такой режим может быть демократическим или диктаторским.

При правотворчестве суверен способен использовать стратегию так называемых наименьших политических издержек. Суть ее сводится к следующему.

Суверенная власть обеспечивает решение каждой требующей правотворчества проблемы посредством создания соответствующих юридических норм теми субъектами, которые лучше всего знают пути ее решения. Так вот, когда суверен независимого политического общества имеет мощных политических противников, у него меньше возможностей использовать указанную стратегию, чем у его коллег, работающих в условиях отсутствия такой оппозиции. В самом деле, при создании юридических норм по конкретному вопросу субъектами, находящимися под влиянием политических противников суверена, очень вероятен следующий результат. Эти правила будут противоречить политической линии суверенной власти. Поэтому для суверена является приемлемым решением пренебречь ранее сформулированной стратегией и поручить создание юридических норм субъектам, знающим обсуждаемую проблему хуже, но разделяющим его политическую линию.

Описанное явление означает, что в независимом политическом обществе часть населения отстраняется от участия в правотворчестве. Но существующая здесь организация такого рода есть политическая диктатура, согласно широко принятому определению этого понятия. Ей противостоит другая организация независимого политического общества, а именно демократическая. В последней суверен, принимая решение о системе формальных источников права, не исключает из правотворчества значительные социальные группы в силу проведения в жизнь отмеченной стратегии.

Отсюда вытекает, что в условиях диктатуры суверен способен значительно ограничивать или даже вовсе исключать использование таких формальных источников права как нормативный договор, правовой обычай, судебный прецедент и юридическая доктрина, если конституирующие их субъекты входят в число противников суверенной власти или находятся под их влиянием. Впрочем, по той же причине суверен может не считать правом и акты, вырабатываемые низшими звеньями государственного аппарата. Естественно, такая ситуация не наблюдается в условиях демократии. Ведь здесь нет указанной причины для ограничения круга формальных источников права.

4. Существующая в независимом политическом обществе система юридических норм. Последняя, как известно, делится на отрасли, каждая из которых характеризуется собственной совокупностью формальных источников права.

Причем подчас при отступлении от такого набора здесь невозможно эффективное правовое регулирование. Так, лишь в форме закона действенны уголовноправовые нормы.

В работе отмечено, что на усмотрение суверена, решающего проблему формирования системы формальных источников права, может влиять громадное количество разнообразных факторов. Они выбираются сувереном в зависимости от того, что он собой представляет и в каких условиях вынужден действовать.

Отсюда автор делает следующий вывод. Сочетание обстоятельств, влияющих на усмотрение суверена при принятии им решения о системе формальных источников права, в каждом независимом политическом обществе в любое время является уникальным.

В третьем параграфе «Система формальных источников права в Российской Федерации» специфика их развития определяется принадлежностью российского права к романо-германской семье правовых систем, для которой характерен приоритет такого источника права как нормативно-правовой акт. Но указанный приоритет обусловлен и тем, что исторически в руках русских князей сосредоточивалась громадная политическая власть, в том числе судебная.

Правовое регулирование общественных отношений большей частью происходило путем спускания правовых норм сверху посредством княжеского правотворчества. Данная тенденция была продолжена в дальнейшем: и в период сословно-представительной монархии, и в период абсолютной монархии. Указанная традиция предполагает приоритет такого источника права как нормативноправовой акт. Она не претерпела изменений вплоть до становления современного российского государства.

В Конституции РФ провозглашено, что Российская Федерация является демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления. Таким образом, в современной России провозглашен демократический способ руководства государством, который, как указывалось, предполагает непосредственное, широкое и активное участие индивидов и их организаций в формулировании правовых норм. Этому способствует реализация принципов разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, верховенства закона.

В диссертации обосновывается, что российский суверен признает несколько формальных источников права. Здесь доказывается, что в их систему входят нормативный договор, правовой обычай и нормативно-правовой акт. Все они являются явными приказами суверена.

Изложенная теоретическая позиция о системе формальных источников права Российской Федерации не разделяется очень значительным числом специалистов. В частности, они выделяют в качестве отдельных видов анализируемой системы юридическую доктрину и судебный прецедент. Более того, некоторые из отечественных правоведов считают возможным объявить в современной России формальным источником права и судебные решения, принимаемые по делам о признании неконституционными отдельных положений нормативно-правовых актов, а также по делам об оспаривании нормативноправовых актов, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций.

По мнению диссертанта, с последней из трех отмеченных теоретических позиций его оппонентов не представляется возможным согласиться ввиду следующего. В ходе предыдущего изложения было определено, что следует понимать под формальными источниками права. Как уже упоминалось, в Российской Федерации в силу определенных обстоятельств имеют место лишь явные приказы суверена. Вследствие этого суды к правотворческим органам не относятся, а потому и принимаемые ими акты не являются формальными источниками права.

Кроме того, когда нижестоящий правотворческий орган издает акт, противоречащий правовой норме, принятой вышестоящим правотворческим органом, то действие нижестоящей упомянутой структуры не изменяет указанного юридического правила. И суд, выносящий решение о противоречии акта нижестоящего органа рассматриваемой норме, лишь констатирует коллизию, не занимаясь правотворчеством.

Как полагает автор, не является формальным источником российского права и правовая доктрина. Ведь, как указывалось в предшествующем изложении, юридическая доктрина как формальный источник права существует лишь при ее санкционировании. Однако таковое в Российской Федерации не осуществляется.

Что же касается судебных прецедентов, то доводы сторонников признания их в качестве формальных источников права Российской Федерации, так как они являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных и обоснованных приговоров, решений, определений и постановлений, не разделяются автором ввиду очевидной причины. В Российской Федерации молчаливые приказы суверена им не признаются. Другое дело, что, по мнению диссертанта, в современной России наблюдается усиление роли судов в толковании законодательства.

В заключении представлены выводы проведенного исследования. Здесь же сформулированы предложения по дальнейшей работе над рассматриваемой темой.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Данцева Т.Н. Соотношение закона и судейского усмотрения / Т.Н.Данцева // Вестник Красноярского государственного университета (серия Гуманитарные науки). – 2005. - № 6. – С. 173 – 176.

2. Данцева Т.Н. Правовой обычай как источник права / Т.Н.Данцева // Актуальные проблемы юридической науки: тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции. – Красноярск: Красноярский государственный университет Юридический институт, 2005. – С. 108 – 116.

3. Данцева Т.Н. Правовая доктрина как источник права / Т.Н.Данцева // Закон и общество: история, проблемы, перспективы: материалы 10-й межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов. – Красноярск:

Красноярский государственный аграрный университет, 2007. – С. 13 - 16.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.