WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |

Л.П.Карсавин в "Основах политики" подчеркивает, что для того, чтобы единичные акты правительства получали полную определенность и конкретность, а не превращались в абстрактные компромиссные формулы, необходимо и в самом правительстве некоторое преобладание индивидуально-личного начала. И для того чтобы длительная и многообразная деятельность правительства являлась целостной и последовательной, необходимо постоянство этого начала. У евразийцев особое внимание уделялось взаимоотношениям личности и коллектива, общества в контексте неовизантийской модели государства. Она считалась возможной в силу исторической традиции доминирования в личном и общественном сознании феномена государства над другими институтами.

Согласно евразийской концепции существование государства предполагает:1) существование преимущественного субъекта государственности, т.е. правящий слой; 2) организацию как форму бытия и деятельности правящего слоя; 3) организационные формы, определяющие его отношение к другим частным соборным субъектам, индивидуализирующим целое; 4) область правящего слоя, т.е. его суверенную власть и внешние пределы действенности или территорию.

Известно, что учение о государстве русской общественностью за рубежом было встречено по-разному, что евразийцев даже сравнивали с итальянскими чернорубашечниками, которые, как и евразийцы, отвергали недавнее прошлое во имя великого наследия более древней истории.

Оппоненты считали, что евразийцев и итальянских фашистов роднят имперские и геополитические амбиции. Между тем программные работы лидеров евразийства показывают, что разновидности фашизма в Европе не признавались подлинной идеократией, т.к. эти социально-политические формы воплощали идеи расовой теории. Так, Н.С.Трубецкой в статье «О государственном строе и форме правления» указывал, что в Италии «сущность идеократии заслонена культом личности Муссолини и голым организационизмом; благодаря этому фашизм не создает стройной миросозерцательной системы» и в результате основная идея фашизма «сводится почти к обожествлению итальянской нации». О безосновательности обвинений оппонентов говорит вывод Н.С.Трубецкого:

«И фашизм, и коммунизм – лжеидеократии. Настоящая идеократия еще не появилась, но не замедлит появиться. Пока же сама жизнь в лжеидеократических странах создает для этой настоящей идеократии политические, экономические и бытовые формы и условия».

Трубецкой оказался прав в том, что «в ближайшем будущем предстоит перекройка карты земного шара», что водворение идеократического строя во всем мире неизбежно, что СССР «несколько ближе к этой цели только потому, что территория его представляет собою потенциально автаркический особый мир, населенный разными неродственными, но связанными общей исторической судьбой народами». Вместе с тем Трубецкой предсказывал, что подлинная идеократия может достаться ценой очень тяжелых испытаний. Спасение России от большевизма с его ложной идеократией евразийцы связывали с возможностью использования готовых структур власти, заменив коммунистическую партию православноевразийской партией.

Особой заслугой евразийцев явилось то, что они разрабатывали проект государства нового типа исходя из веры в будущее России. Главной целью провозглашалось единство всех сфер нецерковного евразийского мира. Время показало верность и созидательный потенциал основных положений евразийского учения о государстве, который определяется тем, что и здесь лидеры евразийства исходили из принципа "познай себя и будь самим собой".

ПРИМЕЧАНИЯ 1. См.: Россия между Европой и Азией, с.191.

2. Там же, с.168.

3. См.: Савицкий П.Н. Континент Евразия, с. 334.

4. См.: Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. - М., 1990. - С.10.

5. См.: Вернадский Г.В. Киевская Русь, с. 25.

6. См.: Савицкий П.Н. Подданство идеи // Мир России – Евразия, с.67.

7. См.: Алексеев Н.Н. На путях к будущей России // Русский народ и государство - М.: Аграф - 2000. - С. 315.

8. См.: Трубецкой Н.С. О государственном строе и форме правления // Наследие Чингисхана, с.489.

9. См.: Савицкий П.Н. Континент Евразия, с.108.

10. См.: Мир России – Евразия, с.116.

11. Там же, с.67.

12. См.: Степун Ф.А. Чаемая Россия, с. 216.

13. См.: Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана, с.498.

14. См.: Степун Ф.А. О свободе // Чаемая Россия, с. 270.

15. См.: Гронский П.П. Идеократия // Последние новости. 22 сентября 1927г.

16. См.: Мир России – Евразия, с.333.

17. См.: Савицкий П.Н. Континент Евразия, с.62.

18. См.: Федотов Г.П. Судьба и грехи России. - Т.2. - С. 322.

19. См.: Мир России – Евразия, с.154.

20. См.: Савицкий П.Н. Континент Евразия, с.110.

21. Там же.

22. Там же, с.156.

23. Там же, с.167.

