WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

Отсюда - вечные искания, вечные поиски решения проблемы смысла жизни, смысла пребывания человека на Земле, которые пронизывают всю историю цивилизации. Менялись времена, менялось направление этих исканий, менялись их результаты, хронологическая последовательность которых вовсе не означала, что они располагались на одной познавательной оси по принципу - «одно из другого». Общую совокупность полученных ответов можно представить в виде россыпи светящихся точек, то сближающихся, то расходящихся в необозримом пространстве человеческой мысли. Не существует никакого критерия, который позволил бы выделить одну из этих точек-ответов, признав ее преимущества перед другими с точки зрения истинности. Кто более прав в решении проблемы смысла жизни - Сократ или Кант, Августин Аврелий или Фридрих Ницше Я отвечу, используя язык моих предков: “Не вем кто” И тем не менее открытия этих и других великих мыслителей и пророков воспринимались современниками как откровения, вызывали ожесточенные споры, а порой стоили их авторам жизни. Так было, так есть и так будет. Таково неистребимое стремление человечества приоткрыть завесу над тайной бытия человека. Именно человека как индивида, имеющего свои даты рождения и смерти, свою судьбу, а не всей совокупности разумных существ на нашей планете, именуемой человечеством. Вопрос о смысле существования последнего - это вопрос о его месте во Вселенной. Это другой вопрос, другая проблема, которой можно и нужно заниматься, но которая все же далека от проблемы смысла жизни отдельного индивида.

§2. Опасные вопросы.

В философских и религиозных учениях проблема смысла жизни рассматривается в ее надличностном, вневременном аспекте, как проблема человека вообще, некоего вселенского Адама. Полученные результаты философы и богословы выражают в общих понятиях и категориях, имеющих общезначимый, а потому абстрактный характер. Это уровень известного кантовского вопроса: «Что такое человек» Чтобы стать жизненным ориентиром, внутренней установкой индивида, эти результаты должны превратиться в личные убеждения субъекта, войти в его плоть и кровь, покорить его чувства, стать его сердечной болью, т.е. найти отклик в душе конкретного человека. Но конкретный человек - это не вселенский Адам, он живет в определенной обстановке, в ситуации своего времени и места, имеет свою судьбу, свой жизненный опыт, свои предрассудки, свои симпатии и антипатии и т.д. и т.п.

Конкретный человек - это индивид, а индивид всегда индивидуален. Каждый, кто задается вопросом о смысле своего существования, решает его с позиции своей индивидуальности.

Это неизбежно. По сути - это вопрос об оправдании своей жизни перед самим собой: правильно ли я распорядился даром жизни, на то ли я потратил и трачу свои дни, получилась ли у меня жизнь, как я, такой живой, могу умереть и что там - после смерти... Это опасные вопросы, слишком напряженное размышление (лучше сказать, рефлексирование) над которыми может привести к самоубийству, а может породить и дерзкое ощущение личного бессмертия. Здесь перед нами открывается бездна на грани доступного разуму, а следовательно, на грани безумия. Может быть поэтому большинство людей инстинктивно избегает подобных размышлений, подменяя их чем угодно, лишь бы обойти проблему, при этом может создаваться видимость ее решения. Так бывает, когда смысл жизни интуитивно отождествляется с жизненными целями, с достижением душевного равновесия, с видимым благополучием, с долголетием, с памятью потомков, наконец.

Кошмаров безумия можно избежать, включив размышления о смысле собственной жизни в рамки той или иной общепонятийной концепции. Но при этом выбор такой концепции - философской или религиозной— будет зависеть от индивида как личности, от всего комплекса индивидуальных особенностей, образующих этот индивид, именно это «Я». Иначе говоря, не концепция смысла жизни выбирает человека, а человек - концепцию. При этом следует иметь в виду, что свобода выбора может быть затруднена или ограничена как внешними обстоятельствами, так и собственными предрассудками.

Выбор концепции смысла жизни, и я на этом настаиваю, предполагает проведение собственного исследования этой проблемы на том уровне, на котором данный субъект способен такое исследование осуществить.

§3. Смысловые полюса мира.

Любое исследование предполагает определенную последовательность действий, так называемый алгоритм.

Необычность проблемы смысла жизни проявляет себя в том, что алгоритм ее решения задан известной присказкой: «Пойди туда, сам не знаю куда, принеси то, сам не знаю что!» Все колумбы смысла жизни, помимо своего желания, попадали в ловушку этого алгоритма.

Я не причисляю себя к первооткрывателям, но и мне не избежать неопределенностей и неожиданностей, скрытых в самой проблеме.

