WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

Здесь нет противоречия, ибо свойства и связи материальных образований в реальной действительности существуют не изолированно друг от друга, а в единстве их бытия. Это единство выступает как функция (или функции) материальных образований по отношению друг к другу. Как и сами материальные образования (вещи, явления, процессы), эти функции не несут в себе ничего идеального, а следовательно, не могут обладать никаким собственным смыслом вне отношения к ним человека, смыслом, который можно было бы назвать онтологическим.

Сказанное относится ко всем функциям материальных объектов, в том числе и тем, которые целое выполняет по отношению к части, а часть по отношению к целому. Как функция (или функции) целого по отношению к части есть единство его свойств и связей с частью, так и функция (или функции) части по отношению к целому есть единство ее свойств и связей с целым. Очевидно, что эти функции целого и части существуют и действуют одновременно, полностью исчерпывая содержание отношений типа «часть - целое».

Специфическим аспектом (срезом) этих отношений являются информационные или символические отношения. В общем виде объект «А» является символом объекта «Р», если «А» содержит информацию о «Р». В результате взаимодействия части и целого они взаимно передают друг другу информацию о себе (своих свойствах, структуре и т.д.) и в этом отношении являются символами друг друга: часть является символом целого, а целое символом части. Например, планета Земля содержит информацию о Солнечной системе в целом (движение Земли, и не только движение, определяется всей совокупностью входящих в Солнечную систему тел) и в этом отношении представляет собой символ этой системы, в свою очередь Солнечная система, как целое, содержит информацию об одной из своих планет - Земле (Земля влияет на общую структуру Солнечной системы, движение входящих в нее тел) и в этом отношении представляет собой символ Земли. Такие же символические отношения существуют между элементарными частицами, образующими атом, и атомом в целом, живой особью и популяцией особей и т.д. Собственно символом является не сам объект «А» как таковой, а тот информационный оттиск об объекте «Р», который содержится в «А».

Символ только тогда обретает идеальную форму существования, когда он является результатом передачи информации о внешнем мире через органы чувств и нервную систему в мозг живого организма. Во всех других случаях символ не содержит в себе ничего идеального как такового, а представляет собой своеобразный, информационный срез механических, физических, химических и других изменений в объекте «А», так или иначе отражающих особенности объекта «Р», а следовательно, не может иметь никакого объективно существующего смысла.

Символический характер отношений типа «часть - целое» сам по себе никаких смысловых отношений не рождает, последние возникают в сознании воспринимающего эти символические отношения субъекта - человека.

§7. Смысловые и несмысловые модели мира.

Мир «равнодушной природы», физис изучают естественные науки, отвечая на вопросы: из чего почему каким образом Полученные результаты находят воплощение в технике и технологии, умножая не только возможности воздействия человека на природу, но и познавательный потенциал самого естествознания. Однако, никакие исследования, никакая «инквизиция» природы научными методами не способны найти какой-либо объективный смысл в изучаемых объектах, поскольку такого смысла в них просто нет. Открытие внутреннего строения атома, механизма наследственности, «черных дыр» во Вселенной и т.п. означает, что сегодня мы, люди, лучше, чем вчера понимаем устройство того мира, в котором мы живем, но не смысл этого устройства. Можно сколько угодно биться над вопросом «почему светит Солнце», но мы никогда не обнаружим ни одного грамма смысла в самой солнечной массе.

История естественнонаучных открытий не опровергает, а подтверждает вывод, что мы живем в бессмысленном для него самого мире, физисе. При этом создаваемые естественнонаучные модели могут быть истинными или ложными, они могут быть верифицируемы или фальсифицируемы на истинность/ложность по различным критериям. В отличие от них смысловые модели мира (философские, религиозные, эстетические, нравственные) в принципе непроверяемы на истинность/ложность, если только не постулируется абсолютная истинность одной из них, в сравнении с которой рассматриваются все остальные смысловые модели. Это утверждение тем более справедливо по отношению к смысловым образам, формирующимся в сознании конкретного человека, индивида, которые представляют наибольший интерес в рамках исследуемой проблемы смысла жизни.

