WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

Ответ на этот вопрос еще не найден и найти его трудно, особенно если учесть, что человечество сравнительно недавно стало организовываться в единую саморегулирующуюся систему, а в прошлом было представлено конгломератом разбросанных по территории нашей планеты локальных образований, будь то племена или государства. Можно предположить, что уже в локальном, даже малочисленном, сообществе людей появляется достаточно мощный механизм самосохранения (совместный труд, разделение труда и т.п.), который обеспечивает выживание этого сообщества, правда далеко не всегда, при экстремальных условиях. Этот механизм набирает силу по мере появления и развития первых признаков глобализации основных видов человеческий деятельности. Одним из первых шагов на этом пути было образование империй.

Но есть, на мой взгляд, еще одно объяснение того факта, что бытие человечества не обратилось в небытие, несмотря на огромные потери, особенно человеческих жизней: эти жертвы, которые в каждом конкретном случае являлись следствием борьбы интересов или рокового стечения обстоятельств, требовали у оставшихся на земле особого напряжения физических и умственных сил и в этом и только в этом смысле не были зряшными, напрасными, бесполезными жертвами, списанными из истории человечества. Своим уходом из жизни мертвые заставляли живых жить более интенсивной жизнью, они как бы передавали живым свою неизрасходованную энергию, свои неосуществленные проекты. Как больной реагирует на болезнь целительным повышением температуры, так и человечество реагировало на свои потери ростом активности, изобретательности, самоотверженности, что в каждом конкретном случае не всегда сопровождалось успехом, но в целом было спасительной для всего человечества самосохранительной реакцией.

Так или иначе, человечество существует несмотря ни на что, и не просто существует, а пребывает в определенном состоянии. К XXI столетию оно значительно продвинулось по пути формирования единой системы с общим механизмом саморегуляции, обладающей большим запасом прочности. При этом в рамках этой системы продолжает нарастать процесс глобализации, охватывая практически все основные сферы и виды жизнедеятельности людей - производство и потребление материальных благ, экономические и социальные отношения, сферу экологии, духовную жизнь (науку искусство, религию, нравственность, философию и т.д.), сферу информационного общения, политику, сферу досуга и т.д. Даже движение «антиглобалистов» имеет тенденцию превратиться в глобальное явление современности. Под глобализацией я понимаю такую тенденцию общественного развития, суть которой состоит в том, что, во-первых, данное общественное явление с его характерными чертами получает распространение на все большее число этнических и государственных сообществ людей, во-вторых, происходит усиление взаимосвязи и взаимозависимости людей, участвующих в данном явлении, независимо от их этнической и государственной принадлежности, и, в-третьих, число таких явлений непрерывно растет, охватывая все новые области жизнедеятельности людей, населяющих нашу планету. В этом понимании глобализация означает, что люди становятся все ближе и зависимее друг от друга. При этом не следует забывать, что глобализация может принимать уродливые формы, например, «золотого миллиарда», что порождает не менее уродливые протестные явления вроде международного терроризма и т.п.

Такова в самых общих чертах та реальность, которая находит выражение в факте существования человечества в начале XXI века.

§31. Транспозиция в будущее.

В каждой реальности действуют созидательные и разрушительные тенденции, причем всегда в очень сложном переплетении. Действуют они и в современном обществе. При этом в целом в истории человечества до сих пор одерживали верх созидательные тенденции, в противном случае человечество давно бы прекратило свое существование, так и не дотянув до начала третьего тысячелетия, как это произошло со многими конкретными сообществами людей. Каждая из этих тенденций проявляется в отношениях между людьми и в их отношениях с природой, что получает отражение в психике индивидов в виде тех или иных ориентиров жизнедеятельности, т.е. жизненных ценностях. Общее соотношение между созидательными и разрушительными тенденциями в пользу первых отражается в психике массы индивидов как превалирование таких ориентиров (ценностей), которые в конечном счете отражают созидательные тенденции и работают на них. Эта ситуация в идеальном мире жизненных ориентиров (ценностей) существует как объективная реальность по отношению к психике каждого отдельного индивида, так или иначе причастного к этой ситуации, что в принципе позволяет дать объективную оценку субъективному феномену - смыслу жизни индивида.

