WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 16 |

Они предложили новую социокультурную парадигму, связанную с возможностью евразийского религиозного единства. Основа для религиозного единства Евразии заключается, по мнению евразийцев, в общем для евразийских народов характере религиозного мироощущения – в свойственном им «бытовом исповедничестве» и особенной интенсивности религиозного чувства. Бытовое исповедничество – феномен пронизанности религиозным миропониманием искусства, материальной культуры и быта, идеологии. Это, по мнению евразийцев, важнейшая особенность восточного мировосприятия. Она была присуща и культуре допетровской Руси, человек этой эпохи переживал религию интенсивно, сверяя ежечасно свои действия и поступки с заповедями православия и относился к последним как к главным жизненным принципам и основам бытия. Основой духовного, культурного единства России – Евразии идеологи евразийства считали православную церковь, поскольку для них церковь являлась воплощением «соборности», свободного и органического единства. Геоэтническое понимание единства территории русской культуры позволяло им говорить о «родстве душ» народностей Евразии.

Н.А.Бердяев и другие оппоненты евразийства указывали на некоторые противоречия в решении проблемы «Православие и культура», связанные с тем, что православие, согласно евразийской концепции, являлось средоточением не только русской культуры, но всей евразийской культуры. Евразийская же культура включала в себя и языческие верования, и анклавы буддийской, мусульманской культур. Но евразийцы правы, указывая на важность понимания близости основополагающих общечеловеческих принципов этих религий и культур к православию и русской культуре. По их глубокому убеждению, христианство - начало общечеловеческое. В "Вавилонской башне" Н.С.Трубецкой подчеркивал, что христианство не связано с какой-нибудь одной определенной культурой, что оно - "фермент, привносимый в самые разнообразные культуры".

Новую актуальность в контексте поиска социокультурных начал приобрели работы Н.С.Трубецкого, в которых специальное внимание уделялось концепции национальных и межнациональных отношений, «истинного и ложного национализма», проблеме национального самосознания и самопознания. Особенно «Общеевразийский национализм» сегодняшним читателем воспринимается так, как будто была написана вчера и является как бы ответом на вопросы о путях развития национальных культур. Кроме ставших широко известными утверждений о том, что общечеловеческая культура, одинаковая для всех народов, невозможна и что стремление к общечеловеческой культуре должно быть отвергнуто, эта работа Трубецкого продолжает вызывать интерес идеей симфоничности национальной культуры: все элементы этой культуры должны гармонировать друг с другом, будучи окрашены в один общий национальный тон. Отличия разных национальных культур друг от друга должны быть тем сильнее, чем сильнее различия национальных психологий их носителей, отдельных народов. Наоборот, стремление каждого народа создавать свою особую национальную культуру находит себе полное моральное оправдание»[23].

Один из ответов Н.С.Трубецкого о путях развития культуры был связан с характеристикой национализма, с различением истинного, ложного и воинствующего национализма. Снова приобрел актуальность его вывод о том, что чаще всего приходится наблюдать таких националистов, для которых самобытность национальной культуры их народа совершенно не важна. Они стремятся лишь к тому, чтобы их народ во чтобы то ни стало получил государственную самостоятельность, чтобы он был признан «большими народами», «великими державами» как полноправный член «семьи государственных народов». При этом так называемая европеизация «в конце концов приводит к полной утрате всякой самобытности, и у народа, руководимого такими националистами, очень скоро остается самобытным только пресловутый «родной язык».

Большую опасность Трубецкой видел в «воинствующем шовинизме»: «Здесь дело сводится к стремлению распространить язык и культуру своего народа на возможно большее число иноплеменников, искоренив в этих последних всякую национальную самобытность».

Показательна и интересна критика некоторых русских «националистов», их требование русификации, принудительного введения русского языка, которые «старались говорить о какой-то самобытной русской культуре ХIХ века, раздувая до полукосмических размеров значение всякого создания русского или хотя бы русскоподданного творца…»[24].

Идеи симфонизма, общечеловеческой ценности, этнокультурного разнообразия утверждала работа «Вавилонская башня и смешение языков».