Естественнонаучные и смысловые модели не разделены пропастью, они взаимопроникают друг в друга. Естественнонаучные модели мира могут, во-первых, оказывать заметное воздействие на формирование смысловых моделей и, во-вторых, сами испытывать их влияние, содержать значительный смысловой элемент. Действительно, вопрос об устройстве мира напрямую связан с вопросом о месте человека в этом мире, как с точки зрения появления мыслящих существ на Земле, так и с точки зрения существования человечества и его дальнейших перспектив. Это очевидно и не требует каких-либо пояснений. Но в связке «мир - человек» есть и другой, менее очевидный аспект, который может быть выражен в принципе, получившим название «антропного принципа»: «Вселенная устроена так, что в ней могло появиться разумное существо». В этом принципе знаменитый декартовский афоризм - «Я мыслю, следовательно, существую» - имеет продолжение: «...следовательно, существует мир, в котором я мог появиться как мыслящее существо». Трехмерность физического пространства, гравитационная постоянная, постоянная Планка, изотропность и однородность Вселенной, постоянство скорости света и другие параметры нашего физического мира могут получить объяснение с позиций этого принципа, они становятся как бы заданными конечным результатом - появлением мыслящего существа, человека разумного. При других параметрах такой результат был бы невозможен, но «я мыслю», следовательно, этот результат - неоспоримый факт действительности, а значит устройство мира должно соответствовать этому факту. Если это так, то любая естественнонаучная модель Вселенной, физического мира вообще, может и должна быть испытана на когерентность (противоречивость/непротиворечивость) с фактом существования человеческого разума. При этом сама Вселенная обретает смысл только в тех моделях, которые существованию разума не противоречат.

В общем виде можно сказать, что естественнонаучные модели (теории, учения) имеют своим предметным содержанием сущность вещей и явлений материального мира. Эта сущность получает в них идеальную форму выражения в виде научных суждений. Сами эти суждения, раскрывающие сущность вещей и явлений, в свою очередь представляют собой сущность (содержание) естественнонаучных моделей (теорий, учений), являющихся продуктом целенаправленной деятельности человека. Любая естественнонаучная модель может быть осмыслена субъектом как по первому, ценностному признаку, так и по второму, сущностному признаку смыслового образа. По первому признаку естественнонаучная модель может быть осмыслена с философских, религиозных, нравственных, эстетических и других позиций, т.е. в той или иной системе ценностей; по второму признаку может быть выявлен сущностный смысл этой модели, т.е. ее собственно научное содержание. Так, можно говорить о ценностном смысле учения Аристотеля о шарообразности Земли, гелиоцентрической системе Коперника, теории относительности Эйнштейна и т.д. и о сущностном смысле этих учений как учений, определенным образом раскрывающих сущностную сторону природных явлений.

Что касается самих материальных объектов научного познания, то их ценностный смысл для субъекта, посвященного в результаты этого познания, почти полностью совпадает с ценностным смыслом соответствующих естественнонаучных моделей (теорий, учений). Никакого сущностного смысла в этих материальных объектах выявить невозможно.

§8. Артефакты первого рода.

Во внешнем для человека и человеческого сознания мире существуют не только объекты природы, не тронутые рукой человека, но и объекты, созданные самим человеком, искусственно сделанные, т.е. артефакты.

Это жилые и производственные здания, машины и механизмы, полотна художников, книги, выведенные человеком породы животных и сорта растений, оружие, предметы культа различных религий и т.д. и т.п. Всю совокупность артефактов можно разделить на две части, имея в виду относительность линии раздела:

артефакты, созданные для удовлетворения материальных потребностей людей (артефакты первого рода), и артефакты, созданное для удовлетворения духовных потребностей (артефакты второго рода).

Артефакты первого рода обеспечивают физическое существование и продолжение рода человеческого. Их главная функция - удовлетворение таких потребностей как потребности в пище, одежде, жилище, средствах связи и передвижения, средствах медицинской помощи и ряда других подобных им. Круг этих артефактов, их количество, качество, эффективность и другие характеристики меняются от эпохи к эпохе, от цивилизации к цивилизации, от общества к обществу. Часто артефакты первого рода включают в себя детали, черты, свойства артефактов второго рода, например, архитектурные украшения жилых зданий, дизайн автомобилей и т.п. Мы будем рассматривать артефакты первого рода в их «чистом» виде, имея в виду ту основную функцию, ради которой они созданы.

