WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Поскольку переговорное посредничество (выяснение степени его эффективности является одной из задач настоящего исследования) предполагает: с позиций гоббсовского понимания конфликта, вмешательство в конфликтный процесс с целью его коррекции (уменьшения, ослабления), т.е. урегулирования на всех этапах развития, а, с другой стороны, в рамках диалектической версии конфликта, воздействие на конфликтующие стороны с целью активизации их собственных усилий по выяснению и устранению причины конфликта, считаем необходимым различать понятия «урегулирование конфликта» и «разрешение конфликта».

Мы будем под урегулированием конфликта понимать прекращение реального противодействия конфликтующими сторонами собственными усилиями, либо с привлечением посредника путем уменьшения всех деструктивных характеристик конфликта и активизации его интегративных свойств. В этом случае результатом урегулированного конфликта можно считать достижение консенсуса.

Там, где речь идет о воздействии на любые аспекты конфликта с целью выяснения и устранения причины конфликта усилиями либо самих конфликтеров, либо с участием посредника, мы будем иметь в виду процесс разрешения конфликта. Результатом его можно считать достижение компромисса.

Управление конфликтом понимается нами как процедурная сторона процесса урегулирования и разрешения конфликта, синтез актов всестороннего воздействия на конфликт с учетом существенных черт, присущих конкретному конфликту.

Сущность стратегии предупреждения заключается в устранении источников социального напряжения, генерирующих развитие конфликтных ситуаций в деструктивном направлении.

Задачами исследования во многом определено внимание именно к вопросам урегулирования и разрешения конфликтов.

Поскольку мотивационной базой конфликтов многими исследователями, сторонниками концепции социального конфликта в интерпретации Т.Гоббса, признаются интересы и ценности, регуляция социальных конфликтных процессов закономерно предусматривает нравственноэтическое и философское их рассмотрение.

Интерес, будучи конкретизированной осознанной потребностью, как правило, связан с распределительными отношениями.

Ценности (в противовес интересам и потребностям) затрагивают, в первую очередь, сферу духовной деятельности, нравственного самосознания личности. На первый план в мотивации поведения выступают нормативные, ценностные представления личности (о возможном и недопустимом, о добре и зле, о справедливом и несправедливом и т.д.).

Оптимизация конфликтов должна предусматривать не только анализ интересов и ценностей сторон конфликта, но и их соотношение, а также анализ любых интересов и ценностей в контексте общих доминантных ценностей сторон.

Подходы к урегулированию и разрешению конфликтов обязывают обратить внимание на два взаимоисключающих концептуальных взгляда в отношении общей оценочной стороны конфликтов в современной науке. При этом оба они отражают приверженность концепции, в соответствии с которой конфликт - свойство, имманентно присущее природе человека.

1. Некоторые философы, социологи, психологи трактуют конфликт как результат социальной напряженности, как начало дисфункциональное, деструктивное, которое может и должно быть преодолено рациональными средствами.

2. Другие исследователи объявляют конфликты формами социальной напряженности, органичной составляющей общественного процесса и характеризуют их как явление функциональное, как норму отношений между людьми, усматривая такие положительные функции конфликта, как выявление потребностей и интересов, отношений конфликтующих сторон, получение дополнительной информации, выявление проблем, установление равновесия, стабильности, стимулирования и адаптации социальной системы и ее элементов (включая отдельных субъектов) к изменяющейся среде и т.д.

Данные подходы к осмыслению функций конфликта дополняются еще одной точкой зрения, которая признает бимодальность любого конфликта, потенциальную заключенность в нем положительного и негативного зарядов. Конечный же знак конфликта - функциональные либо дисфункциональные последствия - зависит от подхода к управлению конфликтом. Такой взгляд на функциональную сторону социального конфликта, с опорой на аристотелевскую концепцию конфликта, излагается, в частности, в работах В.Н. Шаленко и А.Н. Чумикова. В исследованиях этих авторов реализуется иной стандарт рациональности: раздвоение единого и познание противоположных сторон.

Имея дело с межличностными конфликтами, следует принимать во внимание именно данный подход, обеспечивающий наиболее объективный и всесторонний анализ самого конфликта как формы диалектического противоречия и его реальных и прогнозируемых последствий, это, в свою очередь, дает возможность моделировать и применять на практике адекватную программу регулирования и разрешения того или иного конфликта. Нерегулируемые же межличностные конфликты по своим последствиям, как правило, дисфункциональны.