Не трудно понять, что принципиальная возможность объективной оценки смысла жизни индивида может быть реализована только в том случае, если мы, во-первых, имеем достаточно ясное представление о созидательных и разрушительных тенденциях, действующих в данной реальности, и, во-вторых, имеем не менее ясное представление о тех ориентирах (ценностях), которые эти тенденции отражают и работают на них. Непосредственные участники данной реальности, опираясь только на эту реальность, такими ясными представлениями не обладают и обладать не могут ибо их сознание застилают предрассудки, мифы, «идолы» своего времени. Ясность как истина в этом вопросе прерогатива потомков, приблизиться к ней мы можем лишь одним способом мысленно перенеся себя в будущее, заняв тем самым позицию стороннего наблюдателя.

Может показаться, что такая транспозиция «Я» в будущее опять уводит в сугубо умозрительную область абстрактных рассуждений без опоры на реальность, но это не так. Дело в том, что мы сегодня уже являемся сторонними наблюдателями по отношению к предыдущим поколениям, те, в свою очередь, к своим предкам и т.д., а это значит, что человечество за всю историю своего существования уже накопило богатейший опыт критического отношения к жизненным ориентирам, ценностям, смыслу жизни индивидов. Этот опыт, так или иначе, закреплен в философских и религиозных учениях, в творениях литературы и искусства, в том, что мы называем общественным мнением и народной мудростью. Именно этот опыт позволяет нам составить более или менее внятное представление о таких смысложизненных ценностях как благо, добро, справедливость, честь, ответственность, мужество... применительно к той реальности, в которой мы существуем. При этом мы интуитивно занимаем позицию стороннего наблюдателя, переносим наше «Я» в будущее, не задумываясь об этом переносе.

Транспозиция «Я» в будущее для массы индивидов не составляет большого труда в мире, который носит относительно спокойный, устоявшийся характер. Но чем неспокойнее время, чем неопределеннее будущее того сообщества людей, к которому мы принадлежим, тем болезненней процесс объективной оценки смысла жизни. Эту ситуацию удивительно точно отобразил Сергей Есенин:

«...Не знали вы, Что я в сплошном дыму, В развороченном бурей быте С того и мучаюсь, что не пойму Куда несет нас рок событий.

Лицом к лицу Лица не увидать, Большое видится на расстоянии...» Эти строки были написаны в 1924 году. Сегодня Россия в таком же мучительном состоянии. Этим во многом объясняется естественная в такой ситуации тяга к «вечным истинам» религии, в которых закреплен многовековой опыт смысложизненных оценок. Но не менее важен сегодня и философский опыт, в основе которого, какую бы умозрительную, метафизическую ферму он ни имел, всегда лежало убеждение в том, что существует некий объективно высший смысл человеческой жизни. Я разделяю это убеждение, но считаю, что этот высший смысл всегда связан с реальностью, в которой живет человек, а следовательно, не может быть тождественен самому себе во все времена, во всех сообществах людей. Этот смысл связан с созидательными тенденциями в данной реальности, т.е. такими тенденциями, которые работают на существование человечества и отдельного человека.

Ничего более определенного о созидательных тенденциях без их специального изучения сказать невозможно. Это именно тенденции, а не совокупность явлений или событий. Я бы даже не стал ставить знак равенства между созидательными тенденциями и прогрессом, само наличие которого в истории человечества достаточно проблематично, стоит только поставить вопрос: прогресс в чем Созидательные тенденции - это не то, что движет общество вперед, а то, что позволяет ему существовать именно как сообществу людей, непрерывно изменяющему форму своего существования.

§32. Объективная оценка смысла жизни.

Если принять допущение, что нам известны созидательные и разрушительные тенденции в данной реальности и соответствующие этим тенденциям смысложизненные ценности, то становится в принципе возможна объективная оценка смысла жизни индивида при условии, что нам известен этот смысл жизни, т.е. что мы имеем адекватное представление о нем. Чтобы составить такое представление, было бы естественно заглянуть непосредственно в душу человека, в его идеальный мир, но мы не можем этого сделать, поскольку этот мир не может предстать перед нами как открытая книга, мы не можем своими глазами прочитать в ней ни одной строчки, т.к. не можем стать «Я» этого человека, перевоплотиться в него, сделать его идеальный мир своим миром.

Может быть сам человек способен открыть свою душу, рассказать о смысле своей жизни Допустим, что мы имеем дело с искренним человеком, который, не кривя душой, старается, как на исповеди, поведать нам о смысле жизни. Что мы узнаем Мы узнаем, как этот человек понимает, как он осознает смысл своего существования. Но осознание смысла жизни и сам смысл - это не одно и то же. Мы определили актуальный смысл жизни как совокупность таких жизненных ориентиров (ценностей), которыми индивид руководствуется в своей жизнедеятельности, но руководствуется - не значит осознает их такими, какие они есть, т.е. имеет об этих ориентирах адекватное представление.

