WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Арт.И.Микояне, П.О.Сухом, С.А.Лавочкине, В.М.Мясищеве, И.И.Иванове, М.Т.Ка-лашникове, Ж.Я.Котине и мн. др. Следует выделить научно-популярное исследование, вышедшее в двух изданиях «Оружие Победы» (М., 1985 и 1987), а также книги В.Г.Грабина, В.С.Вознюка и П.Н.Щапова, В.В.Федорова, И.П.Шмелева8.

Несмотря на значительные успехи историографии 70-80-х гг., имеющаяся в распоряжении исследователей источниковая база, ограниченный доступ к партийным и государственным документам, тогда не позволяли всесторонне раскрыть не только положительный опыт, но и «белые пятна» и лакуны в изучении проблемы, трудности и трагические судьбы ученых в военные годы.

Во второй половине 80-х - начале 90-х гг., особенно в связи с 50-летием победы над фашизмом интерес к подвигу ученых в войне в публицистике и исследованиях возрос. В историческую память народа возвращались несправедливо забытые имена и деяния замечательных российских ученых, которые наконец-то смогли занять подобающее их реальной роли место в истории отечественной и мировой науки. На наших глазах возникло разнообразное, яркое полотно истории отечественной науки и техники с живыми фигурами ее подвижников и творцов, трудившихся на благо науки и отечества, несмотря на непрерывную цепь репрессий и моральных унижений как со стороны руководителей государства, так подчас и со стороны неблагодарных и невежественных соотечественников и коллег-карьеристов.

Героями публикаций стали представители фундаментальной науки, выдающиеся творцы и организаторы науки и техники: В.И.Вернадский, С.Ф.Ольденбург, Н.И.Вавилов, Н.К.Кольцов, Н.В.Тимофеев-Ресовский, А.Ф.Иоффе, И.В.Курчатов, Н.Н.Семе-нов, И.Е.Тамм, П.Л.Капица, Я.Б.Зельдович, Ю.Б.Харитон, А.Н.Ту-полев, С.П.Королев и др.

Разработка проблемы вступила в 90-е гг. в новый этап благодаря открывшимся новым возможностям:

открытие архивов, освобождение от идеологических догм, замалчивания трагических сторон, ошибок и трудностей на пути к победе над фашизмом. Снятие табу с имен многих выдающихся представителей отечественной науки, репрессированных в 20-40-е гг., создали более благоприятные условия для изучения проблемы. Поднялась волна публикаций документов, писем, дневников, воспоминаний ученых и организаторов науки и техники, в которых раскрывалась более объемная, приближающаяся к реальной социально-психологическая обстановка, в которой развивалась отечественная наука, освещались ранее замалчиваемые, тайные стороны ее истории, эпизоды биографий выдающихся ученых, появились воспоминания о работах ученых в закрытых научных учреждениях ГУЛАГа.

Научная интеллигенция, ее судьбы, ее борьба с фашистской идеологией нашли определенное отражение в монографиях, увидевших свет в 90-х гг. и в связи с 50-летием победы над фашизмом. Среди них следует отметить монографии Н.И.Кондаковой, В.Н.Маина, Н.Д.Козлова, Н.П.Храмковой и др.9 Однако следует заметить, что в этих работах роль научной интеллигенции рассматривается преимущественно, опираясь на традиционные источники и публицистику, в них еще не нашел отражения широкий круг новых источников и архивных документов. Они адекватно отражают состояние историографии переходного периода, в них изучение судеб и деяний российских ученых только ставится как новая проблема, но обстоятельно пока не разрабатывается.

Особо следует выделить сборник очерков, воспоминаний и документов, специально посвященный науке и ученым России в годы войны10, где собраны доклады и выступления на конференции в Институте истории естествознания и техники РАН, посвященной 50-летию победы в Великой Отечественной войне, публикуемые впервые, а также статьи видных ученых, опубликованные ранее в различных изданиях. Составители подчеркивают, что сборник отражает «широкий спектр научных дисциплин, отраслей и направлений, получивших развитие в нашей стране в годы войны»11. Особую ценность представляют публикации документов, извлеченных из Архива РАН, комментированная хроника научных событий (сост. В.М.Орел, А.А.Пархоменко).

К сожалению, составители не привлекли документы других государственных архивов. Характер издания весьма типичен для публикаций конца 80-90-х гг. Ленинградским академическим учреждениям в 1934-1945 гг.

посвящена монография А.В.Кольцова12, ленинградской науке - сборник статей13. А.В.Кольцов скрупулезно проанализировал деятельность академических учреждений, основные тенденции их развития во всей их сложности и противоречивости, место и роль в научном потенциале города, их научные достижения, тяжелейшие утраты и потери в ходе репрессий и военных испытаний, мужественную борьбу ученых против произвола и беззакония, за свободу научного творчества.

