WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 16 |

В одном из интервью, говоря о том, что он разделяет взгляды евразийцев на проблему «Восток-Запад», Гумилев выделяет: «Евразийский тезис: надо искать не столько врагов… а надо искать друзей… и союзников нам надо искать искренних. Так вот, тюрки и монголы могут быть искренними друзьями, а англичане, французы и немцы, я убежден, могут быть только хитроумными эксплуататорами». По глубокому убеждению Гумилева, «если Россия будет спасена, то только как евразийская держава и только «через евразийство»[8]. Возрождение, развитие Л.Н.Гумилевым в новых исторических условиях и на огромном уникальном материале идей классического евразийства во многом определило постевразийство, неоевразийство не просто как моду, но как веление времени.

Пути культурно-исторического развития России после распада СССР и формирования новой экономики, политической культуры в контексте идей евразийства, неоевразийства стали активно обсуждаться в начале 90-х годов на страницах ведущих журналов и газет. Многие представители лагеря демократов исходили из того, что Россия является одновременно и европейской, и азиатской страной и она может быть естественным посредником, мостом между Востоком и Западом.

Представители разных политических партий, видные общественные деятели, известные ученые, писатели и др. в начале 90-х годов, пытаясь выработать концепцию «новой России», нашли ее в понятии «евразийство», в его идеях.

Как уже отмечалось, в последние годы идеи евразийства стали обсуждаться среди широкого круга общественности. Возродился интерес к ним у политиков в связи с тем, что в настоящее время в России предпринимаются попытки определить национальные интересы страны, национальную идею. Ведутся споры об очередном историческом выборе России, ее роли в мире, отношениях с Западом и Востоком. Признается, что эти споры будут злободневными до тех пор, пока не обретется тот путь, который объединит россиян. Все больше голосов начало раздаваться в защиту тезиса о том, что Россию следует рассматривать как евразийскую страну, основные интересы которой сосредоточены в Азии, что Россия не просто занимает особое географическое положение, Россия уникальна именно тем, что соединяет в себе восточное и западное начало.

Разные общественно-политические круги постсоветской России отдают приоритет или признают ту или иную евразийскую идею, не разделяя другие взгляды классических евразийцев. Рассматривают Россию как уникальную страну, совершенно отличную от Запада, современные русские национал-патриоты. С точки зрения национал-патриотов, «уникальные» особенности России означают, что она не может использовать опыт Запада ни в сфере экономических, ни в сфере политических реформ. Так, на страницах их основного печатного органа газеты «День»(в состав редакции которой входили Валентин Распутин, Станислав Куняев, Игорь Шафаревич, Александр Невзоров, редактор - А.Проханов) активно пропагандировалась антизападная идеология. Весной 1992 г. эта газета опубликовала серию статей о «последней схватке» евразийского и атлантического континентов, отражающих антиамериканские настроения. Авторы писали о «наших людях»: «В данный момент в Российской империи понятие «наши» стало эквивалентом концепции евразийства, которая объединяет не только русских и славян, но и татар, турок, финно-угорские народы и всех тех, кто осознает свои генетические связи с империей и имперским идеалом»[9]. «Евразийство» национал-патриотов ограничивалось антизападничеством. В те годы Леонид Васильев подчеркивал, что демократы должны противопоставить националпатриотам свою собственную «русскую идею», вернуть себе национальное, культурное и историческое наследие, которое они попытались присвоить только себе, и создать таким образом новый национально-культурный идеал.

В 90-е годы интерес к евразийству уже оформился как идеологическая концепция. Об этом говорят материалы журнала «Свободная мысль», в котором весной 1992г. были опубликованы статьи о евразийстве как идеологическом и политическом движении русского зарубежья, и серия статей, посвященных «русской идее», так, например, В.Хорес в «Русской идее на историческом пространстве» писал, что России предстоит найти новую культурно-историческую парадигму. Эти поиски определили общие идейные предпосылки неоевразийства.

Повышенный интерес к евразийству как когда-то забытому течению социально-философской мысли в целом определяется многими причинами. Среди них не только возрождение роли русского зарубежья в современной жизни России, распад «Советского Союза» и связанная с ним сегодняшняя ситуация политической жизни, но и необходимость новых отношений с бывшими союзными республиками, геополитические и экономические интересы России и т.д. Одним из явлений культуры и общественной жизни постсоветской России становилось неозападничество и неославянофильство. В связи с этим поворот части современной российской интеллигенции и общественности к евразийству закономерен.

