WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |

При этом, как отмечалось, интеллектуальные вожди движения подчеркивали влияние взглядов К.Леонтьева. Определяющими для них стали его «поправки» о том, что культурные типы не связаны с одним этносом, что в какой-то исторический период «человечество легко может смешиваться в один общий культурный тип»[31]. В евразийской литературе было сформулировано ставшее предметом дискуссий представление о Евразии как отдельном культурно-историческом типе. Исходя из своего взгляда на этническую историю России-Евразии, авторы «Исхода к Востоку» расширили рамки славянского культурно-исторического типа.

Основу евразийского мировоззрения определило представление о России как православно-мусульманско-буддистской стране.

Евразийцы развили идеи К.Леонтьева о том, что в создании культурного типа главное значение приобретает государство, объединяющее в политическом единстве этносы и нации; что Россия способна к культурно-историческому творчеству – созданию самобытной цивилизации. Авторы «Исхода к Востоку» подчеркивали, что евразийская культура рождает государство особого типа. Учение о государстве явилось важной частью евразийской доктрины. В последнее время оно все больше привлекает внимание и представляет большой интерес. Будущее России– Евразии евразийцы связывали прежде всего с формированием идеократического государства. Они предложили свою философию власти.

Евразийская абсолютизация государства, объемлющего все сферы жизни, идея о «правящем слое» – носителе «истинной идеологии», вызвала критику, в частности, со стороны Н.А.Бердяева. Она прозвучала в статье «Утопический этатизм евразийцев», опубликованной в 1927г. Современная теоретическая политология, занимаясь изучением многомерности власти, особенностей политико-цивилизационного развития России, большое значение придает политической и гуманитарной элите[32]. В свете этого приобретает актуализацию евразийское представление о власти.

Учение о государстве отличалось широтой и многообразием вопросов, поставленных и решаемых в контексте концепций: РоссияЕвразия как историко-культурная личность и геополитическая личность.

Они были отражены в основном программном документе «Евразийство(опыт систематического изложения)», в специальных разделах: «Церковь и государство как формы личного бытия и их взаимоотношения», «Проблемы перехода и ближайшего будущего», «Проблематика новой России». Так, в качестве одной из важных и сложных проблем рассматривалась проблема «Церковь и государство».

Воинствующему атеизму советской власти евразийцы противопоставили убеждение в том, что сила государства в силе религии. Обосновывая независимость Церкви от государства, они подчеркивали, что европейское отрицание связи между государством и Церковью неприемлемо и утверждали важность религиозно-нравственного примата Церкви. Взгляды евразийцев на институты законодательной, исполнительной власти, институты права, собственности и т.д., сформулированные в этом коллективном манифесте, в более полной форме были раскрыты в таких статьях Н.С.Трубецкого, как, например, «О государственном строе и форме правления», «Идеократия и армия», «Идеократия и пролетариат», «Об идее - правительнице демократического государства»; Н.Н.Алексеева «Евразийцы и государство», «Советский федерализм», «Народное право и задачи нашей правовой политики»; П.Н.Савицкого «К вопросу об экономической доктрине евразийства» и др., опубликованных в евразийской периодике. Эти работы свидетельствуют о том, что евразийцы предчувствовали особую актуальность вопросов государственности в будущем.

В целом социально-философскую проблематику евразийских трудов объединяла идея об отличии России-Евразии от Запада и о том, что ее стратегические интересы должны быть ориентированы антизападно.

Само положение евразийцев давало возможность объективно оценивать «вечную» антитезу Россия – Запад. Как писал их современник Г.П.Федотов в работе «Россия, Европа и мы»: «Русская эмиграция судьбой и страданием своим поставлена на головокружительную высоту. С той горы, к которой прибило наш ковчег, нам открылись грандиозные перспективы: воистину «все царства мира и слава их» - вернее их позор. В мировой борьбе капитализма и коммунизма мы одни можем видеть оба склона – в Европу и в Россию: действительность как она есть, без румян и прикрас. Мы на себе, на своей коже испытали прелесть обеих хозяйственных систем. Кажется, будто мы и призваны быть беспристрастными свидетелями на суде истории»[33].