В самом деле, я не могу наперед ответить на вопрос: что я хочу найти вообще, что следует подразумевать под «смыслом жизни» оправдание жизни, ее высшее предназначение, сущность бытия человека или что-то иное Остается руководствоваться интуитивным убеждением, что есть нечто, что охватывается понятием «смысл жизни». Вот это нечто, так легко ускользающее от преждевременных попыток его определения по всем правилам логики, я и надеюсь обнаружить в процессе поисков, не ограниченных ничем, кроме смутной цели, ради которой они предпринимаются. Что же касается дефиниций, то они появятся, когда подойдет их черед. Пока же я буду использовать понятие «смысл жизни» без определения, имея в виду жизнь отдельного человека, т.е. индивида. Это принципиальное исходное положение, заданное самой постановкой проблемы, которое требует серьезных пояснений.

Только человек или бог могут обладать смыслом собственного существования для самих себя. Это два смысловых полюса мира. Существование всего остального может иметь какой-либо смысл только по отношению к этим полюсам, т.е. по отношению к человеку или богу. Из двух возможных я выбираю антропогенную концепцию, суть которой прекрасно выразил Протагор из Абдер в своей формуле: «Человек есть мера всех вещей». Эта формула может быть обращена и на самого человека, который сам для себя есть мера. Что же касается другой, теогенной концепции, согласно которой мерой всех вещей и самого человека выступает бог, то она меня в данном исследо-вании не будет интересовать, по-крайней мере, до тех пор, пока остается хоть малейшая надежда на удовлетворительное решение проблемы смысла жизни в рамках антропогенной концепции. И дело здесь не в вере или неверии в бога или какое-либо разумное или волевое надмирное начало, а в том, что включение такого начала в систему логических рассуждений о смысле жизни разрушает эту систему. Идея бога в любой ее форме антиномична по своей сути, т.е. заключает в себе положения, несовместимые между собой с позиций человеческого разума, «плотской логики», как говорил Павел Флоренский.

Глава I. СМЫСЛ БЫТИЯ.

§4. Смысл и смысловой образ.

Этимология слова «смысл» достаточно очевидна: корневым, исходным здесь является слово «мысль», что позволяет ограничить использование слова «смысл’’ кругом понятий, содержанием которых является идеальное. Этот круг включает в себя такие понятия как «значение», «разум», «рассудок», «толк», «идея», «суть» и подобные им. Такая поливариантность недопустима в теоретическом исследовании, поэтому следует предпринять еще один шаг на пути ограничений.

Условимся называть смыслом такое содержание идеальных образов объектов нашего восприятия действительности, в котором выражается, во-первых, отношение человека к этим объектам в той или иной системе ценностей и, во-вторых, сущность таких объектов, которые сами являются продуктом целенаправленной деятельности человека. Оба значения (признака) понятия «смысл’’ могут быть включены в одно определение, поскольку они не исключают друг друга. Идеальные образы, имеющие смысловое содержание в рамках данного определения, условимся называть смысловыми образами. Эти образы могут иметь ценностный характер, если они соответствуют первому признаку понятия «смысл», и сущностный характер, если они соответствуют второму признаку этого понятия. В том случае, если смысловой образ будет соответствовать обоим признакам понятия «смысл» одновременно, то такой образ будет иметь и ценностный и сущностный характер. Заметим также, что под объектами действительности в данном определении подразумеваются любые объекты нашего восприятия, как материальные, так и идеальные.

Принятые таким образом определения понятий «смысл» и «смысловой образ» не требуют особой аргументации в силу их аксиоматизма, но делают логически обоснованными исследования проблемы смысла бытия вообще и проблемы смысла жизни в частности.

§5. Смысловой «солипсизм».

Итак, я допускаю, что смысл существования всех вещей и явлений в этом мире, как и самого этого мира в целом, Вселенной, определяется человеком как индивидом, субъектом. В чем же этот смысл В том, что человек находит в этом мире полезным или вредным, добрым или злым, прекрасным или безобразным, привлекательным или отталкивающим, целесообразным или нецелесообразным и т.д. и т.п. Человек не беспристрастен в своем восприятии внешнего мира. Субъективные образы вещей и явлений, возникающие в сознании человека, не просто копируют с той или иной степенью адекватности сами эти вещи и явления, а наделяются субъектом теми или иными качествами, каковыми они в действительности не обладают. Эти качества зависят от состояния внутреннего мира человека, прежде всего, от тех ценностей, которыми он руководствуется в своей жизни. В палитре этих качеств человек и осмысливает мир, в котором он живет.