Трубецкой прав в том, что знаменитая библейская легенда о вавилонском столпотворении отражает закономерность глобального закона о национальном дроблении и множественности национальных языков и культур. Важным является его вывод о том, что распределение и соотношение культур может не совпадать с группировкой языков. В частности, в качестве примера приводятся венгерский язык и языки вогулов и остяков северо-западной Сибири. Так, несмотря на их родство, культура носителей этих языков не имеет ничего общего. Как указывает Трубецкой, культуры соседних народов имеют всегда целый ряд сходных черт и «благодаря этому среди этих культур обозначаются известные культурноисторические зоны, например, в Азии зона мусульманской, индостанской, китайской … и т.д. культур». Эти зоны представляют собой «гармоническое единство целого». Попытки заменить это единство механическим единством безличной общечеловеческой культуры, по словам Трубецкого, «противоестественна, богопротивна и кощунственна». Работы Н.С.Трубецкого отразили развитие концепции равноценности больших и малых, «исторических» и «неисторических» народов, их языков, неразрывности и единства языка и культуры в широком смысле этого слова.

Они указывают на опасность нового «вавилонского столпотворения», которое будет разрушительным и для национальных культур, и для национальных языков.

Один из участников евразийского движения, калмыцкий эмигрант, доктор Э.Хара-Даван, давая высокую оценку трудам Н.С.Трубецкого и идеям, связанным с признанием важности вклада национальных культур в евразийскую культуру, подчеркивал: «Программа евразийцев не хочет все народы стричь под общую российскую гребенку и тем обезличивать их, даются право и возможность каждой из наций Евразии внести свою индивидуальную национальную культуру, как частицу общей национальной культуры евразийской, - чем из более разнообразных цветов и запахов составлен будет букет, тем он будет пышнее и ароматнее»[25].

Современная действительность показала, что евразийцы были правы в том, что отдавали приоритет национально ориентированной культуре. Эти утверждения соотносились с мнением Н.Я.Данилевского о том, что «общечеловеческого не только нет в действительности, но и желать быть им – значить желать довольствоваться общим местом, бесцветностью». Но он признавал «всечеловеческое» и указывал: «Различие между общечеловеческим и всечеловеческим не только лингвистическое, но и принципиальное. Суть в том, что всечеловеческое в своем разноместном и разновременном существовании всегда несет элемент национальноособенного, а «общечеловеческое», наоборот, лишенное данного элемента, представляет собой пошлость в полнейшем значении этого слова»[26].

Понимание Евразии как особого «месторазвития», как особой «симфонической личности», своя интерпретация истории позволяло лидерам евразийства утверждать, что существует духовно-культурное единство евразийских народов, обусловленное выработавшейся определенной общей системой ценностных ориентаций, мироощущения и способа мышления. Поэтому категория «симфоническая личность» в учении о культуре для евразийцев это категория и социальная, и философская. Понятие «соборность», связанное с православной ологией, евразийцы вслед за А.С.Хомяковым наделяли культурологическим содержанием. Они трактовали это понятие как первооснову социального организма и рассматривали культуру как коллективную личность с неповторимым обликом, характером и особым историческим призванием.

Евразийцами, как и Г.П.Федотовым, была поставлена проблема социально-культурного возрождения России – Евразии. Во многом она решалась в традиции русской идеи. В «саморазвитии» русской идеи отразились многовариантность исторического пути России, пробуждение и рост русского национального самосознания, пережившего значительный подъем в 30-40-е годы ХIХ века. То было время постановки и осмысления новых сложных проблем России, нашедших отражение в работах П.Чаадаева, А.Хомякова, И.Киреевского, К.Аксакова, В.Белинского, А.Герцена, Н.Чернышевского.

Глубокое философское обоснование русская идея получила в трудах Вл.Соловьева, главный из которых «Русская идея» был опубликован лишь после его смерти. «Идея нации есть не то, что она думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности», - подчеркивал Вл.Соловьев. Известно, что во многом такой же подход к разработке данной темы был присущ и Н.Бердяеву. Очерк Бердяева «Душа России»(1915-1917) представлял собой первое обращение этого мыслителя к теме русской идеи.

Он интересен обращением к вопросу о противоречиях русской души, анализируемых в свойственной философу манере, широких исторических и теоретических обобщений, парадоксальных сопоставлений и параллелей, философско-психологических описаний.