Зло в глазах индивида может выглядеть добром, а предательство доблестью.

Есть только один надежный способ составить более или менее верное представление о смысле жизни индивида обратиться к его делам, его поступкам, его конкретной жизнедеятельности. Какой бы искаженной, порой до превратности, не была субъективная оценка индивидом феномена смысла жизни, его конкретная деятельность все же будет ни чем иным как «опредмечиванием» именно этого феномена, а не его субъективного образа. Недаром говорят, что о человеке надо судить не по его словам, а по его делам. Это полностью относится и к проблеме смысла жизни. При этом не следует забывать, что феномен смысла жизни, как и его субъективный образ, представляет собой явление идеального мира человека, его психики. Идеальное же вообще, именно как идеальное, не может выйти за пределы своего материального носителя - мозга и внедриться как некая бестелесная субстанция в движения органов и частей тела человеческого организма (глаз, языка, рук, ног и т.д.), из которых в конечном счете образуется вся деятельность человека по изменению внешнего мира, как природного, так и человеческого. Между идеальным (психикой) и деятельностью человека существует функциональная зависимость, благодаря которой деятельность содержит информацию о состоянии идеального (психики), т.е. является его символом. Именно символический характер этой деятельности позволяет познать идеальное, в том числе и феномен смысла жизни, не заглядывая в душу, не становясь «Я» другого индивида и не полагаясь на его собственную субъективную оценку своего идеального мира вообще и феномена смысла жизни в частности.

Между конкретной деятельностью человека и идеальными смысложизненными ориентирами этой деятельности есть посредник, которым являются цели, которые ставит перед собой человек, прогнозируя и осуществляя свою деятельность. Конечно, не всякая цель имеет отношение к смысложизненным ориентирам, например, ничего общего с ними не имеют такие цели, как «перейти улицу», «выпить чашечку кофе», «поцеловать женщину» и т.д. Но среди множества различных целей, которые постоянно ставит перед собой человек, есть такие, которые определяют не только и не столько отдельный поступок, отдельное действие, сколько направление деятельности на более или менее продолжительный период : «покорить самую высокую горную вершину», «полететь в космос», «стать вором в законе», «получить высшее образование» и т.д. Это доминирующие в жизни человека цели, цели, которые можно охарактеризовать как жизнеопределяющие. Именно через такие цели раскрывается феномен смысла жизни, реализуясь в деятельности человека по их достижению.

Психологический механизм целеполагания не является предметом философских рассуждений. В философском плане важно то, что формирование жизнеопределяющих целей всегда связано с определенной свободой выбора: если нет выбора - нет и цели, а есть слепая необходимость. Выбор жизнеопределяющих целей корректируется смысложизненными ориентирами (ценностями), независимо от адекватности их осознания индивидом. Это не значит, что индивид не может ставить перед собой цели, не совпадающие с его смысложизненными ценностями, но, оказавшись в такой ситуации, он рискует разделить судьбу канатоходца, балансирующего на грани нервного срыва. Искалеченная психика миллионов людей - одно из гнуснейших последствий тоталитарных режимов, жестко, если не сказать - жестоко, регламентирующих выбор жизнеопределяющих целей своих подданных.

§33. Шкала ценностей.

Жизнь человека - это абсолютная ценность, но ценность этой ценности, то, что мы называем содержанием смысла жизни, состоит не в количестве прожитых лет, а в том, что эту жизнь наполняет и что определяется ценностными установками «Я» индивида. Эти установки (ориентиры) допускают сравнение, в результате которого в сообществе людей вырабатывается некая шкала этих установок, по которой «распределяются» смыслы жизни всех членов этого сообщества. При этом, чем шире сообщество, чем ближе оно к человечеству в целом, тем адекватнее эта шкала ценностей отражает созидательные и разрушительные тенденции в обществе, которые далеко не всегда осознаются людьми таковыми в конкретном сообществе людей, скажем, в этносе, в сообществе единоверцев и т. д. Процессы глобализации явно работают на примат общечеловеческой шкалы ценностей, хотя в реальной жизни индивиды почти всегда «втиснуты» в узкие рамки тех или иных конкретных сообществ с соответствующей каждому из них шкалой смысложизненных ценностей. Тех, кто пытался или пытается выйти за эти рамки, современники приговаривают к отравленной чаше вина, как Сократа, распятию на кресте, как Иисуса, объявляют сумасшедшим, как Чаадаева, клеймят прозвищами отщепенцев и диссидентов, врагов народа, уничтожают в тюрьмах и лагерях, высылают из страны, как в советской империи и т.д.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.