Неоевразийство начала 90-х годов не стало идеологией конкретных политических организаций, а было характерно для определенной части интеллигенции, прежде всего научной общественности. Проблематика неоевразийства отразилась в исследованиях Б.С.Ерасова, А.С.Панарина, А.Г.Югая и других известных ученых.

Неоевразийство стало ответом на неозападничество, которое объективно во многом связано с тем, что Россия является социальнополитическим сообществом, уровень жизни которого остается ниже среднеевропейского. Один из императивов развития общественной мысли тогда и сейчас связан со стремлением догнать Запад. Пророческими в нынешней ситуации являются слова Трубецкого: «Не имея возможности идти нога в ногу с романо-германцами и постепенно отставая от них, европеизированный народ время от времени пытается нагнать их, делая более или менее далекие прыжки. Эти прыжки нарушают весь ход исторического развития. В короткое время народу нужно пройти тот путь, который романо-германцы прошли постепенно и в течение более долгого промежутка времени… Последствия такой скачущей эволюции поистине ужасны»[10]. На это указывал и Л.Н.Гумилев. Такое мнение разделяют современные антизападники и евразийцы.

В постсоветское время в связи с опасностью распада нового российского государства широко обсуждался вопрос «Как обустроить многонациональную Россию». Как известно, Ельциным было дано специальное задание ученым разработать «национальную идею», национально-государственную доктрину. Тогда снова стали актуальными и обсуждаемыми идеи евразийства, неоевразийства, высказывания известных российских философов, историков о России как о целостном экономическом и культурно-духовном пространстве. В связи с этим следует вспомнить, что И.А.Ильин, как и евразийцы(хотя был их идейным противником), считал: «Россия есть единый живой организм:

географический, стратегический, культурный, правовой, государственный, хозяйственный и антропологический. Этому организму несомненно предстоит разработать новую государственную организацию. Но расчленение его поведет к длительному хаосу, ко всеобщему распаду и разорению, а затем – к новому собиранию русских территорий и российских народов в новое единство»[11]. Не только евразийцы, но и другие крупные русские философы подчеркивали, что со времени образования государственности россиянам были свойственны национальная и религиозная терпимость, а народы и народности не подвергались дискриминации, как в некоторых других империях. На это обращал особое внимание И.А.Ильин, отмечая, что «сколько Россия малых племен получила в истории, столько и соблюла». Другой крупный русский мыслитель И.Л.Солоневич писал: «Русский «империализм» наделал достаточное количество ошибок. Но общий стиль, средняя линия, как правило, заключались в том, что человек, включенный в общую государственность, получал все права этой государственности, министры-поляки (Чарторыйский), министры-армяне (Лорис-Меликов), министры-немцы (Бунге) – в Англии невозможны никак. О министре-индусе в Англии и говорить нечего. В Англии было много свобод, но только для англичан. В России их было меньше – но они были для всех»[12].

Евразийцы писали о том, что исторически так сложилось, что русское национальное сознание, как правило, не делает различий между исконно русскими территориями и территориями позднего заселения русскими. После распада Советского Союза Россия делается все больше русской страной. В союзных республиках русской диаспоре государством была отведена роль определенных трудовых ресурсов (работа на промышленных предприятиях, служба в армии, милиции и т.п.). В новых условиях такая роль значительно снизилась. Эти и другие известные причины вызвали миграцию русских из бывших союзных республик.

Опубликованные в печати данные показывают, что приток русских мигрантов в национальные регионы Российской Федерации незначителен, в основном он связан с традиционно «русскими» областями. Другой особенностью современной этнодемографической ситуации является увеличение численности населения титульной национальности в ряде республик. Это, а также формирование своей интеллектуальной элиты, ослабление политической роли центра привели к быстрому росту национального самосознания, к движению за возрождение нерусских народов, которое, иногда принимая формы национализма (требование особых привилегий, особого статуса титульной нации), формирует также идеологию политических и культурных претензий[13].