Таким образом, мы можем констатировать, что в отечественной историографии пока нет обобщающего монографического исследования, посвященного вкладу ученых России в победу над фашизмом.

Следует отметить, что публикации новых архивных документов, мемуаристика и опирающаяся на них и на труды зарубежных историков публицистика конца 80-90-х гг. оказали глубокое влияние на изучение социальной истории науки. В течение десятилетий в отечественной историографии науки сложилась традиция изучения главным образом достижений отечественной науки, а также вклада отдельных научных коллективов и ученых в развитие тех или иных отраслей знания, в научно-техническое и культурное развитие страны, ее экономики, в укрепление обороноспособности, отвлекаясь от негативных сторон социального контекста взаимоотношений науки и власти. Это противоречие стали преодолевать мемуаристика и публицистика, акцентировавшие внимание на биографиях отдельных выдающихся ученых, их драматических и подчас трагических судьбах, явившихся результатом столкновения их личных устремлений с обстоятельствами их жизни и работы, диктуемыми тоталитарным государством. Это сопровождалось и появлением новых мифов.

Вслед за публицистикой исторические публикации также подвергали критике государственный монополизм, бюрократизм в организации научных исследований, в них внимание акцентировалось на ранее замалчиваемых трагических обстоятельствах жизни и работы ученых. По существу сложилось новое течение в историографии, анализирующее взаимоотношение ученых и власти, выкристаллизовывалось новое направление изучения феномена «репрессированной науки». Причем от изучения командно-административных методов руководства отечественной наукой как характерной черты партийного и государственного руководства становлением, развитием и функционированием всей системы науки как государственной науки по преимуществу14, историки науки постепенно переходили к более всестороннему и глубокому изучению феномена «репрессированной науки», опираясь на многочисленные и разнообразные публикации, посвященные отдельным научным направлениям и судьбам выдающихся ученых, архивные документы и разнообразные источники личного происхождения.

Наиболее глубокий подход к изучению феномена «репрес-сированной науки» проявил, на наш взгляд, независимый исследователь ныне покойный Ф.Ф.Перченок (Солодов). Он одним из первых в зарубежной и отечественной историографии написал ряд работ, посвященных «Делу Академии наук»15, в котором, как в зеркале, преломились типичные черты политики руководителей Советского государства по отношению к научной интеллигенции. Его трудам предшествовали в 30-е гг. отдельные публикации в зарубежной историографии. Первые сведения о деле «Академии наук» появились в эмигрантской прессе благодаря публикации ученого-ихтиолога В.В.Чернавина, бежавшего на Запад в 1932 г. из карельских лагерей, где ему удалось познакомиться с осужденными по «Делу Академии наук»16. В послевоенный период об этом писал осужденный в СССР историк С.В.Сигрист, оказавшийся во время Второй мировой войны на Западе17.

«Шахтинскому делу» была посвящена публикация историка и культуролога, репрессированного по делу краеведов Н.П.Анци-ферова, появившаяся в 1981 г. сначала на Западе, а затем в 1989 г. на родине автора18, «Академическому делу» - статья В.С.Брачева19.

С конца 80-х - 90-е гг. появилось большое число публикаций биографий (без купюр) репрессированных ученых, в том числе погибших в тюрьмах, лагерях, ссылках - представителей различных научных направлений и школ20. В 1990-1995 гг. появились цикл статей о репрессированных славяноведах21, востоковедах, лингвистах22, биографические материалы о репрессированных геологах23, физиках24, биохимиках, представителях аграрной науки25, биологах26 и др. Проблема «репрессированной науки» присутствует в новейших трудах по истории науки и интеллигенции27, что побудило уделить внимание в данной монографии взаимоотношениям ученых и власти накануне и в годы войны, драматически отразившимся на судьбах ученых.

Таким образом, в историографии отечественной науки в 90-е гг. наблюдается переплетение двух тенденций:

продолжающийся анализ положительных достижений советской научной и технической мысли в военные годы и публикации по социальной истории науки, по проблеме взаимоотношений ученых и власти, по проблеме «репрессированной науки».

Особенностью современной историографии являются публикации, в которых исследования объединены с источниками: воспоминаниями, письмами, архивными документами, дополняя друг друга. На наш взгляд, подобные публикации производят глубокое и эмоциональное впечатление на читателя, давая объемную картину времени.

Следует, однако отметить что в целом отечественная историография носит печать тенденциозности, неспособности для многих историков преодолеть устоявшиеся стереотипы, главным образом, из-за ограниченной доступности и освоения первоисточников. Эти же недостатки присущи и зарубежной историографии советской науки, которая делала акцент на негативных аспектах социальной истории советской науки в ущерб освещению собственно творчества ученых, которое интересовало советских исследователей.