24. Там же.

25. Там же, с.173, 174.

26. См.: Россия между Европой и Азией, с.197.

27. Там же, с.198.

РАЗДЕЛ ПЯТЫЙ «СОВРЕМЕННОЕ ЕВРАЗИЙСТВО» Идеи евразийства, малоизвестные и малодоступные в недавнем прошлом, стали востребованными в современной России. Свое оригинальное развитие они получили прежде всего в творчестве Л.Н.Гумилева. Называя себя «последним евразийцем», Гумилев в своем последнем интервью, отвечая на вопрос: Каким Вы видите будущее евразийства, что наиболее актуально и ценно в нем сейчас, сказал:

«Благодаря евразийству и той солидной исторической подготовке, которой обладали евразийские теоретики, ныне можно объединить такие науки, как история, география и природоведение. И в этом я вижу главное научное достижение, а равно и главную научную перспективу евразийства»[1].

Евразийская доктрина Гумилева, представляющая собой синтез истории, географии и естествознания, многими продолжает восприниматься неоднозначно. В одной из своих значительных работ «От Руси к России» сам ученый отмечает: «Неподготовленному читателю изложение концепции этнической истории наверняка кажется экстравагантным до неприличия, и для такого мнения действительно есть некоторые основания»[2]. Но именно благодаря своей сложности и необычности его концепция истории, развития культуры евразийских народов определяет новые парадигмы знания.

Прежде всего потому, что они были связаны, как и у евразийцев, с геополитическим аспектом, с исторической географией. П.Н.Савицкий подчеркивал, что выяснение "начал месторазвития есть большая и плодотворная научная задача, ее можно ставить применительно к различным вопросам и различным отраслям"[3]. Л.Н.Гумилев, развивая идею "месторазвития", не только на огромном фактическом материале решал эту задачу, но по-новому и по-своему взглянул на многие факты исторической географии. Из опубликованной переписки с П.Н.Савицким известно, что тот, оценивая открытия Гумилева, признавал: «Вам принадлежит безусловный приоритет».

Согласно Гумилеву, этносы возникают на границах ландшафтных зон, все этносы при миграциях выбирают экологическую нишу, похожую на их родину. Так, рассматривая движение первых русских землепроходцев «встречь солнца», Гумилев в работе «От Руси к России» подчеркивает, что предки не вышли за пределы привычного им кормящего ландшафта – речных долин. Точно так же, как русские люди жили по берегам Днепра, Оки, Волги, они стали жить по берегам Оби, Енисея, Ангары и множества других сибирских рек. По Гумилеву, разнообразие ландшафтов Евразии влияло на этногенез ее народов и для народов Евразии объединение всегда оказывалось гораздо выгоднее разъединения.

Для многих, раньше и до сих пор, кажется преувеличенным утверждение евразийцев и "последнего евразийца" Л.Н.Гумилева об обусловленности исторических процессов природным, географическим фактором. В свое время критиковался "географический детерминизм" историософской концепции евразийства. Л.Н.Гумилев продолжил и развил традиции П.Н.Савицкого, Н.С.Трубецкого, Г.В.Вернадского и других известных представителей движения, которые излагали русскую историю и как борьбу "леса" и "степи", стремившихся сыграть главную роль в формировании единой государственности и культуры. Введенный ими термин "месторазвитие" он также использовал для обозначения географических границ каждой культуры и определения среды ее развертывания, "почвы", влияющей на особенности культурного развития.

Гумилев на большом материале развил идею Г.В.Вернадского о том, что своеобразие уклада жизни, культуры и государственности определяет "евразийская почва", само пространство "срединной Евразии", главными географическими зонами которой являются лес и степь.

Развивая идею самобытности истории евразийских народов, Гумилев основывался на своей теории этногенеза. Как и евразийцев и многих других философов, его волновал вечный вопрос: «Запад или Восток». Евразийцы считали, что Россию нельзя относить ни к «отсталой части Европы», ни к «развивающейся части Азии», Россия – Евразия – это особое «месторазвитие». Они верили в возможность появления евразийской империи, которая должна стать Государством Духа и нового человека.

Гумилев в одном из последних исследований «От Руси к России», поновому осмысливая историю евразийских народов и подчеркивая их самобытность, пишет: «Исторический опыт показал, что пока за каждым народом сохранялось право быть самим собой, объединенная Евразия успешно сдерживала натиск и Западной Европы, и Китая, и мусульман. К сожалению, в ХХ в. мы отказались от этой здравой и традиционной для нашей страны политики и начали руководствоваться европейскими принципами – пытались всех сделать одинаковыми»[4]. Вспомним евразийское кредо: "будь самим собой".

