WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 18 |

11 февраля 1943 г. ГКО принял решение «Об организации научно-исследовательских работ по использованию атомной энергии». И.В.Курчатов, молодой энергичный физик-ядерщик, в начале войны занимавшийся оборонными работами на флоте – противоминной защитой кораблей, а с декабря 1941 г. – проблемами танковой брони, осенью 1942 г. был отозван из Казани в Москву и назначен научным руководителем урановой проблемы в СССР. На первых этапах куратором этих работ был член ГКО В.М.Молотов, а затем заместитель председателя ГКО Л.П.Берия. К организации работ были привлечены руководители наркоматов и ведомств. На заместителя председателя СНК СССР и наркома химической промышленности М.Г.Первухина возложена задача координации работ и оказания им всесторонней помощи.

Еще в ноябре 1942 г. И.В.Курчатов подготовил записку о возобновлении ядерных исследований и после рассмотрения ее в ГКО вместе с Ю.Б.Харитоном, Я.Б.Зельдовичем, А.И.Алихановым, И.К.Кикоиным, Г.Н.Флеровым разработал мероприятия, необходимые для их начала210.

Из записки И.В.Курчатова на имя М.Г.Первухина от 3 июля 1943 г. следует, что к тому времени ему были известны основные результаты 237 работ по урану, из общего перечня выполненных в США к тому времени 286 работ, 29 работ по уран-графитовому котлу. Это привело его к выводу, что работы там вступили в фазу отработки технического проекта уран-графитового котла. Курчатов был, по-видимому, на этом этапе одним из немногих, если не единственным из ученых, кто был допущен к данным научнотехнической разведки, писал по ним обстоятельные обзоры, должен был выделять из них рациональное зерно и давать конкретные задания разведке211.

12 апреля 1943 г. в Москве для исследований в области ядерной проблемы была организована Теплотехническая лаборатория № 2 АН СССР во главе с И.В.Курчатовым (ныне Федеральный научный центр «Курчатовский институт»), которая располагалась вначале в здании Сейсмического института, а весной 1944 г. получила новое здание Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ) в районе Покровское-Стрешнево, где работало 50 сотрудников212, 29 сентября 1943 г. 40-летний Курчатов был избран в АН СССР. Он привлек к исследованиям крупных ученых Л.М.Неменова, М.С.Козодаева, И.Я.Померанчука, И.Е.Тамма, Б.В.Курчатова, И.И.Черняева, И.С.Панасюка, В.Г.Хлопина и др.

Для СССР 1943 г. явился годом решающих организационных мер в области «атомной проблемы», – так писал спустя 40 лет президент АН СССР А.П.Александров: «Пожалуй, именно 1943 г. явился решающим не только в войне, но и в атомной проблеме. Начались работы по всему фронту огромного плана, в них уже принимали участие крупнейшие руководители разных секторов промышленности – Б.Л.Ванников, М.Г.Первухин, В.А.Малышев, А.П.Завенягин, Е.П.Славский. Сам же Курчатов сформировал не только фронт работ по решению задачи создания атомной бомбы, но и по проектированию ускорителей для исследований по физике ядра, по разведочным работам в области атомной энергетики и первоначальным поискам в области термоядерных реакций»213.

Развернулась гигантская, невиданная по масштабам организационная и научно-техническая работа в области «атомной проблемы». На базе предвоенных достижений ядерной и космической физики, радиохимии, физической химии и других наук начались исследования в этой области, поиски радиоактивного сырья, разработка методики получения чистого графита и одновременно проектирование и организация необходимых производств. Это повлекло за собой огромный комплекс научнотехнических проблем, которые надо было немедленно решать, возникновение и развитие научных направлений и новых отраслей промышленности.

Взять на свои плечи разрешение такой грандиозной задачи ученые смогли потому, что был создан солидный задел в решающих отраслях науки в предвоенные и отчасти в военные годы. СССР имел достаточно высокий уровень организации научных исследований и развития науки в различных ее областях, достаточно высокий уровень организации экономики, высшего образования, кадры научных, научно-технических работников, квалифицированных рабочих. «Ядерная проблема» стала испытанием всех научных, организационных, технических сил государства, испытанием для его экономики в целом.

ГКО направлял все работы в этой области. Разворачивались широким фронтом поиски уранового сырья.

К концу 1943 г. при участии академиков В.И.Вернадского, В.Г.Хлопина, А.П.Виноградова, а также К.А.Ненадкевича, Л.В.Комлева, И.Е.Старика, работников Комитета по делам геологии, Всесоюзного института минерального сырья был намечен план работ по урану. В Москве (Б.В.Курчатов), в Ленинграде (В.Г.Хлопин) развернулись поиски методов получения отечественного плутония – главного элемента атомной энергетики.

