WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 18 |

В квартальных планах Госплана по материально-техническому снабжению Спецуправление выделялось отдельной строкой, фонды, выделяемые ему, не аннулировались до полной их реализации, строительство велось без проектов и смет по единичным расценкам, работникам устанавливались повышенные оклады и льготное снабжение питанием и промышленными товарами. 24 наркома и начальника главков несли личную ответственность перед Берия за снабжение и поставки Спецуправлению НКВД226.

В 1945 г. темпы организаторской работы ГКО нарастают.

27 января 1945 г. ГКО принимает постановление № 7408 сс/ов за подписью Сталина, адресованное только Молотову и Берии, об организации поисков урана в Болгарии и о создании смешанного болгарско-советского акционерного общества «для производства поисков, разведки и добычи урановых руд на урановом месторождении в Готен и в его районе...»227.

8 марта 1945 г. ГКО принял постановление № 7737 сс «О мероприятиях по обеспечению геологоразведочных работ по урану в 1945 г.», в котором поручил Комитету по делам геологии при СНК СССР дать промышленную оценку сырьевой базы СССР по урану и определить перспективные запасы урана в месторождениях Средней Азии, Казахстана, Восточной и Западной Сибири, Карело-Финской и Эстонской ССР, Ленинградской области, произвести ревизию всех геологических материалов с целью определения районов поисково-разведочных работ в 1946 г. Для этого были организованы геолого-разведочные и поисковые партии и новая Ферганская геолого-разведочная экспедиция в Средней Азии.

Наблюдение за геолого-разведочными работами по урану и оказание помощи Комитету по делам геологии возлагалось на А.И.Микояна228.

Несмотря на принятые меры, проблема урана оставалась нерешенной. Источником урана и радия (главным образом для минералогических целей) было Тюя-Муюнское месторождение в Фергане. В 1943 г.

началась разработка Табашарского рудника в Таджикистане, который давал всего 4 т урана в год. А промышленный реактор требовал около 100 т урана. Поэтому в первом атомном реакторе использовался трофейный уран, вывезенный в мае 1945 г. физиками И.К.Кикоиным, Ю.Б.Харитоном и др. из оккупированной Германии. Они были посланы для поисков следов исследований немцев в области ядерной проблемы. Исколесив на машине десятки городов, они обнаружили в маленьком поселке свыше 100 тонн урана. Эта находка, по свидетельству И.В.Курчатова, помогла на год сократить срок запуска первого промышленного реактора для получения плутония229.

Развертывание научных работ в области урановой проблемы потребовало широкой подготовки специалистов и 21 февраля 1945 г. в постановлении ГКО № 7572 сс/ов «О подготовке специалистов по физике атомного ядра», состоящем из 16 пунктов, намечалась программа подготовки кадров для учреждений, работавших по специальным заданиям ГКО в области физики атомного ядра. Плановые задания по подготовке специалистов получили ЛФТИ, Радиевый институт, ФИАН, УФТИ. В МГУ, ЛГУ, Московском институте тонкой химической технологии и Ленинградском политехническом институте было начато обучение студентов из числа студентов-отличников, переведенных из других вузов, по специальностям «физика атомного ядра», «химия радиоактивных и редких элементов», «компрессорные машины» и др. Преподаватели, научные сотрудники, инженеры, лаборанты, студенты и аспиранты кафедр физики атомного ядра освобождались от призывов в армию230.

В месячный срок ЦСУ провело регистрацию и учет специалистов-физиков, работавших во всех отраслях народного хозяйства, после чего И.В.Курчатов отобрал нужных ему специалистов231.

В Постановлении № 8579 сс/ов, принятом 15 мая 1945 г., ГКО утвердил план работ Лаборатории № на 1945 г., в котором наметил провести проектно-технические работы по двум секретным установкам и разработать технические задания по двум «изделиям» (имелись в виду атомные бомбы).

Штат лаборатории увеличился до 415 чел. Ей выделяли 300 рабочих и 100 чел. младшего обслуживающего персонала, для нее отпускались из резервного фонда СНК СССР значительные ассигнования дополнительно к смете АН СССР. Создавались организационные и материальные условия для расширения фронта работ, опытная и производственная база, решались кадровые вопросы, разворачивалось проектирование установок. В тот же день, 15 мая 1945 г., было принято постановление ГКО № 8581 сс/ов «О строительстве специальной установки при Лаборатории № 2 Академии наук СССР» (ядерного реактора Ф-1). Техническое руководство строительством поручалось И.В.Курчатову, строительно-монтажные работы – НКВД СССР, проектирование зданий и технический проект установки осуществлялись под руководством академика А.В.Щусева. Л.П.Берия ежемесячно должен был представлять отчет о строительных и монтажных работах в ГКО. На этом этапе в реализации строительства участвовали уже наркоматов и других ведомств232.

В постановлении ГКО № 8582 сс/ов с пометой «хранить наравне с шифром» «Об увеличении производственных мощностей 9-го управления НКВД» устанавливался объем капиталовложений в строящиеся комбинат № 6, завод № 5 и НИИ-9 (в дальнейшем Всесоюзный НИИ неорганических материалов). Строительство последнего предполагалось закончить к 1 января 1946 г.Развитие работ диктовало необходимость создания специального координирующего органа. Взрыв американских ядерных бомб в Хиросиме и Нагасаки потребовал от политического руководства СССР немедленных широкомасштабных действий234.

