WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 42 |

это продукт исторической эволюции в синтезе с определенными врожденными механизмами и законами". Фромм вводит, в отличие от классического психоанализа, понятие "социальное бессознательное". Социальное бессознательное – это вытесненный психический материал, общий для большинства членов данного общества; социальный по своей природе и представляющий собой социальный характер. Характер определяется Фроммом как "относительно стабильная система всех неинстинктивных стремлений, через которые человек соотносится с природным и человеческим миром". Развивая идею социального характера, Фромм опирается на такие понятия как "обладание" и "бытие", трактуя их как "два основных способа существования, два разных вида самоориентации в мире, две различные структуры характера, преобладание одной из которых определяет всё, что человек думает, чувствует и делает".

Если человек живёт по принципу обладания, его отношение к миру выражается в стремлении овладеть этим миром, превратить всё и всех в свою собственность. Альтернативой обладания является бытие. В понимании Фромма, бытие - это истинная природа личности, которая ориентирована на независимость, свободу, критический разум. Внутренняя активность - вот основная характеристика бытия личности. "Быть активным, - пишет Фромм в работе "Иметь или быть" (1976), - значит дать проявиться своим способностям, таланту, всему богатству человеческих дарований, которыми - хотя и в разной степени - наделен каждый человек". Быть - значит также "общаться с другими людьми, вырваться из тьмы своего одиночества и эгоизма". Ориентация на бытие включает такие качества личности как потребность отдавать, делиться с другими, стремиться к единению, что характерно для действительно демократического, гуманного общества.

Герменевтика. Интерпретация, понимание, герменевтический круг.

Герменвтика (от греч. hermneutiks - разъясняющий, истолковывающий) - это искусство и теория истолкования текста. Одним из первых произведений герменевтического характера принято считать сочинение Аристотеля "Об истолковании". Когда возникло христианство, то искусство и теорию истолкования текста, в то время называвшихся экзегтикой (от греч. exgtiks - разъясняющий), стали применять как инструмент правильного понимания Библии. При этом было обращено внимание, что текст может иметь несколько смысловых уровней.

В начале XIX в. немецкий протестантский теолог и философ Фридрих Шлейермахер (1768-1834), рассматривая возможность применения герменевтики к любым текстам, а не только к священному писанию, понял, что герменевтика может служить особым (в отличие от других методов работы с текстом, например, грамматики), способом понимания внутреннего мира автора текста.

Немецкий философ Вильгельм Дильтей (1833-1911) уже связывает с герменевтикой "науки о духе", изучающие общество и человека, историю и культуру. Ведь "науки о духе" так или иначе сталкиваются с задачей постижения внутреннего мира автора текста, поскольку данные науки реконструируют картину изучаемых событий посредством обращения к письменным источникам, т.е. к текстам. Дильтей считал, что ученый не в состоянии адекватно воспроизвести, правильно интерпретировать прошлые факты без учета психологии, мотивации, менталитета создателя документа как письменного свидетельства. Нужно, как полагал Дильтей, "вжиться", "вчувствоваться" в образ жизни и образ мыслей автора.

В XX веке герменевтика поднимается до уровня философской дисциплины и рассматривается как важнейший исследовательский метод всего комплекса социально-гуманитарных дисциплин. Научная работа с текстом становится существом гуманитарного познания: постигнуть духовную жизнь человека соответствующей эпохи можно только через раскрытие многозначности текста. При этом необходимо учесть, что познающий субъект сам становится, "вживаясь" в содержание текста, в духовный мир, выражаемый автором текста, частью познаваемой духовной реальности. Получается, что постижение смысла текстов постоянно движется по пути их интерпретации и понимания через эту интерпретацию духовного мира автора и эпохи, выраженного в тексте, к новым текстам и к новым, более глубинным, смысловым уровням.

Понимание и интерпретация становятся важнейшими понятиями философской герменевтики. При этом сама герменевтика превращается из учения о методе познания в учение о бытии. Человек, в герменевтике, есть существо, бытие которого заключается в понимании. Понимание становится не только способом познания, но и способом существования человека. Крупнейшими представителями философской герменевтики считаются французский философ Поль Рикёр (род. в 1913), уже известный нам Мартин Хайдеггер, его ученик Ханс-Георг Гадамер (род. в 1900), автор программного труда "Истина и метод. Очерки философской герменевтики" (1960) и др.