В то же время следует особо подчеркнуть, что прикладной аспект этой деятельности, конкретный проект регуляции социальных конфликтов должен учитывать специфику развития нашего общества на данном этапе истории.

Современное российское общество, открыто признавая наличие конфликтов, обеспечивает наряду с другими социальными процессами возможности оптимизации позитивно-функциональных конфликтов, поскольку в них наличествуют интегративные и стимулирующие начала, а что касается деструктивных конфликтов, то развитые формы демократии ориентированы на совершенствование, моделирование различных технологий предупреждения и урегулирования конфликтных процессов.

Задача отлаживания подобных подходов к урегулированию и разрешению конфликтов должна учитывать прежде всего специфику самого российского общества, его истории. Русская история свидетельствует (Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский), что зачастую противоречия старого образца наслаиваются на противоречия разного рода в новых формах, а это, конечно же, усиливает их интенсивность и концентрацию.

Причем, иногда на фоне слабого осознания участниками социальных конфликтов их объема и характера, проявляется важнейшая общественная проблема - необходимость уменьшения деструктивного характера конфликтов и повышением их конструктивной значимости, что, в свою очередь, благотворно отразилось бы на прогрессивном развитии общества. В этом значении отечественная конфликтологическая теория и практика могут рассматриваться как действенный инструмент реального осуществления этого процесса.

Уместно упомянуть о том, что мировым сообществом достигнуты значительные успехи в области конфликтологических исследований (на сегодняшний день только в США насчитывается более 400 программ и проектов, ориентированных на разрешение конфликтных ситуаций различного рода и тем самым обеспечивающих прогрессивное развитие социальных процессов).

Источниками порождения большинства конфликтов на всех уровнях являются и объективные причины, в первую очередь, - неравенство возможностей для самоактуализации личности в нынешних условиях, прямо или косвенно связанное с экономическим кризисом, поразившим общество. Осознание же неравенства возможностей влечет стихию деструктивных эмоций, преодоление которой, как правило, не по плечу субъектам конфликтов, идет ли речь об отдельной личности, социальной группе или социальной общности.

Следовательно, возникает необходимость в рационализации конфликтов, их управлении в рамках соответствующих подходов, наиболее конструктивными из которых на сегодняшний день признаются переговоры и посредничество, при этом посредничество, на наш взгляд, более адекватно времени и специфике межличностного конфликта.

Инициация многих конфликтов, их концентрация объясняются также усложненностью интересов субъектов конфликта. Обеспечение процесса рационализации конфликта означает в таком случае, в первую очередь, осуществление дифференциации наличествующих интересов.

Это основание конфликта так же подразумевает привлечение таких способов управления, в наличии которых есть элементы, которые могут содействовать или полностью обеспечивать процесс этой дифференциации. В данном случае речь может идти о посредничестве как методе, открывающем большие перспективы регулирования и разрешения конфликтов, и наиболее адекватной условиям нынешнего времени.

Применение метода посредничества оправдано и одной из существенных черт традиционного характера - нерациональностью, в силу чего субъекты конфликта чаще всего проигрывают, а не выигрывают. Посредник же в этом случае может выступить в роли прояснителя конфликта, привлекая в работе с конфликтующими сторонами, в частности, объяснительный потенциал возможностей реализации их притязаний.

Конфликтные процессы сегодня характеризуются и таким ярким феноменом психологического свойства, как переосмысление субъектами конфликтов (на разных уровнях) ценностных приоритетов в их содержательные антиподы.

Тем самым в конфликтные процессы вносится сильное иррациональное начало, что, кстати, вызывает сомнения многих авторов относительно эффективности применения любых способов урегулирования и разрешения конфликтов.

Вместе с тем именно привнесенность иррационального начала в инициацию и характер течения конфликтных процессов еще с большей настоятельностью требует их рационализации и - по возможности - управления иррациональной стороной. Таким образом, в какой-то мере может быть блокирована массовость и стихийность социальных конфликтов, многие из которых являются порождением массово - типических феноменов в условиях культурной дестабилизации.

Именно в силу кризисного состояния общества основная метаморфоза массовых настроений связана с отрицанием, неприятием происходящих перемен. В связи с этим в социальной реальности наблюдаются два феномена общественных настроений. Одно из них - рессентимент, другое - ригоризм.

Под рессентиментом в социально - философской литературе принято понимать склонность к агрессии, склонность к разрушениям, т.е.

состояние по своей природе прежде всего деструктивное.

В противовес рессентименту ригоризм - это консервативное состояние отстаивания принципов традиции и обычая в их различных социальных и мировоззренческих формах.