20 августа 1945 г. принимается важнейшее постановление, имеющее стратегический характер, – Постановление ГКО № 9897 сс/оп (совершенно секретно, особая папка) «О Специальном комитете при ГОКО»235. На Спецкомитет возлагалось «руководство всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана: развитие научно-исследовательских работ в этой отрасли; широкое развертывание базы СССР по добыче урана, месторождений за пределами СССР (в Болгарии, Чехословакии и др. странах)».

Спецкомитет обязывался «организовать промышленность по переработке урана, производству специального оборудования и материалов, связанных с внутриатомной энергией, а также строительство атомно-энергетических установок и разработку и производство атомной бомбы»236.

Возглавил Спецкомитет при ГКО Л.П.Берия. Его заместителем был назначен нарком боеприпасов Б.Л.Ванников. В Спецкомитет вошли государственные и партийные деятели: Г.М.Маленков, Н.А.Вознесенский, В.А.Махнев, М.Г.Первухин, А.П.Завенягин, ученые – И.В.Курчатов, П.Л.Капица.

Для «предварительного рассмотрения научных и технических вопросов... планов научноисследовательских работ и отчетов по ним, а также технических проектов сооружений, конструкций и установок по использованию внутриатомной энергии урана» был создан Технический совет при Спецкомитете.

В Технический совет под председательством Б.Л.Ванникова вошли академики А.И.Алиханов, А.Ф.Иоффе, П.Л.Капица, В.Г.Хлопин, заместители И.В.Курчатова по лаборатории № 2 члены-корреспонденты АН СССР И.Н.Вознесенский и И.К.Кикоин, профессор Ю.Б.Харитон.

Для непосредственного руководства научно-техническими, проектно-конструкторскими организациями и промышленными предприятиями по использованию внутриатомной энергии урана и производству атомных бомб при СНК было организовано Первое Главное Управление при СНК СССР (ПГУ), подчиненное Спецкомитету. Начальником ПГУ был назначен заместитель председателя Спецкомитета Б.Л.Ванников, освобождавшийся от обязанностей наркома боеприпасов (в 1953 г. ПГУ было преобразовано в Министерство среднего машиностроения). Заместителями Б.Л.Ванникова были назначены А.П.Завенягин, Н.А.Борисов, П.Я.Мешик, П.Я.Антропов, А.Г.Касаткин. При ПГУ был создан и свой Научно-технический совет под председательством Ванникова, заместителем председателя совета был назначен И.В.Курчатов.

В годовом балансе Госплана Спецкомитет имел специальную статью «Специальные расходы ГОКО».

ПГУ и подведомственные ему учреждения были подконтрольны только Спецкомитету при ГКО237.

Последний пункт постановления от 20 августа 1945 г. гласил: «Поручить тов. Берия принять меры к организации закордонной разведывательной работы по получению более полной технической и экономической информации об урановой промышленности и атомных бомбах, возложив на него руководство всей разведывательной работой в этой области, проводимой органами разведки (НКГБ, РУКА)»238.

Для строительства ядерных объектов и оборудования лаборатории И.В.Курчатова и других НИИ ГКО использовал оборудование, вывезенное по репарациям из Германии. В частности, ПГУ при СНК СССР передавались оборудование, документация и библиотека лаборатории фирмы «Сименс», «вывезенной из Берлина (Сименсштадт)»239.

Строительство атомных объектов поручалось Главпромстрою НКВД СССР во главе с А.П.Завенягиным.

Разведывательное управление Красной Армии.

О масштабах предполагаемого строительства говорят следующие цифры. Центральное управление военных сообщений Красной Армии обязывалось выделять ежемесячно НКВД СССР для строительства указанных в постановлении промышленных объектов, начиная с сентября 1945 г. по 300 вагонов для перевозки людей, оборудования, технических материалов, леса и продовольствия. Проектирование и изыскательские работы поручались Гидропроекту Главпромстроя НКВД под руководством будущего академика С.Я.Жука.

4 сентября 1945 г. ГКО постановлением № 9968 сс/оп (совершенно секретно, особая папка) передал ПГУ Государственный союзный проектный институт № 11 (ГСПИ-11) наркомата боеприпасов в Ленинграде, куда срочно откомандировывались специалисты, находящиеся в армии и других ведомствах240.

За каждой стройкой постановлений ГКО следовал гигантский труд непосредственных исполнителей, они определяли судьбы десятков тысяч людей, неимоверное напряжение сил всего народа сразу после войны. Выполнялось они жесткими методами и ценой многих человеческих жизней. Драматическими коллизиями была полна жизнь и работа и таких корифеев науки, как И.В.Курчатов и П.Л.Капица.

Конфликт последнего с руководителем атомного проекта Берией едва не стоил ему жизни. Расчет или прихоть Сталина спасли жизнь ученого, но он был устранен от проекта и смещен с поста директора Института физических проблем на долгие 7 лет. Дамоклов меч постоянно висел и над другими участниками проекта.