Что же такое интерпретация "Интерпретировать, - считает Рикёр, - значит идти от явного смысла к скрытому". Интерпретация подчинена главной герменевтической задаче - пониманию. Цель понимания заключается в том, чтобы перенести смысловую связь и структуру от другого жизненного (исторического и личностного) мира в свой собственный. То, "что является жизненным, - пишет в "Истине и методе" Гадамер, - …в действительности никогда по-настоящему не познается предметным сознанием, напряжением разума, который стремится проникнуть в закон явлений. Жизненное - не такого свойства, чтобы можно было извне достичь постижения жизненности.

Напротив, единственный способ постичь жизненное - это постичь его изнутри". При этом необходимо внимательно относиться к внутреннему миру другого человека, к духу иной культуры, чтобы присущие им смыслы были восприняты нами, как они воспринимались в свое время самими носителями этих смыслов. "Понимать, - пишет Рикёр, - означает переноситься в другую жизнь". При этом возникает проблема так называемого герменевтического круга.

У Шлейермахера герменевтический круг - это принцип понимания текста, основанный на взаимосвязи части и целого: понимание целого складывается из понимания отдельных частей, а для понимания отдельных частей необходимо понимание целого. Получается круг, но только герменевтический.

Герменевтический круг усложняется тем, что и анализируемый текст (как целое) является частью по отношению ко всему творчеству автора, а творчество автора, в свою очередь, часть соответствующего жанра, а жанр включается в литературу. Но и это еще не всё! Текст ведь является еще и частью душевной жизни автора. Поэтому, у Дильтея в качестве элементов герменевтического круга, в соотношении части и целого, выступают текст и биография его автора.

Идея герменевтического круга усложняется еще и тем, что взявшись за решение задачи понимания какого-либо текста, субъект исследования так или иначе уже имеет некоторое представление о том, что предстоит понять (беспредпосылочного понимания не существует!). Исследователь уже настроен на определенную "волну", невольно ожидает от воспринимаемого текста то, что соответствует его представлениям о смысле текста. Получается, что без предпонимания (первичного понимания), предшествующего дальнейшему углублению в смысл текста, не обойтись. Поэтому, разработка предварительного наброска смысла текста и его последовательный пересмотр являются процессом понимания смысла текста, способом "переноса" в другую жизнь. Тем самым, философская герменевтика поднимается через механизм понимания до рассмотрения всего объема человеческих взаимоотношений и форм общения, наполняется высоким моральным пафосом озабоченности за опасные последствия разобщенности людей, трудности установления взаимопонимания. И в этом высокий гуманитарный потенциал герменевтики.

Структурализм: Ж. Деррида, М. Фуко. Р. Барт. Во второй половине XX в. в Западной Европе возникает новое направление, обозначаемое в целом как "постструктуралистско - деконструктивистско - постмодернистокий комплекс". Каковы общие черты данного комплекса и кто его наиболее видные представители Во-первых, в данном философском направлении реализуется так называемый интердисциплинарный подход, отходящий от узкопрофессиональной трактовки содержания философского знания (онтология, гносеология, аксиология и т.д.). Здесь объектом философского исследования является все, что может быть проинтерпретировано с целью поиска новых смыслов. Текст же в этом случае понимается как любая система знаков, несущая некую информацию и содержащая в себе любые скрытые смыслы.

Поэтому, в отличие от традиционных способов и приемов философского исследования, здесь отдается предпочтение самым разным гуманитарным методикам: философским, филологическим, историческим, политологическим и другим.

Во-вторых, основой методологии исследования любого текста является принцип деконструкции (лат. de… - отмена, устранение чего-либо). Смысл деконструкции "как специфической методологии исследования литературного текста заключается в выявлении внутренней противоречивости текста, в обнаружении в нем скрытых и не замечаемых не только неискушенным, "наивным" читателем, но ускользающих и от самого автора ("спящих", по выражению Жака Дерриды) "остаточных смыслов", доставшихся в наследие от речевых, иначе - дискурсивных, практик прошлого, закрепленных в языке в форме неосознаваемых мыслительных стереотипов, которые, в свою очередь, столь же бессознательно и независимо от автора текста трансформируются под воздействием языковых клише его эпохи".

На первый взгляд кажется, что это вовсе не новое слово в философии, а уже известная нам герменевтика. Однако это не так. В герменевтике традиционно строится общая исследовательская программа, деконструктивизм же отказывается от любой программы, рассматривая ее как дань классике. Цель герменевтиков - понять текст - вообще становится для деконструктивизма малозначимой. Для него главное - текст как таковой, выяснение того, как форма, выразительные средства (особо среди них выделяется деконструктивизмом метафора) и смысл, но не единственно только он, а среди прочих, оказывают влияние на любое содержание, облеченную в текстовую форму.