Еще в начале 1943 г. Л.М.Неменов организовал перевозку из Ленинграда в Москву деталей оборудования циклотрона, смонтированного до войны в ЛФТИ, а затем возглавил сооружение циклотрона для получения первых почти невесомых количеств трансуранового элемента – плутония. Начались разработки технологии его выделения и металлургической обработки. Циклотрон вошел в строй в 1944 г., а 25 сентября 1944 г. впервые в СССР из циклотрона (М-1) был выведен наружу пучек дейтонов214.

В общих чертах сложился план осуществления цепной реакции в «урановом котле». Опираясь на данные научно-технической разведки и собственные исследования, ученые выбрали уран-графитовую модель первого советского реактора Ф-1 (физический первый).

Но создание реактора для управляемой цепной реакции упиралось в решение сложнейших научных и научно-технических проблем: в разработку детальной теории реактора и ее экспериментальную проверку;

получение сотен тонн графита высочайшей чистоты; получение десятков тонн металлического урана. В СССР ни тот, ни другой никогда не производились215. Это надо было сделать в кратчайшие сроки в условиях тяжелейшей войны.

Исследовательские работы развернулись сразу во всех направлениях. Еще в 1942 г. Я.Б.Зельдович, И.Я.Померанчук, И.И.Гуревич, В.С.Фурсов, С.М.Фейнберг, Ю.Б.Харитон провели расчеты различных условий возникновения незатухающей цепной реакции деления урана-235216.

К октябрю 1943 г. был смонтирован прибор для регистрации нейтронов, к ноябрю – получены первые 3,5 т графита. Опыты проводились под руководством И.В.Курчатова, И.С.Панасюка, Г.Н.Флерова, В.А.Давиденко. На основе их экспериментов были сформулированы требования к чистоте графита, которая должна была быть значительно выше, чем у алмаза. Центральной задачей было получение 25-т металлического урана и нескольких сотен тонн графита высокой чистоты, необходимых для цепной ядерной реакции. Разработкой новой технологии получения чистейшего графита были заняты наряду с сотрудниками лаборатории под руководством В.В.Гончарова и Н.Ф.Правдюка коллективы, руководимые академиками А.П.Виноградовым, И.И.Черняевым, членами-корреспондентами АН СССР А.А.Бочваром, Р.С.Абарцумяном. Графит был получен объединенными усилиями ученых разных специальностей и заводских работников. В октябре 1945 г. под руководством В.В.Гончарова и Н.Ф.Правдюка и руководителей Московского электродного завода начался выпуск графита для реактора.

Бывший нарком цветной металлургии П.Ф.Ломако вспоминал, что наркомату «было поручено в самые сжатые сроки разработать технологию и организовать производство специальных марок малозольного графита...Хорошо помню эту трудную пору. Ежедневно мне вместе с Е.П.Славским приходилось бывать на Московском электродном заводе, где возводились новые цехи, решать множество возникавших по ходу дела задач... Неоценимую помощь оказывали нам академики И.В.Курчатов и А.П.Александров.

Строительство вели своими силами так называемым подрядным способом... Графитовые блоки для первых реакторов были выданы в установленные срок. За успешное решение этой проблемы Г.К.Банникову, Н.И.Александрову, В.Н.Маслову, А.В.Котикову, В.В.Гончарову, Н.Ф.Правдюку позднее была присуждена Государственная премия»217.

В конце 1944 г. в Государственном институте редких металлов (Гиредмет) Наркомцветмета под руководством Н.П.Сажина и З.В.Ершовой были получены первые порции чистого металлического урана, а в конце 1945 г. принято решение об организации его заводского производства218.

Советские ученые приступили к решению атомной проблемы тогда, когда в США в глубокой тайне уже была осуществлена в декабре 1942 г. под руководством итальянского физика-эмигранта Э.Ферми цепная реакция в первом исследовательском реакторе СР-1, построенном в Чикагском университете.

Первые эксперименты с графитом прошли в апреле-мае 1940 г., и тогда же вся деятельность в этой области была засекречена. Первый промышленный реактор в США был пущен в Ханфорде в 1945 г.Такие сроки потребовались стране с высокоразвитой индустрией и наукой, не пострадавшими от войны, сконцентрировавшей на решении этой проблемы усилия не только американских, но и многих выдающихся ученых Европы, эмигрировавших в США в годы фашистской диктатуры в Германии.

Организация исследований в СССР на первых порах не могла удовлетворить И.В.Курчатова, так как из данных разведки он знал, какой размах приняла работа в США. 29 сентября 1944 г. он писал Л.П.Берия: «В письме т.М.Г.Первухина и моем на Ваше имя мы сообщали о состоянии работ по проблеме урана и их колоссальном развитии за границей...вокруг этой проблемы создана невиданная по масштабу в истории мировой науки концентрация научных и инженерно-технических сил, уже добившихся ценнейших результатов.

У нас же, несмотря на большой сдвиг в развитии работ по урану в 1943-1944 году, положение дел остается совершенно неудовлетворительным...

Зная Вашу исключительно большую занятость, я все же... решился побеспокоить Вас и просить Вас дать указание о такой организации работ, которая бы соответствовала возможностям и значению нашего Великого Государства в мировой культуре»220.