Документы ГКО говорят о колоссальных усилиях ученых, организаторов науки и промышленности в завершающий период войны в области создания научно-технических, организационных, материальнотехнических предпосылок и условий для решения «атомной проблемы», для создания атомной промышленности, которые дали быстрый положительный результат, способствовали преодолению отставания от мировой науки и техники.

В 1944 г. вошел в строй циклотрон, был получен первый отечественный плутоний, 25 декабря 1946 г.

вошел в строй первый в СССР уран-графитовый реактор Ф-I. На нем была успешно осуществлена первая в СССР и Европе самоподдерживающаяся цепная ядерная реакция и определены физические параметры промышленного реактора.

В 1946 г. при Лаборатории № 2 был организован первый в СССР научно-исследовательский центр по разработке отечественного атомного оружия (КБ-11), который возглавил замнаркома танковой промышленности П.М.Зернов, научным руководителем и главным конструкторов КБ-11 стал Ю.Б.Харитон, подготовившей к 1946 г. задание на первую советскую атомную бомбу.

На Южном Урале, между Кыштымом и Касли в 1946-1948 гг. развернулось строительство плутониевого комбината № 817 (позднее производственное объединение «Маяк») в закрытом городе Челябинск-40.

Главным объектом стройки был промышленный ядерный реактор. Научным руководителем комбината был назначен И.В.Курчатов, директором – сначала П.Т.Быстров, а затем Е.П.Славский, главным конструктором реактора – Н.А.Доллежаль. Кроме реактора, здесь началось строительство радиохимического завода по получению плутония и завода по изготовлению из плутония деталей (полусфер) для первой атомной бомбы. Одновременно строились комбинаты № 813 и 814 для получения высокообогащенного урана – 235. Строительство курировали руководители ПГУ (Б.Л.Ванников, М.Г.Первухин, А.П.Завенягин), от НКВД – замнаркома В.В.Чернышев и уполномоченный Совета Министров СССР И.М.Ткаченко241.

О ходе работ в 1945-1946 гг. вспоминал бывший главный инженер промышленного ядерного реактора В.И.Меркин. Весной 1945 г., несмотря на то, что в Лаборатории № 2 еще не получили цепную реакцию деления ядра на первом экспериментальном реакторе (Ф-1), а только готовились к этому эксперименту, и И.В.Курчатов совместно с будущим научным руководителем первого промышленного реактора И.С.Панасюком интенсивно вел опыты, он поручил В.И.Меркину разработать проект атомного реактора большой мощности. Особое внимание было обращено на создание наземной системы управления процессом ядерного деления, а также защиты людей от образующегося интенсивного радиоактивного излучения.

Проработав ряд вариантов схемы реакторной установки с использованием природного урана:

тяжеловодной, газографитовой и водографитовой, оценив возможности промышлености, а также научный и технический опыт наших ученых и инженеров, «мы пришли к заключению, – вспоминал В.И.Меркин, – что первые две схемы мало реальны. Гораздо более перспективной выглядела водографитовая схема в качестве основы для будущего производственного реактора... С лета 1945 г. все усилия группы, возглавляемой Игорем Васильевичем, были сосредоточены на дальнейшей разработке и исследовании водографитовой системы на природном уране. Важность и срочность работ, направленных на создание атомного котла, стала особенно очевидной после бомбардировки самолетами США японских городов Хиросима и Нагасаки в августе 1945 г. Бесчеловечная акция дала старт атомному шантажу и холодной войне, развернувшимся против наше страны»242.

Немедленно в лабораторию № 2 прибыли кураторы «ядерного проекта» – М.Г.Первухин, Б.Л.Ванников, А.П.Завенягин, чтобы познакомиться с результатами работы ученых. Были приняты меры для развития работ, в которых принимали участие ученые и инженеры В.В.Гончаров, П.И.Шестов, Н.С.Богачев, И.С.Панасюк, И.И.Гуревич, В.С.Фурсов, Б.В.Курчатов, Б.Г.Дубовский, Н.Ф.Правдюк, М.И.Певзнер, М.С.Козодаев, С.А.Скворцов, В.И.Меркин, Ю.А.Прокофьев и др. В проектировании реактора участвовали главный конструктор Н.А.Доллежаль, А.И.Гутов, А.А.Черняков, П.А.Деленс, А.С.Абрамов, Н.П.Мельников, А.С.Елян, Ю.Н.Кошкин, Ф.Г.Прохоров и др. Проект был в основном завершен к концу 1946 г., а в 1947 г. – все «рабочие чертежи уже находились в производстве на заводах»243.

В проекте промышленного реактора был учтен опыт пуска экспериментального физического реактора Ф-1, который подтвердил правильность расчетов. Поэтому проект промышленного реактора не потребовал существенной корректировки и незамедлительно было начато его строительство.

Б.Л.Ванников, Е.П.Славский, И.В.Курчатов оперативно решали организационные и технические вопросы строительства. Необычайный энтузиазм всех участников стройки позволил в мае 1948 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.