При этом текст может быть любым: как художественным, так и научным. Всё это вместе составляет основу в деконструктивизме так называемой концепции "нарратива" (от лат. gnarus - знающий, осведомленный о чемлибо), или "повествования". "Согласно этой теории, мир может быть познан только в форме "литературного" дискурса; даже представители естественных наук, например, физики, "рассказываются истории" о ядерных частицах".

Считается, что посредством нарратива мы придаём реальности форму и смысл, упорядочиваем наш опыт по отношению к этой реальности посредством текстового (повествовательного) выделения начала, середины и конца, центральной и побочной тем, т.е. человеческая способность рассказывать истории есть главный способ, каким людям удается упорядочить и осмыслить окружающий мир.

Комбинируя слова, литератор или рассказчик даже вносит в мир нечто, доселе в нём отсутствующее - новые типы личностей и виды предметов, способы поведения и существования. По мнению Р. Барта, "заявления, касающиеся "реализма" нарратива, не должны приниматься во внимание… Функция повествования - не "представлять", а составлять зрелище… Нарратив не показывает, не имитирует… С референционной, реалистической точки зрения в повествовании буквально ничего не происходит. А "что происходит", то - есть один лишь язык, приключение языка…".

В-третьих, для анализируемого комплекса характерной является критика рационалистических схем объяснения, что проявилось в постструктурализме. Классический структурализм, основанный шведским языковедом Фердинандом де Соссюром (1857-1913), искал некоторые исходные объяснительные схемы, которые имелись, например, уже в первобытном сознании и которые сохраняют свою устойчивость при различного рода преобразованиях и изменениях. Для нас сегодня эти схемы оказались "закрыты" цивилизацией, но их выявление способно многое объяснить (в силу их устойчивости) и в современных культурных явлениях. Постструктурализм (лат. post - после), напротив, предлагает свободный поток мысли и интерпретации, считая, что любые "навязываемые" человеком и эпохой схемы объяснения заставляют реальное положение дел подгонять под выдуманную кем-то систему, насильно устанавливать некий порядок схемы. "Вне текста нет ничего" - таков девиз постструктурализма. Есть только операции "разборки" и "сборки" текста (или, иначе, деконструкции), цель которых "свести с ума структурализм, культуру, общество, религию, психоанализ", - такова методологическая направленность постструктурализма.

Наконец, в-четвертых, для исследуемого "постструктуралистско - деконструктивистского комплекса" характерно резкое изменение поля соотношения между обыденным сознанием и теоретическим мышлением философа.

Если для классической философии обыденное сознание представляло собой лишь объект для просветительской деятельности, то для нового направления обыденное сознание (для которого найдена такая формула: "психология здесь и теперь") становится не только равноправным объектом философских изысканий, но занимает даже более значимое, приоритетное место.

Теперь, немного, о философских представителях данного комплекса.

Теоретические предпосылки постструктурализма и деконструктивмзма были разработаны французским философом и литератором Жаком Дерридой (род.

в 1930). В основу философской работы ("грамматологии") им ставится идея принципиальной бесструктурности, интерпретация, понимаемая как свободная игра слов ("поэтическое мышление", по выражению Хайдеггера). Дело в том, считает Деррида, что выбор изначальной смысловой структуры часто не только не обоснован, а самим фактом своего существования просто как бы закрывает от нас иные возможные смыслы.

Согласно грамматологии, у "письма" (так Деррида называет текст) нет начала, так как любое письмо есть список с более раннего письма, которое, в свою очередь, есть список (транскрипция) с предыдущего. Считая себя "наукой мысли и разума", классическая философия стремится избавиться от письма, тем самым упуская из виду важнейшую основу существования мысли. Поэтому, в противоположность традиционному исследованию текстов, Деррида и предлагает их структурную деконструкцию, т.е. "расколдование" от логицизма и рационализма в их построении и истолковании.

Еще более радикальную позицию занимает французский философ Мишель Фуко (1926-1984), начавший свою деятельность как структуралист, особое место уделивший исследованию истории. История интерпретируется Фуко не как общая цепь взаимосвязанных явлений, а как случайная совокупность замкнутых и разнородных событий. В основе же интерпретации истории лежат документы, т.е. тексты, которые, аналогично естественно-научным фактам, выступают в качестве фактов исторических.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.