Социально-философские изыскания в трудах евразийцев нашли искренний отклик в русской мысли зарубежья, вызвали оживленную полемику. Ей была посвящена статья П.Н.Савицкого "В борьбе за евразийство". Он отмечает, что первый сборник работ евразийцев вышел в свет в начале августа 1921 г. и первые статьи о евразийстве были напечатаны в начале сентября того же года, причем "рецензии имели скорее характер приветствий, чем критики". С конца сентября, по словам П.Н.Савицкого, "стал складываться антиевразийский фронт в эмигрантской печати". В числе критиков были такие крупные мыслители, как Н.А.Бердяев и его оппоненты по "Вехам" - П.Н.Милюков, С.И.Гессен, а также Г.П.Федотов, Ф.А.Степун. В частности, Ф.А.Степун, один из самых заметных представителей так называемого "пореволюционного сознания", признавая заслуги евразийцев, указывал: "Весьма сомнительной представляется в идеологии евразийцев лишь тенденция туранизации России и уже явно неверным понимание Петровской эпохи, породившей изумительный расцвет русской культуры: от Ломоносова и Пушкина до Толстого, как "горького романо-германского ига"[34]. В конце двадцатых годов в лагерь оппонентов перешли бывшие соратники - П.М.Бицилли, Г.В.Флоровский. Критическая литература появилась в чешской, польской, романо-германской печати. Обобщая сложившуюся обширную литературу П.Н.Савицкий указывает, что "можно различить несколько видов направленной на евразийство критики, а именно критику: антирелигиозную, антиправославную, антивосточную, антирусскую, антиэтническую, антиидеократическую, антиэтатическую, антифедералистическую, антиавтаркическую, антисистематическую" и делает совершенно справедливый вывод: "Мы полагаем, что разнообразием отрицаний тем ярче подчеркивается обьем положительных содержаний, заключающихся в евразийстве"[35].

В настоящее время сохраняется неоднозначное отношение к евразийству, но признается, что в истории русской мысли оно явилось особым многоаспектным социокультурным феноменом. По словам А.Г.

Дугина, после периода "чисто теоретических философских и геополитических изысканий наступает время конкретизации отдельных аспектов евразийской (неоевразийской) доктрины применительно к насущным проблемам современной России"[36]. В нынешней этносоциальной и духовной ситуации наиболее важными становятся: так называемая восточная проблематика, основы евразийского учения о культуре и государстве, оказавших и оказывающих влияние на развитие современного гуманитарного знания и мировоззрения.

ПРИМЕЧАНИЯ 1. См.: Русский узел евразийства, с. 9.

2. Там же, с. 78.

3. См.: Рязановский И.В. Возникновение евразийства // Звезда. – 1995. -№5. – С. 16.

4. См.: Мир России – Евразия, с. 23.

5. См.: Сувчинский П. К преодолению революции // Наш современник. – М., 1992. - № 2. С. 154.

6. Там же, с. 155.

7. См.: Трубецкой Н.С. Мы и другие // Наш современник. – М., 1992. - №2. – С. 162.

8. Там же, с. 162.

9. См.: Указ. ст. П.Сувчинского, с. 158.

10. См.: Мир России – Евразия, с. 233-234.

11. Там же, с. 237.

12. Там же, с. 238.

13. Там же, с. 240.

14. См.: Хоружий С. Жизнь и учение Льва Карсавина // Карсавин Л.П.

Религиозно-философские сочинения. – М., 1992.

15. См.: Карсавин Л.П. О личности // Религиозно-философские сочинения, с.

30.

16. Там же, с. 99.

17. Бердяев Н. О рабстве и свободе человека. – Париж, 1972. – С. 30.

18. См.: Мир России – Евразия, с. 26.

19. Там же, с. 259.

20. Там же, с. 227.

21. См.: Русский узел евразийства, с. 78.

22. См.: Мир России – Евразия, с. 84.

23. См.: Материалы «Круглого стола» // Вопросы философии. – 1995.- № 5. – С. 16.

24. См.: Мир России – Евразия, с. 86.

25. См.: Флоровский Г. Письмо к П.Б.Струве о евразийстве // Русская мысль. – 1992. - № 1 / 2.

26. Это признавал, в частности, один из основателей и редакторов журнала "Новый град", выходившем в Париже в 30-е годы, Ф.А. Степун: "группа создателей и вождей евразийства состояла из весьма талантливых людей, равных которым среди главарей других политических организаций найти нелегко". См.: Степун Ф.А. Чаемая Россия. – СПб., 1999. - С. 391.

27. См.: Босс О. Учение евразийцев // Начала. – 1992. - № 4. – С. 94.

28. См.: Россия между Европой и Азией, с. 58.

29. См.: Исход к Востоку, с. 55.

30. См.: Мир России – Евразия, с. 55.

31. См.: Леонтьев К. Избранное. Письма. 1854-1891. – СПб.: - Пушкин. фонд, 1993. – С.552.

32. См.: Философия власти. – М.: - Изд-во МГУ, 1993. – С. 144-150.

33. См.: Федотов Г.П. Судьба и грехи России. – СПб.: – София, 1992. –С.3.

34. См.: Степун Ф.А. Чаемая Россия, с. 394.

35. См.: Савицкий П.Н. Континент Евразия, с.172.