В связи с тем, что идея «советского народа» как новой исторической общности прекратила свое существование, российское руководство поставило задачу новой идеологической работы в сфере межнациональных отношений. При этом национальные отношения связывались с вопросами национальной безопасности России. В Послании Б.Н.Ельцина Федеральному собранию в 1996 году была сформулирована задача «постепенного формирования тесного сообщества всех проживающих на территории России народов, их национального самосознания, при котором чувство принадлежности к единой стране играет важнейшую роль в ее сохранении и демократическом развитии». В концепции национальной безопасности Российской Федерации провозглашалось, что «укрепление единства, солидарности народов многонациональной России» является «важнейшим принципом развития общественных отношений и современной отечественной культуры». Это по сути возрождение идеи "общеевразийского национализма" Трубецкого.

В новой российской действительности проблемы этничности и национализма стали как никогда широко обсуждаемы. То, что Россия, с одной стороны, становится все более русской, а с другой стороны, растет национальное самосознание и развивается культура российских этносов, привело к возрождению «русского вопроса», о котором предупреждали лидеры евразийства. Одно из его решений связывалось с необходимостью начать национальную пропаганду, даже с призывом «до предела нагнести националистические тенденции, спровоцировав драматическое и быстрое пробуждение великого и мощного этноса», которым является русский народ, при этом в рамках русского этноса русский национализм должен быть единственной и тотальной идеологией[14]. Сторонники евразийского подхода к национальному вопросу призывают не забывать о том, что евразийцы предупреждали: русский национализм просто великорусский сепаратизм, чисто русская Россия, которую хотят возродить, реально возможна в границах этнографической России. Согласно евразийской традиции национализм - это феномен, развитие которого обусловлено взаимодействием центризма и сепаратизма.

Как известно, в современной сложной этнополитической ситуации идеология национального экстремизма коснулась населения считавшихся спокойными регионов, в том числе, например, Бурятии. В республике, среди некоторой части бурятской интеллигенции, были выступления отдельных группировок с требованием особого статуса для титульной нации, с лозунгами «Бурятия для бурят», «За панмонгольское единство» и т.п. В ответ группы казаков на основании численного преимущества русских выдвинули требование изменить название республики. В частности, предлагалось название «Забайкальская республика».

Неизбежность «этнического ренессанса» в свое время была предсказана Н.С.Трубецким, считавшим, что общечеловеческая культура, одинаковая для всех народов, невозможна. Сторонники евразийской концепции национального вопроса правы, когда обращаются к понятию «братство народов», о котором писал Н.С.Трубецкой в статье «Общеевразийский национализм», когда разделяют его утверждения о том, что для российских народов важнее осознание принадлежности к евразийскому братству при сохранении самоидентификации. Это казалось и продолжает для некоторых казаться евразийской утопией. Для евразийцев было ясно, что судьбы народов бывшей Российской империи «прочно связались, - как пишет Н.С.Трубецкой, - в один громадный клубок, который уже нельзя распутать». Актуальным становится его указание на то, что воспитание «общеевразийского национализма» – это «непочатый край работы для философов, публицистов, поэтов, писателей, художников, музыкантов и для ученых самых различных специальностей", что "надо пересмотреть целый ряд наук и построить новые научные системы в замену старых, обветшавших»[15].

Сегодня главным вопросом, который тревожит интеллектуальную элиту России, является вопрос «Как жить дальше» Поисками путей занимается социальная философия, учитывающая опыт и традиции европейской и американской социальной философии. Сейчас вспоминают – идею «открытого общества». Сторонники этой идеи в России считают, что учет особенностей каждого этноса в многонациональной стране слишком сложен, поэтому предлагается организация государства на рациональной основе, связанной с правами человека, свободой критики и т.п. В связи с этим следует отметить, что Дж.Сорос, всегда считавший себя сторонником этой идеи, в одной из своих работ пишет о том, что в России создано не «открытое общество», а «воцарилась система грабительского капитализма»[16].

В 60-70-е гг. ХХ в. на Западе наблюдался своеобразный этнический ренессанс, заставивший ученых отказаться от теории и идеологии ассимиляционного оптимизма и возвратиться к разработке этнических проблем. Так, по мнению президента американского фонда Сахарова Эдварда Клайна, Соединенные Штаты также имеют свой комплекс этнической политики, движутся от модели «плавильного котла» к культурному многообразию, т.е. от их фундаментальной веры в ассимиляцию к принятию личной этнической автономии. По словам одного из теоретиков неоевразийства А.С.Панарина, сегодня «у России меньше шансов рассчитывать на эффект «плавильного котла»: процесс этносуверенизации активизировал национальное самосознание и культурную память народа».

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.