При этом субъект может убедить себя, что качества, которыми он наделяет вещи и явления, сами реально существуют, что есть вещи прекрасные и безобразные, добрые и злые сами по себе, а не становятся таковыми в голове человека. Это иллюзия, свойственная людям. От нее только шаг к наделению объектов внешнего мира чувствами, волей, разумом. Мы постоянно пользуемся выражениями типа «сердитый ветер», «задумчивая Луна», «приветливое утро», «разгневанный вулкан» и т.д. По существу, процесс осмысления внешнего мира, прежде всего мира природы, есть процесс его очеловечивания, происходящий в голове субъекта, в результате которого создается смысловая картина, лучше сказать, модель этого мира. Такая смысловая модель каждый раз возникает и каждый раз исчезает вместе с рождением и смертью человека как индивида, многократно изменяясь в течение его жизни. Такую точку зрения можно охарактеризовать как смысловой «солипсизм», который, в отличие от онтологического солипсизма, утверждает, что индивидуальное сознание субъекта творит не внешний мир как таковой («равнодушную природу», по выражению А.С. Пушкина), а мир смысловой, мир, очеловеченный этим сознанием. «Красою вечною блистать» «равнодушная природа» может только в сознании человека, а не сама по себе вне отношения к ней этого человека.

Следует заметить, что здесь и далее под природой подразумевается вся совокупность неживых и живых объектов, не созданных человеком, т.е. все, кроме артефактов. Древние философы обозначали такую природу термином «физис».

§6. Отношения типа «часть - целое».

Принято считать, и с этим можно согласиться, что мир как физис состоит из бесконечного множества конечных объектов (т.е.

ограниченных во времени и пространстве), каждый из которых представляет собой некую целостность. Это вещи, явления, процессы, которые принято называть материальными образованиями, поскольку они могут прямо или косвенно воздействовать на органы чувств животных и человека, порождая идеальные образы этих образований. Я настаиваю на таком разграничении понятий «материальное» и «идеальное», ибо в современной философии эти понятия часто смещены от их первоначального содержания. Идеальное непосредственно связано с материальным и может влиять на него только в том живом организме, в котором это идеальное существует, и только в живом организме материальное может непосредственно влиять на идеальное. Идеальное (психика) одного живого организма может влиять на идеальное (психику) другого живого организма не непосредственно, а только через материальное этих организмов. При таком понимании идеальное всегда локализовано в живом организме и не может как таковое «выйти» из него и обрести самостоятельное существование.

Каждый материальный объект как целостность, с одной стороны, включает в себя другие объекты (атом - элементарные частицы), с другой стороны, сам оказывается включенным в другой объект (атом - в молекулу). Таким образом, можно говорить о существовании целостных материальных объектов (образований) разных уровней. Высший уровень из всех возможных мы называем миром или Вселенной, низший ограничен для нас нашими знаниями.

Каждый материальный объект (вещь, явление, процесс) обладает определенными свойствами, совокупность которых и образует его специфичность, его «самость», его отличие от других материальных объектов (других классов объектов). Но эти свойства обнаруживают себя только в отношениях с другими материальными объектами, в тех или иных связях с ними. Например, свойство тела на Земле иметь определенный вес обнаруживается в связи с гравитационной массой нашей планеты; валентность, т.е. свойство атома химического элемента образовывать химические связи с другими атомами, обнаруживается в соединении с ними; свойство сердца работать как биологический насос обнаруживается, если есть что перегонять через него и т.д. Если это так, то с изменением связей данного материального объекта должны изменяться и проявляемые этим объектом свойства, т.е. должен изменяться сам объект. Казалось бы, что факты подтверждают этот вывод: рыба, выброшенная из воды, становится дохлой рыбой; метеор, входя в плотные слои земной атмосферы, сгорает, превращается в светящееся тело - метеорит; свет в зависимости от условий проявляет то волновые, то корпускулярные свойства и т.д. Но возможен и другой подход: связи, отношения, в которые вступает данный материальный объект с другими объектами, не произвольны, они «диктуются» изначально присущими ему свойствами. Иначе говоря, каковы свойства - таковы и связи, отношения, т.е. связи, отношения есть проявление определенных свойств материальных образований. Например, гравитационные свойства планет определяют их движение вокруг Солнца (взаимосвязь с Солнцем); свойство валентности «диктует» возникновение определенных связей между атомами в химических соединениях;

свойство растений получать углерод из двуокиси углерода ведет к изменений химического состава воздуха, т.е. обусловливает определенные отношения между растениями и атмосферой, и т.д.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.