Как и евразийцев, Гумилева привлекала история кочевых обществ и народов. На титульных листах своих книг «Древние тюрки» и «Поиски вымышленного царства» стоят такие слова: «Посвящаю эту книгу нашим братьям – тюркским народам Советского Союза» и «Братскому монгольскому народу посвящаю». Его изучение взаимоотношений Руси и Золотой Орды дополнило интерпретацию евразийцев и позволило в «От Руси к России» сделать вывод о том, что русские княжества, принявшие союз с Ордой, полностью сохранили идеологическую независимость и политическую самостоятельность. Это было новое осмысление русской истории в советской науке. Как известно, свою концепцию о татаромонгольском иге Гумилев создал независимо от концепции евразийцев, но результаты глубокого изучения этнической истории «От Руси к России» совпали. Прежде всего они касались евразийского утверждения о том, что государственность России-Евразии создавалась и другими народами, что большую роль сыграло и наследие империи Чингисхана.

Результатом позднего знакомства Гумилева с "Наследием Чингисхана" и другими трудами Трубецкого стали «Заметки последнего евразийца», опубликованные в «Ритмах Евразии». Соглашаясь с основными взглядами Трубецкого на наследие империи Чингисхана, на этот период истории России, Гумилев по-своему интерпретирует некоторые вопросы татаро-монгольского ига. В частности, в «Заметках» он пишет: «Сомнения в действительном существовании «ига» вызывает следующий факт. В году хан Узбек насильственно ввел ислам как государственную религию Орды. Принятие ислама … не распространялось на русские княжества! Более того, противники ислама находили на Руси надежное убежище. Это показывает, что зависимость Руси от Золотой Орды ограничивалась политической сферой, но не распространялась в области идеологии и быта[5]. Говоря о том, что Н.С.Трубецкой придерживается традиционной точки зрения о существовании татарского ига на Руси и что она не вполне увязывается с представлениями автора о евразийском единстве, Гумилев делает важную оговорку: «Н.С.Трубецкой работал на том уровне европейской науки, который ныне, безусловно, устарел. Мы внесем поправки и проверим концепцию кн. Н.С.Трубецкого на прочность, используя материал, неизвестный автору. Если концепция верна, то выводы должны сойтись»[6]. Знакомство с изданными трудами Гумилева показывает, что выводы эти сошлись. Известно, что взгляды Гумилева на историю взаимоотношений Руси и Золотой Орды вызывали разное отношение. Для одних он русофоб и монголофил, для других – высокий авторитет в области этнической истории Евразии. Так, Айдер Куркчи безусловно прав, когда, оценивая наследие ученого, в предисловии к «Поискам вымышленного царства», признанном самым фундаментальным исследованием истории Центральной Азии IХ-ХIII вв., пишет: «Великий Гумилев был лучшим русским монголоведом, завершившим на сегодня русское классическое монголоведение».

Многолетнее изучение древней и средневековой истории и культуры народов Евразии позволяло Гумилеву вслед за Н.С.Трубецким и другими евразийцами утверждать, что культура одинаковая для всех – невозможна. В «Поисках вымышленного царства» он с позиций созданной им науки – этнологии показал, что каждый этнос и суперэтнос обладает своим стереотипом поведения, собственной системой ценностей, своей этнической доминантой. Общечеловеческие ценности возможны при слиянии всех этносов в гиперэтнос, а это, по мнению Гумилева, с позиций этнологии маловероятно. В очерках этнической истории «От Руси к России» Гумилев объясняет эту маловероятность: «Ведь российский суперэтнос возник на 500 лет позже. И мы, и западноевропейцы всегда это различие ощущали, осознавали и за «своих» друг друга не считали. Поскольку мы на 500 лет моложе, то, как бы мы не изучали европейский опыт, мы не сможем сейчас добиться благосостояния и нравов, характерных для Европы. Наш возраст, наш уровень пассионарности предполагает совсем иные императивы поведения»[7].

Как и евразийцев, Гумилева тревожило, что в России усиливается влияние западного прагматизма. Он предупреждал, что ценой интеграции России с Западной Европой в любом случае будет полный отказ от отечественных традиций и последующая ассимиляция. Для него было ясно, что наложение западной психологии и культуры может убить страну так же, как это случилось с арабами в ХI веке. В очерках этнической истории «От Руси к России» он убедительно показал, что евразийское единство всегда было предпочтительнее союза с Западом. Причем, как пишет Гумилев, те русские княжества, которые отказались от союза с татарами, были захвачены частично Литвой, частично Польшей, и судьба их была очень печальной. В рамках западноевропейского суперэтноса русичей ждала участь людей второго сорта.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.