При этом важно обратить внимание на те феноменологические детали в понимании рессентимента, которые внес М. Шелер.

По мнению Шелера, рессентимент - это «самоотравление души», психологически растянутое во времени и проявляемое в действиях и, в первую очередь, в ценностных суждениях, он находит выход в массовых и индивидуальных аффектах, таких, как чувство мести, ненависти, злобы, зависти и им подобным эмоциям. В основе рессентимента лежит импульс мщения, а его социальный выход - в реакциях гнева, возмущения, ярости и т.д. Трудно отрицать, что, субъектно направленные, эти и другие отрицательные эмоции являются основой социальнодеструктивных действий и прежде всего конфликтов разного уровня.

Поскольку им подвержены некоторые слои населения (вне связи с их социокультурными характеристиками), то тем самым обеспечивается и феномен массовости конфликтов в период социальных и культурных изменений.

Если же быть более точными в формулировках нынешнего положения вещей в нашем обществе, то речь сегодня скорее идет не столько о социальной трансформации, сколько о состоянии глубокого затянувшегося системного кризиса, которым она обернулась.

Вот почему поликонфликтность с точки зрения психологической интерпретации данного феномена еще точнее и драматичнее видится в свете теории фрустрации и агрессии, поскольку фрустрация и агрессия - состояние, поразившее в условиях кризиса все общество.

С позиций данного подхода трудно переоценить значимость методов, содействующих фактической минимизации деструктивных конфликтов, с одной стороны, и преобразованию массового сознания на основе институционального закрепления стандартов цивилизованного преодоления конфликтов - с другой стороны.

Вместе с тем осуществить этот процесс механически, спонтанно, волюнтаристским способом, конечно, невозможно. Для этого необходима выработка с учетом всей сложности нынешней ситуации в России политических, экономических, юридических и других механизмов управления конфликтными процессами, освоение уже некоторого имеющегося опыта Запада, что будет являться важнейшей частью социально-ориентированной политики современной России.

ВОПРОСЫ 1. Каковы философско-мировоззренческие установки, связанные с пониманием конфликта в контексте сущностной природы человека 2. Кого можно считать наиболее яркими представителями темы конфликта в истории философской мысли 3. Какие интерпретации конфликта есть в современной научной литературе 4. Какие подходы к классификациям социального конфликта есть в современной научной литературе 5. Как интерпретируются понятия «управление конфликтом», «урегулирование конфликта», «управление конфликтом», «предупреждение конфликта» в философско-социологической литературе 6. Как можно характеризовать основные функции социального конфликта 7. Каковы основные функции и роль посредника в преодолении конфликта 8. Каковы характеристики современных конфликтных процессов в российском обществе ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. Аристотель. Политика. Афинская политика. – М., 1997. – 458 с.

2. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского / Пер. с англ. и лат. // Соч. В 2 т. – М., 1991.

– Т.2. – 731 с.

3. Гришина. Давайте договоримся! – Спб, 1992. – 88 с.

4. Дюркгейм Э. Самоубийство // Тексты по истории социологии ХIХ - ХХ веков: Хрестоматия. – М., 1994. – С. 312-329.

5. Зеньковский В.В. История русской философии: В 2 т. – Ростов- н/Д., 1999. – Т.1. – 544 с.

6. Зеркин Д.П. Основы конфликтологии. Курс лекций. Ростов-н/Д., 1998. – 480 с.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА.

7. Козер Л.А. Завершение конфликта // Социальные и гуманитарные науки: Реф. журн. Сер. 11: Социология. – 1992. – № 4. – С. 169-179.

8. Основы конфликтологии / Под ред. В.Н. Кудрявцева. – М., 1997.

– 200 с.

9. Растов Ю.Е., Трофимова Р.А. Конфликтология: Учебнометодическое пособие. – Барнаул, 1995. – 119 с.

10. Руткевич М. Социальный конфликт: философское измерение// Вестник РАН. – 1994. – Т.64. – № 6. – С.479-490.

11. Согомонов А. Культурная динамика и метаморфозы массового сознания (рессентимент и ригоризм) // Социодинамика культуры. – М., 1991. – Вып. 1. – С. 168-191.

12. Сорокин П.А. Система социологии // Соч. В 2 т. – М., 1993. – Т.I. Социальная аналитика. – 447 с.

13. Социальные конфликты в меняющемся российском обществе (детерминация, развитие, разрешение). – М., 1994. – 105 с.

14. Социальные технологии: Словарь / Под ред. В.Н. Иванова. – М.: Белгород, 1995. – 301 с.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.