36. См.: Евразийство: теория и практика / Программные документы Общероссийского Политического Общественного Движения ЕВРАЗИЯ / - М.: Арктогея Центр, 2001. - С.69.

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ «ВОСТОК В ЕВРАЗИЙСКОЙ МЫСЛИ» Одной из основных идей социальной философии евразийцев была мысль о том, что любое общество способно развиваться только на особенной, самобытной основе. Продолжая традицию поисков культурноисторического своеобразия России в русле противополагания России и Европы, заложенную славянофилами, евразийцы судьбу России связывали с осознанием истоков национальной самобытности. Но если славянофилы, развивая идею гегелевской философии об исторических и неисторических народах, идеализировали славянскую, русскую старину, то лидеры евразийства своеобразие русского типа цивилизации связывали прежде всего с ее восточными корнями. В трудах крупнейших евразийцев свое решение получила проблема Россия – Восток. Как выше отмечалось, символичным стало название программного труда евразийцев «Исход к Востоку», в котором много внимания уделяется обоснованию восточных корней евразийской культуры, государственности, по-новому рассмотрена роль татаро-монгольского ига.

Евразийцы, как и славянофилы, подчеркивали, что нельзя считать Россию «отсталой частью Европы» или «развивающейся частью Азии». Она особая категория, особое «месторазвитие». В своих публикациях они не раз обосновывали эту новую категорию: Евразия и месторазвитие. Замена термином Евразия более привычных и распространенных обозначений «Россия Европейская» (Доуральская) и «Россия Азиатская» (Зауральская) вызывала у оппонентов евразийства возражения. Но эта формулировка относилась к одной из главных «точностей» евразийского учения. Так, «евразиец №1» – П.Н.Савицкий писал: «Скажут: изменение терминологии – пустое занятие. Нет, не пустое: сохранение названий России «Европейской и Азиатской» (вместе с прилегающими к ней странами) не согласуемо с пониманием России как особого исторического мира, как мира целостной евразийской культуры, в разнообразии ее отраслей»[1]. Как географический мир он совпадал с пределами СССР.

Понятие «Евразия» стало обозначать историческую парадигму, особую цивилизационную сущность. Оно требовало анализа и выявления внутреннего содержания евразийской природы России. Особое цивилизационное образование у П.Н.Савицкого определялось через главный признак – срединность. Так, его работа «Географические и геополитические основы евразийства» начинается словами: «Россия имеет гораздо больше оснований, чем Китай, называться «Срединным государством». Срединность определяет важность для России культуры Востока и культуры Запада. Срединность определяет корни евразийской культуры. Эти корни «в вековых соприкосновениях и культурных слияниях народов различнейших рас»[2].

Вожди евразийства много писали о духовной близости России к Азии. Наиболее известной и значительной явилась работа Н.С.Трубецкого «О туранском элементе в русской культуре», в которой на основе анализа языка, музыки, устной поэзии, обычного права и религии выделены общие черты туранского психологического типа. Его социальная и культурноисторическая ценность связывается с тем, что, по словам Трубецкого, типичный представитель туранской психики "характеризуется душевной ясностью и спокойствием". Они определяют отсутствие "разлада между мыслию и внешней действительностью, между догматом и бытом".

Рассматривая роль туранских этнопсихологических черт в русском национальном облике, Н.С.Трубецкой указывает, что в общем эта роль была положительной[3]. После выхода этой работы евразийство стало восприниматься как попытка философски обосновать «азиатский» облик России и связанную с этим ее уникальность.

Евразийцы по-новому посмотрели на этническую историю России.

Это выразилось в идее Н.С.Трубецкого о синтетической природе русских.

Она всегда в первую очередь привлекала внимание исследователей евразийства. Долгое время непривычным воспринималось положение о том, что русские – это не славяне и не тюрки, не арийцы и не азиаты, что из двух этнических компонентов – арийско-славянского и туранского появился уникальный синтез. В указанной работе, которая не раз становилась предметом критики, Трубецкой подчеркивал, что «если трудно найти великорусса, в жилах которого так или иначе не текла бы и туранская кровь, то совершенно ясно, что для правильного национального самопознания нам, русским, необходимо учитывать наличность в нас туранского элемента, необходимо изучать наших туранских братьев»[4]. В этом евразийцы были не одиноки. Например, в последнее время в работах, посвященных философам зарубежья, обращается внимание на то, что такой влиятельный современник, как Н.А.Бердяев, определяя национальные особенности русской души, признавал, что русский народ по своей душевной структуре народ восточный, что Россия – это христианский Восток, который в течение двух столетий подвергался сильному влиянию Запада. Противоречивость русской души определялась сложностью русской исторической судьбы, столкновением и противоборством в ней восточного и западного элемента:

"в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории - Восток и Запад. Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролись два начала, восточное и западное"[5].

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.