WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

Как мне представляется, воображаемая, но, тем не менее, существующая общечеловеческая шкала ценностей, имеющих смысложизненное значение, отражает саму историю становления и эволюции человеческой цивилизации, поскольку на этой шкале время от времени появляются новые, более высокие отметки, «риски». Начинается эта шкала с отметок, которые соответствуют ценностям «словесных зверей», по образному и точному выражению псковского летописца. Ниже этих отметок нет ценностей, нет человека, нет и смысла жизни.

Я не случайно назвал общечеловеческую шкалу смысложизненных ценностей воображаемой, но существующей.

Действительно, эта шкала не линейка, которую можно «приложить» к человеку, к его жизни. К счастью, такой «прокрустовой» линейки человечество еще не изобрело и не дай бог, если изобретет.

Здесь важны не миллиметры отсчета, а принципиальное признание того факта, что в обществе существует определенная иерархия ценностей, причем людей всегда привлекали поиски высших ценностей жизни. Под решением проблемы смысла жизни чаще всего подразумевалось открытие и обоснование таких ценностей, под них создавались мощные философские и религиозные учения. У Платона это учение о безусловном благе; у Аристотеля - этика добродетелей, к которым он причислял мудрость, рассудительность, мужество, справедливость; у Августина Аврелия - учение о божественной благодати; у И.Канта - этика долга (учение о моральных максимах); у Н.Бердяева - философия любви; в современной философии - этика ответственности и т.д. Есть и другие, не столь определенные и обоснованные, но не менее интересные решения проблемы высших ценностей и смысла жизни. Так, известный гуманист А. Швейцер выдвинул тезис, противоположный декартовоскому - «я мыслю, следовательно, существую»: «я жизнь, которая хочет жить среди жизни, которая хочет жить», из которого он вывел свой основной этический принцип «благоговение перед жизнью».

То, что я называю «шкалой ценностей», является шкалой сравнений, т.е. продуктом мыслительной деятельности людей, это относится и к высшим смысложизненным ценностям. Вопрос можно поставить так: имеют ли высшие смысложизненные ценности объективное содержание, или они от начала до конца плод воображения гениальных мыслителей Мы, по сути, уже ответили на этот вопрос: объективным содержанием высших смысложизненных ценностей является такая деятельность человека, которая совпадает с созидательными тенденциями в человеческом обществе.

Чрезвычайная многогранность такой деятельности не может не порождать многообразие ответов на вопрос о высших ценностях жизни, которые, как их ни формулируй, не в состоянии вместить в себя всю созидательную деятельность без остатка. В эту проблему прибавляет сложности и то обстоятельство, что между созидательными и разрушительными тенденциями существует определенная диалектика взаимоотношений: созидание связано с разрушением, а разрушение - с созиданием. Отсюда неизбежная связь добра со злом, блага с не-благом и т.д. Однополюсной мир ценностей так же невозможен, как однополюсной магнит. Это не значит, что добро и зло, благо и не-благо и т.д. являются однопорядковыми ценностями с противоположным знаком. Созидание всегда требует больших усилий, чем разрушение; соответственно, добро и благо являются в волевом отношении более труднодостижимыми ценностями, чем зло и не-благо.

Глава 4. СУЩНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА.

§34. Бытие и небытие человека.

Мы вплотную подошли к самой сути проблемы смысла жизни индивида. Эта суть связана с тем очевидным до банальности обстоятельством, что каждый индивид рождается, живет и умирает. Рождение и смерть - это те крайние точки жизни, за которыми для индивида нет бытия, а есть небытие. Небытие до рождения и небытие после смерти одинаково непостижимы для живущего человека. Это как раз те опасные зоны для человеческой психики, в которые мы инстинктивно избегаем заглядывать, вчувствоваться и вдумываться. Но для философии нет запретных зон, напротив, такие зоны всегда привлекали внимание философов именно своей непостижимостью.

В чем эта непостижимость в данном случае В том, что, с одной стороны, небытие данного индивида до рождения и его небытие после смерти это реальность отсутствия жизни этого индивида, а точнее, реальность, в которой эта жизнь отсутствует, с чем нельзя не согласиться; с другой стороны, отсутствие жизни, небытие индивида для индивида живущего есть нонсенс, нелепица, нечто несовместимое с жизнью, т.е. невозможное. В логических категориях «бытия» и «небытия» небытие «Я» индивида вполне допустимо, имеет естественнонаучное объяснение, согласуется с опытом общения с другими людьми и т.д.