Монография базируется на широком круге источников, как опубликованных, так и неопубликованных.

Важным источником являлись труды по истории науки, конкретно-исторические исследования отдельных отраслей отечественной науки, публикации и работы самих ученых, историко-биографические труды, источники личного характера: воспоминания, письма, дневники, материалы к биоблиографиям ученых, включающие основные даты их жизни и деятельности, биографические очерки, библиографию их трудов.

Биографические очерки, как правило, принадлежат перу крупнейших специалистов в данной области науки.

Фундаментальным источником об ученых - представителях ведущих отечественных научных школ является серия «Научно-биографическая литература» и «Ученые России» - очерки, воспоминания, материалы, издаваемые РАН. Путеводителем по этой серии служат библиографические справочники, подготовленные З.К.Соколовской и вышедшие в издательстве «Наука» в 1975, 1981, 1982 и 1988 гг.28 Каждый последующий справочник содержит более полную информацию, более обстоятельную вводную статью с новыми обобщающими приложениями. Это издание является уникальным для мирового книгоиздательства и систематизирует богатейшую информацию в области культуры, науки, техники и изобретательства.

Важным источником является научная и научно-популярная периодика.

Работа ученых в заключении, в секретных НИИ и КБ в системе НКВД освещается в мемуарах, опубликованных в 70-90-е гг. как за рубежом29, так и позднее в нашей стране30. В них освещены обстановка, особенности организации работы, быт ученых.

В 90-е гг. опубликованы труды и воспоминания известных российских ученых В.И.Вернадского, В.Я.Александрова, В.П.Эфро-имсона, А.А.Любищева, С.Э.Фриша, В.М.Тучкевича, Г.А.Разуваева и др. Они содержат материал по истории отечественной науки, предвоенных и военных лет, отражают личное восприятие видными учеными действительности, их отношение к партийно-государ-ственному руководству, к ситуации в стране и в науке.

Незаменимым источником, в котором, по словам А.И.Герцена, «запекалась кровь событий, - это само прошедшее, как оно было, задержанное и нетленное», являются письма и дневники деятелей культуры и ученых: В.И.Вернадского, Н.И.Вавилова (1350 писем его опубликовано в 2-х томах научного наследия и в научных и научно-популярных изданиях), П.Л.Капицы, А.Ф.Лосева и В.М.Лосевой, Б.Л.Пастернака, О.М.Фрейденберг и др., опубликованные в 80-90-е гг.31.

Эпистолярное наследие В.И.Вернадского и Н.И.Вавилова столь грандиозно, что многие годы будет служить неиссякаемым источником по истории отечественной науки.

Особую ценность представляют Дневник В.И.Вернадского, который он вел на протяжении всей жизни.

Имея огромный научный и житейский опыт, связи с широким кругом осведомленных лиц, ученых, деятелей культуры, партийных и государственных деятелей, гениальный ученый смог проникнуть в самую суть событий, увидеть то, что было скрыто от глаз его современников. Особенную ценность для данного исследования представляют его дневники 1938-1941 гг., опубликованные и прокомментированные В.Д.Мочаловым32. В письмах и дневниках не только отражена роль ученого в развитии перспективных исследований в СССР, но и его смелость в борьбе за своих учеников и коллег, подвергшихся репрессиям, борьба за сохранение традиций отечественной науки.

Замечательным источником по истории отечественной науки 30-40-х гг., истории взаимоотношений ученых и власти являются изданные секретарем П.Л.Капицы П.Е.Рубининым письма ученого. В письмах прослеживаются борьба ученого за свободу творчества против цензуры и секретности, этапы организации Института физических проблем, конфликты с Л.П.Берия, широкая постановка проблем организации науки, защита репрессированных коллег и т.д. В них он предстает не только как бескомпромиссный ученый, но и как мужественный человек, патриот и гражданин, много сделавший для процветания отечественной науки и промышленности, расчетливый и смелый политик и организатор науки. Всего с 1934 по 1983 г. П.Л.Капица написал руководителям страны более 300 писем: Сталину - 50, Молотову - 71, Маленкову - 63, Хрущеву 26...33 На эти письма часто не отвечали, но внимательно их читали. Сталин ни разу не принял ученого.

Учитывая условия работы ученых в оборонных отраслях, где «правила бал» секретность, не следует игнорировать такой важный источник, как устная история, аудио и видеозаписи, интервью, рассказы на заданные темы непосредственных участников событий, что помогает понять исторический контекст событий и интерпретировать другие источники. Так, на основании устной истории до снятия покрова секретности с этой проблемы в 1992 г. писалась история «уранового проекта» в СССР.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.