Возьмем любой артефакт первого рода и рассмотрим его в смысловом отношении, например, токарный станок. Поставим вопрос так: имеет ли токарный станок смысл сам по себе, т.е. как существующий вне человека предмет На первый взгляд, ответ должен быть положительным: токарный станок обладает смыслом, который заключается в той функции, ради которой он сделан, а именно - обрабатывать металлические детали способом вращения последних. Если так, то этот станок будет обладать смыслом и в том случае, если он поставлен в условия, когда ничего не производит и производить не может, например, если он заброшен к туземцам из племени мумба-юмба. Наш токарный станок будет стоять в джунглях и терять свой смысл по мере разрушения, т.е. по мере утраты заложенной в нем способности выполнять функцию обработки металла. По сути, мы таким образом отождествляем смысл артефакта с его функцией, т.е.

наделяем объективно существующим смыслом механическое вращение, трение одного металла о другой и т.д.

Следуя этой логике, в других артефактах первого рода мы должны наделить объективно существующим смыслом свойство упругости, химические превращения, подъемную силу и т.п. Но сами по себе природные тела, свойства, силы и движения не имеют самостоятельного, объективно существующего смысла, они осмысливаются человеком. Если в артефактах первого рода присутствует смысл, независимый от восприятия этих артефактов человеком, то он может заключаться только в той структуре природных факторов, которую им придает человек - создатель этих артефактов. Но эта структура является ни чем иным как реализацией в металле, дереве, камне, пластмассе и т.д.

человеческой мысли (проекта, идеальной модели), т.е.

материальным символом этой мысли, которая при этом, как таковая (идеальный феномен) остается в голове человека (конструктора, технолога, строителя), а не переносится в создаваемый объект.

То, что мы назвали смыслом вещи-артефакта первого рода (токарного станка), является ни чем иным как его смысловым образом, образом его сущности, возникающим в сознании воспринимающего эту вещь субъекта в результате «прочтения», разгадки, расшифровки материального символа, т.е. в русле отношения человека к этой вещи, а не вне этого отношения. Для туземцев из племени мумба-юмба токарный станок перестанет быть грудой металла или постаментом для идола только в том случае, если они каким-то образом разгадают замысел его создателя. Этот гипотетический пример говорит о том, что в голове воспринимающего субъекта может сложиться смысловой образ вещи-артефактa, не соответствующий его сущности, т.е. ложный.

Артефакты вообще, в том числе и артефакты первого рода, по определению отличаются от явлений природы тем, что они созданы человеком, т.е. они изначально имеют непосредственное отношение к мысли человека, которая в них материализуется.

Установить сущностный смысл артефакта это и значит установить материализованную в нем мысль. Если предположить, что за явлениями природы стоит творец, обладающий разумом и волей, то в таком случае сущностный смысл для человека обретают и сами эти явления. Но такое предположение противоречит принятой нами антропогенной концепции смысла бытия, поэтому в рамках этой концепции само предположение о божественной сущности природных явлений мы вынуждены рассматривать как ценностный религиозный образ этих явлений.

Сущностные смысловые образы артефактов первого рода в голове воспринимающего эти артефакты субъекта, не являющегося их создателем (проектировщиком, конструктором, строителем и т.д.), как правило, не совпадают полностью с замыслом (проектом, идеальной моделью) этих артефактов, а схватывают суть этого замысла. Мы пользуемся артефактами первого рода, не вникая в тонкости их конструкции, сложную взаимосвязь происходящих в них процессов, часто не понимая природы этих процессов и т.д. Так, большинство автомобилистов понятия не имеют о процессе внутреннего сгорания в моторах их автомобилей, но хорошо представляет смысл автомобильного мотора как двигателя колес их машины, а большего для управления автомобилем и не надо.

Вся совокупность артефактов первого рода образует т.н.

«вторую природу», искусственную среду обитания разумных существ на Земле, а теперь и в околоземном пространстве. Люди ориентируются в этой среде по сущностным смысловым образам, истинность или ложность которых определяет успех или неудачу практических действий, направленных на удовлетворение материальных потребностей.

Естественно, что смысловые образы артефактов первого рода не сводятся к установлению их сущности, они «обрастают» нравственными, эстетическими и другими оценками, т.е. являются одновременно и сущностными и ценностными образами.

Например, пистолет Макарова в руках представителя правоохранительных органов - благо, в руках преступника -зло, в руках преступника из правоохранительных органов - двойное зло.

§9. Рукотворная деятельность человека.

Артефакты первого рода это вещи и явления, материальные образования вообще, созданные людьми в процессе трудовой деятельности, т.е. в процессе целенаправленного преобразования природы. Это преобразование осуществляется в процессе воздействия человека на природу с помощью его физических сил и сил, уже поставленных на службу человека, используемых им:

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.