Но «Я» индивида не может ни чувствами, ни разумом примириться с отсутствием этого «Я», несмотря ни на какие доводы, доказательства, опыт. «Я» индивида не может в реально чувствующем и мыслящем состоянии растянуть свое существование за ту грань, которая отделяет бытие этого «Я» от его небытия. «Я» это мир, который вечен для этого «Я» пока оно пребывает в бытии, пока существует, ибо другого мира у этого «Я» нет и быть не может. Эту ситуацию можно выразить в простой формуле: «я вечен, пока я живу!» Ее алогизм есть следствие алогизма небытия для данного «Я» индивида, для которого восприятие собственного существования как вечности разумнее всех логических формул и категорий.

Проблема смысла жизни для «Я» индивида это проблема такого «Я», которое воспринимает себя как вечно существующее «Я», непрерывно воспроизводящее себя в себе самом. Ощущение вечности дает человеку то, что он может одновременно «жить» в разных временных мирах - в прошлом, настоящем и будущем.

Идеальный мир человека это мир со смещенными и смешанными временными параметрами. В каждый момент времени человек переживает не только свою прожитую жизнь, но и жизнь своих предков, он обращается к родовым воспоминаниям, к исторической памяти о минувшем в той мере, в какой это минувшее ему известно или представляется по мифам, преданиям, легендам. Эта способность «Я» индивида погружаться в прошлое оказывает непосредственное воздействие на смысловую картину настоящего, т.е. на восприятие той реальности, в которой индивид существует, в результате у «Я» индивида возникает чувство сопричастности к прошлому своего рода, своего сообщества, всего человечества. Чем обширнее историческая память индивида, тем глубже и острее это чувство, тем «вечнее» его «Я» для него самого. Но человек не только погружен в прошлое, он постоянно живет будущим (будущим урожаем, зарплатой, погодой на завтра, предстоящей свадьбой, рождением ребенка, выборами, судьбой страны и т.д.), т.е. постоянно погружен в мир той реальности, в которой ему предстоит жить. Эта зависимость от будущего основана на подсознательном убеждении, что это будущее будет, что его не может не быть, а, следовательно, небытие «Я» невозможно. Настоящее в идеальном мире индивида всегда балансирует между прошлым и будущим, оно вообще не может существовать без них в «Я» индивида.

§35. Понятия «жизнь» и «смысл жизни».

Сугубо личное отношение человека к небытию своего «Я» как невозможному состоянию не снимает проблему смысла жизни, т.е. бытия «Я», ограниченного рождением и смертью. Можно сказать, что именно эта ограниченность жизни и порождает проблему смысла жизни. Действительно, вечная жизнь не может иметь смысла не только по причине невозможности такой жизни, но и потому, что вечность в принципе могла бы вместить в себя все возможные смыслы жизни, т.е. была бы совершенно неопределенной в этом отношении. Другое дело жизнь, ограниченная определенным интервалом времени. Временная определенность жизни порождает смысложизненную определенность, хотя и допускает значительные колебания в границах этой определенности. Смысл жизни может изменяться в течение жизни, но, во-первых, число таких изменений всегда конечно и, во-вторых, всегда есть последний смысл жизни, предшествующий небытию индивида, т.е. его смерти.

В этих рассуждениях мы, не оговариваясь особо, подразумеваем, что концепт понятия «жизнь» и концепт понятия «смысл жизни» отличаются друг от друга. Это действительно так:

под жизнью мы понимаем ограниченное во времени земное существование человека, так сказать, его досмысловое существование, хотя это лишь абстракция, ибо любая собственно человеческая жизнь предполагает наличие какого-то смысла, а любой смысл жизни предполагает существование человека. Само понятие «смысл жизни», выяснением сути которого мы занимаемся, включает в себя это различие, как, скажем, понятия «свет звезды», «запах розы», «шум ветра» и т.д. Во всех этих случаях «свет», «запах», «шум» являются проявлением (можно сказать, функцией) чего-то - «звезды», «розы», «ветра». Смысл жизни это тоже проявление (функция) жизни, т.е. существования человека, и может быть в нашем абстрактном мышлении выведен за скобки этого существования, которое в этом случае и может мыслиться как «досмысловое» бытие индивида. Как только мы ставим вопрос: «В чем смысл моей жизни» - мы тут же начинаем мыслить жизнь как что-то отличное от ее смысла, как звезду без света. Такой абстракцией жизни, не оговаривая это каждый раз, мы будем пользоваться в дальнейшем.

Далеко не всякое проявление жизни человека в силу ее многогранности и разнообразия выходит на уровень смысложизненных оценок, например, кашель простуженного человека, испуг от взорвавшейся рядом петарды, послеобеденный сон, увлечение рыбалкой и т.д., не говоря уже о естественных отправлениях, о которых не принято вспоминать в философских сочинениях. Жизнь как лавка мелочей не может быть объектом размышлений о смысле жизни.