В настоящее время признано, что большинство исследователей русской идеи в советский период отечественной истории своеобразие и глубину мысли Соловьева, Бердяева, да и многих других представителей русской религиозной и зарубежной философии воспринимали поверхностно, оставаясь в плену официальных догм. Теперь признается, что категории Бог, Дух, Провидение, Царство Божье, Богочеловечество (которые часто использовались в трудах русских философов) являлись главными структурирующими духовными параметрами самобытности русской цивилизации и культуры. Евразийцы, как и их идейные предшественники, исходя из признания безусловного приоритета духовного начала в жизни человека над материальным, краеугольным камнем «русской идеи», одной из основ культуры считали православие. По словам Трубецкого, «великие культуры всегда религиозны, безрелигиозные же культуры – упадочны».

Евразийский проект «русской идеи» органично соответствовал, соотносился со всей системой теории культуры, политической доктрины и геополитической концепцией. Но в большей степени он касался социальнофилософского аспекта учения о культуре. В «Русской проблеме» в 1922 г.

Трубецкой утверждал: «Мы должны привыкнуть к мысли, романогерманский мир со своей культурой – наш злейший враг. Мы должны безжалостно свергнуть и растоптать кумиры тех заимствованных с Запада общественных идеалов и предрассудков, которыми направлялось до сих пор мышление нашей интеллигенции» и формулировал задачу евразийского движения: «мы должны всемерно работать на создание самобытной национальной культуры, которая, сама вытекая из нового мировоззрения, в то же время обосновала бы собой это мировоззрение»[27]. В связи с этим следует отметить, что другой выдающийся представитель русского зарубежья, И.А.Ильин, также утверждая, что Россия призвана творить свою особую духовную культуру, в еще более резкой форме писал: "Запад нам не указ. Мы Западу не ученики и не учителя. Мы ученики Богу и учителя себе самим"[28].

Евразийцы, как и Г.П.Федотов, И.А.Ильин, были убеждены, что задача социально-культурного возрождения России жизненна и реальна для всей русской интеллигенции, что должно быть "стыдно за русских людей, которым приходится узнавать о существовании русской культуры от немца Шпенглера". Главная заслуга евразийцев в стремлении выдвинуть проект творимой истории и культуры, исходя из того, что культура сразу (конвергентно) проявляется в формах политических и социальнохозяйственных, и в бытовом укладе, и в этническом типе, и – в географических особенностях ее территории.

Их концепция русской идеи была ориентирована на будущее. Одна из формулировок русской идеи – «не мир сей, не мир иной, но нечто третье» в свое время вызвало критику оппонентов евразийцев. «Третий путь», предлагаемый евразийцами, снова ставший предметом обсуждений, как и очень многое в их учении, был также в основном связан с тем, что согласно евразийскому учению, из двух противоположных этнических и культурных полюсов – арийско-славянского и туранского – возникла новая общность, наделенная великой миссией и самобытной, своеобразной культурой, не подчиняющаяся логике ни европейских, ни азиатских культурных интерпретаций. В "Повороте к Востоку" П.Н.Савицкий, говоря о том, что «на арене мировой истории выступил новый, не игравший доселе руководящей роли культурно-географический мир», пророчествует:

«Напряженный взор прозирает в будущее: не уходит ли к Востоку богиня Культуры, чья палатка столько веков была раскинута среди долин и холмов Европейского Запада»[29].

Рассматривая оппозицию «Европа и человечество» Трубецкой предостерегал от ложного европейского понимания цивилизации как культуры романо-германских народов. Остается в силе его призыв:

«Одураченные романогерманцами «интеллигенты» нероманогерманских народов должны понять свою ошибку. Они должны понять, что та культура, которую им поднесли под видом общечеловеческой цивилизации, на самом деле есть культура лишь определенной этнической группы романских и германских народов». В современной литературе многими разделяется его утверждение о том, что ложным является и принятое в европейской философии представление об «эволюционной лестнице» культуры, на вершине которой стоят романо-германские народы и народы, принявшие их культуру. Н.С.Трубецкой, подчеркивая, что европейской науке не хватает знания законов жизни и развития культуры, указывал, что для евразийцев близки общие воззрения французского социолога конца XIX века Габриэля Тарда. В его теорию евразийцы ввели некоторые весьма существенные поправки. Эти поправки в частности касались уточнения понятия «культурная ценность» (по терминологии Тарда – открытия) как: «всякое целесообразное создание человека, сделавшееся общим достоянием его соотечественников: это может быть и норма права, и художественное произведение, и учреждение, и техническое приспособление, и научное или философское положение – поскольку все эти вещи отвечают определенным физическим или духовным потребностям или для удовлетворения этих потребностей приняты всеми или частью представителей данного народа».

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.