3 декабря 1944 г. последовало постановление ГКО № 7069 сс «О неотложных мерах по обеспечению развертывания работ, проводимых лабораторией № 2 Академии наук СССР»221. ГКО сосредоточивал в Москве исследовательские группы, которые работали в этой области, переводя их из Ленинграда и Свердловска (лаборатория И.К.Кикоина). Более 20 руководителям наркоматов и главков предписывалось «лично принять меры, обеспечивающие поставку НКВД СССР, на который было возложено строительство лаборатории № 2 Академии наук СССР, оборудования, приборов, инструментов, материалов и товаров, о выполнении поставок докладывать ГОКО (т.Берия) два раза в месяц». В планах материально-технического снабжения Госплана лаборатория № 2 АН СССР выделялась отдельной строкой. Все здания и сооружения передавались НКВД, в недельный срок с территории ВИЭМ выселялись все предприятия и рабочие других наркоматов и ведомств. На строящийся механический завод и КБ при лаборатории № 2 направлялся спецконтингент (заключенные).

В пункте 9 постановления говорилось: «Обязать акад. Курчатова И.В. в месячный срок разработать план научно-исследовательских и экспериментальных работ в области использования урана на 1945 г. и представить на утверждение ГОКО. В пункте 10: «Возложить на Берия Л.П. наблюдение за развитием работ по урану»222.

В приложении № 3 к постановлению ГКО Промстройбанк обязывался вести строительство лаборатории № 2 АН СССР «без проектов и смет по единичным расценкам, составляемым в ценах года строительства, согласованных с финансирующим филиалом банка»; Наркомвнешторг – передать НКВД СССР завод по производству деревянных строительных деталей «из первого поступления указанных фондов по репарации из Финляндии».

Рабочие, инженерно-технические работники, служащие, механизмы и автотранспорт, занятые на строительстве лаборатории № 2 АН СССР, освобождались от мобилизаций. 27 наркоматов и ведомств обязывались поставлять оборудование, приборы, инструмент для строительства лаборатории. Фонды, выделенные лаборатории, запрещалось аннулировать до полной их реализации, реализация фондов возлагалась на аппарат НКВД СССР. Уже в декабре 1944 г. предлагалось заказать за границей приборы, оборудование, научно-техническую литературу на 200 тыс. долл., выделить лаборатории 16 импортных металлорежущих станков.

Не забыты были и неотложные нужды поизносившихся научных сотрудников. Для работников лаборатории предлагалось выделить 50 комплектов пальто, костюмов, 70 пар обуви и т.д. Лаборатории выделялись 4 «Студебеккера», 4 «Виллиса», 3 легковых автомашины и т.д.223 В закрытых магазинах производилось обслуживание семей работников лаборатории № 2.

8 декабря 1944 г. ГКО принимает постановление № 7102 сс/ов (совершенно секретно, особой важности) «О мероприятиях по обеспечению развития, добычи и переработки урановых руд», ставя это «как важнейшую государственную задачу». На НКВД СССР была возложена разведка урановых месторождений, добыча и переработка урановых руд, строительство и эксплуатация рудников и обогатительных фабрик на существующих и вновь открывающихся урановых месторождениях, строительство и эксплуатация заводов по переработке урановых руд и концентратов, разработка технологии получения металлического урана. Все это передавалось из ведения Наркомцветмета к января 1945 г. в ведение НКВД. Замнаркома НКВД А.П.Завенягин обязывался к 1 февраля 1945 г.

подготовить предложения по добыче урановых руд, производству урана и строительству урановых рудников и заводов на 1945 г.В составе Главного управления лагерей горнометаллургических предприятий НКВД СССР было организовано управление по урану, так называемое «Спецуправление НКВД СССР». В системе этого наркомата был создан и научно-исследовательский институт по урану, получивший первоначальное название «Институт специальных металлов НКВД», который должен был изучать сырьевые ресурсы и разрабатывать методы добычи и переработки урановых руд на урановые соединения и металлический уран. Предполагалось построить в районе Москвы завод по производству урановых соединений и металлического урана.

Таким образом, проблемы организации научных исследований и организации промышленности решались параллельно в ходе войны и «невидимого» соревнования с противником и союзниками в решении атомной проблемы.

Замнаркома НКВД А.П.Завенягину и наркому цветной металлургии П.Ф.Ломако в 15-дневный срок предлагалось дать свои предложения по организации института и завода, которые затем должны были быть утверждены членами ГКО А.И.Микояном и Л.П.Берия. А.И.Микоян курировал закупки импортного оборудования для лабораторий и урановых предприятий. Спецуправление НКВД должно было снабжать ученых иностранной справочной научно-технической литературой. В его распоряжение ГКО выделило автомобилей, 4 самолета. По особым спискам из армии и флота демобилизовались специалисты для работы в научно-исследовательских учреждениях и предприятиях Спецуправления НКВД и Лаборатории № 2 АН СССР225.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.