На уровень смысложизненных оценок выходят такие проявления жизни человека, которые так или иначе связаны с жизнеполагающими целями, т.е. целями, от которых зависит судьба человека. Эти цели могут быть великими или никчемными, само собой разумеющимися или возникшими в результате интуитивного озарения, ясными или туманными, целостными или фрагментарными и т.д., но их объединяет одно - все они дают направление жизни человека в целом или сравнительно большим периодам этой жизни, что не позволяет ей рассыпаться до атомарного состояния. Такой всеохватывающей целью жизни было для Фауста «прекрасное мгновение», для протопопа Аввакума - истинная вера, для маршала Жукова - разгром гитлеровской Германии, для Юрия Гагарина - полет в космос, для миллионов крестьян России - хлеб...

Но не следует забывать, что свои жизнеполагающие цели были и у Дракулы, Гитлера, есть они и у террористов-смертников, у серийных убийц и у других «словесных зверей», которых общество тем не менее признает людьми и судит по человеческим законам, а не убивает как бешеных собак.

§36. Жизнь как «не-смерть».

Какое значение имеет феномен смысла жизни для самой жизни индивида Этот вопрос можно сформулировать и так: не все ли равно, с каким смыслом проживает человек свою жизнь, если его существование всегда ограничено рождением и смертью Человек приходит в этот мир из небытия и в небытие уходит, оставляя после себя какой-то след в этом мире, в той реальности, в которой он существовал. Это так, бесследно исчезнувших людей нет, есть пропавшие без вести. Но этот след, оставленная человеком «галочка», для самого индивида после его ухода в небытие есть фикция, т.е. нечто несуществующее, поскольку «Я» индивида уже нет и оно не может этот след воспринимать, «ибо кто приведет его посмотреть на то, что будет после него» Привести, действительно, никто не может, но при жизни индивид способен оценивать свое бытие из небытия. Немного найдется таких людей, если они вообще есть, которые были бы начисто лишены такой способности. В своем идеальном мире человек может свободно передвигать свое «Я» по временной оси, выходя далеко за пределы временного интервала своего земного существования, т.е. в ту или другую сторону от своего бытия, что, собственно, и порождает ощущение вечности этого «Я». Можно сказать, что человек живет, постоянно заглядывая за ту грань, которая отделяет его бытие от небытия. Что интересует его за этой гранью То, какую оценку его жизни дадут те, кто будет жить после него: проклянут ли его или будут благодарны, будут ли вообще помнить о нем и т.д. Очевидно, что такая самооценка жизни человека через будущее всегда субъективна, а часто и противоположна той оценке, которая в действительности ожидает этого человека, его дела и помыслы в будущем.

«Оглядка» на будущее - не праздное занятие, она либо укрепляет, либо действует разрушительно на тот «скелет души» (ценностные ориентиры), который, в конечном счете, определяет выбор жизнеполагающих целей и деятельность по их достижению в той реальности, в которой живет человек.

Но никакие перемещения «Я» по временной оси не раскрывают значение феномена смысла жизни для данной жизни данного индивида, ибо этот феномен все равно остается в этой жизни.

В простых словах «я живу один раз, и другой жизни не будет» скрыта величайшая тайна, эта тайна - та бездна, в которую опасно заглядывать без опоры на разум.

Именно этой тайной и желанием проникнуть в нее можно объяснить бесконечные сравнения жизни с чем-либо достаточно ясным для нашего разума: с игрищами; с пламенем свечи или ее воском; с гильотиной; с храмом Соломона; с героическим маршем;

с цветком; с рекой, впадающей в море смерти; с движением по коридору или трубе; с путешествием или странствием; с островом в океане; с математикой; с маскарадом или карнавалом; с лабиринтом; с колесом («колесо жизни»); с копилкой сокровищ;

с театральной сценой; с болезнью; со скаковой лошадью; с романом; с затяжным прыжком (из утробы в могилу); с миражем; с полем битвы; с шахматной игрой; с книгой; с дорогой, ведущей в пропасть; с азартной игрой; с богослужением; с огнивом, высекающим искру мысли; со странствующей тенью; с покатой плоскостью; со школой; с позолоченной пилюлей; со скверной шуткой и т.д. и т.п. Но все эти и подобные им сравнения не только не приближают нас к пониманию тайны жизни, но скорее делают эту тайну еще таинственней.

Для сущностного определения жизни мы воспользуемся определением смерти С.Н.Булгакова; «Смерть есть не-жизнь».

Это не пустое по содержанию определение, мы действительно ничего иного о смерти не знаем и сказать не можем. Я думаю, это та граница, за которой разум бессилен.

Обратим это определение смерти на жизнь: «Жизнь есть несмерть». В смерти как «не-жизни» все люди, все «Я» индивидов равны (тождественны). «Смерть всех уровняет», - говорит русская пословица, и с этим трудно поспорить: ничто = ничто, чьим бы «ничто» это не было. Другое дело жизнь как «не-смерть».

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.