WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 20 |

Ни в одной стране, кроме СССР, в танкостроении еще не применялась автоматическая сварка под флюсом. В США ее стали осваивать только в последние месяцы войны. Е.О.Патон писал, что «нашей основной заслугой я считал то, что мы настойчиво и упорно, преодолевая трудности и препятствия, а иногда косность и пассивность, внедряли новый скоростной метод сварки в оборонную промышленность... Тесное содружество с заводами заставило нас действовать быстрее, энергичнее и гораздо инициативнее. За три года войны мы выполнили работу, на которую в мирных условиях ушло бы 8-10 лет»240. Сын Е.О.Патона Б.Е.Патон писал в год 40-летия Победы над фашизмом: «...Автоматы сварили четыре миллиона метров швов, тем самым удалось сэкономить пять миллионов киловатт-часов электроэнергии, а трудоемкость изготовления корпуса танка снизилась в пять раз. Только на Уральском танковом освободилось 250 сварщиков. К концу войны заводы страны выпускали, используя автосварку, до тридцати тысяч тяжелых и средних танков и самоходных орудий ежегодно». Институт электросварки ни на минуту не прекращал вместе с заводами научной работы, создавая задел знаний. «Тогда же, – продолжал он, – были поставлены и решены принципиальные для дальнейшего развития сварки под флюсом вопросы». Изучение физических основ процесса шло параллельно с созданием оборудования и изысканием новых сварочных материалов, разработкой разновидностей процесса, испытанием надежности сварных соединений и т.п. В военные годы родилась идея шланговых полуавтоматов и других распространенных ныне установок. Опыт ученых был обобщен в книгах Е.О.Патона «Скоростная автоматическая сварка под слоем флюса» и «Руководство по сварке бронеконструкций», а также Б.Е.Патона и А.М.Макары «Экспериментальное исследование процесса автоматической сварки под слоем флюса»241.

Таким образом, на примере внедрения скоростной автоматической сварки мы видим, как нужды фронта потребовали поиска новых технических решений, новых изобретений и двинули вперед развитие оборонных отраслей техники. Реализация этого стало возможной благодаря целеустремленности ученых, огромному труду, преодолению ведомственных и психологических барьеров, бескомпромиссности в отстаивании своих позиций и убеждений.

Важную роль в научно-техническом прогрессе оборонной промышленности сыграло внедрение нового метода получения кислорода. В связи с развитием производства в металлургической, химической, авиационной, танковой промышленности, промышленности боеприпасов и взрывчатых веществ неизмеримо выросла потребность в кислороде. Старые методы его получения путем применения поршневых установок не могли ее удовлетворить.

Изучая проблему с 1936 г., акад. П.Л.Капица выдвинул «по аналогии с теплотехникой, турбинный метод и получение кислорода основывал на циклах низкого давления». Он создал установку для сжижения воздуха и получения кислорода из воздуха, основанную на турбодетандере. Турбодетандер П.Л.Капицы «предопределил развитие во всем мире современных крупных установок разделения воздуха для получения кислорода»242. В 1938 г. он запатентовал свои изобретения. Встретив резкую критику советских и немецких инженеров и поддержку американских, он сумел реализовать вою идею в условиях войны, построив промышленную установку трубинного типа243. К началу войны были созданы опытные установки.

Накануне войны, в июне 1941 г., П.Л.Капица в отчете о жидком кислороде писал: «В свободное время мы заканчиваем у нас в институте опыты с трехгенераторной установкой... После этого мы пустим нашу кислородную установку в постоянную эксплуатацию, так как стране сейчас очень нужен жидкий кислород, и даже наши маленькие две установки могут дать 10-15% московской продукции». Эти установки с начала войны стали снабжать дефицитным кислородом танковые заводы, госпитали, авиационные части. Институт физических проблем был эвакуирован в Казань, где работали академические институты физикохимического цикла, а промышленные установки строились в Москве – на Автогенном заводе, а затем в Балашихе под Москвой. Работы по получению жидкого воздуха и жидкого кислорода велись параллельно в Казани и Москве, и сотрудники посылались по спискам на «горящие» участки работы. Сам ученый разрывался между Казанью и Москвой, затрачивая огромную энергию для внедрения своего изобретения в промышленность. П.Л.Капица постоянно писал В.М.Молотову, Г.М.Маленкову и И.В.Сталину, требуя продвинуть то или иное конкретное мероприятие. Работы в 1943 г. достигали большого размаха и упирались в организационные вопросы, весьма сложные в условиях войны.

Расширение масштабов получения кислорода для производства взрывчатых веществ и промышленности, а также трудности, переживаемые при внедрении кислорода в промышленность, побудили П.Л.Капицу ходатайствовать о создании специального главка для реализации этого.

6 апреля 1943 г. он писал В.М.Молотову: «Многоуважаемый Вячеслав Михайлович,... четыре года тому назад мы осуществили установку жидкого воздуха на новом принципе... Два года тому назад мы осуществили кислородную, которая может стать передвижной, но, несмотря на постановление Экономсовета, ни одна из них не внедрена. Теперь мы осуществили установку для жидкого кислорода, по масштабам равную самым крупным заводским установкам, но есть ли шансы, что она будет внедрена...

Все это время я был погонщиков мулов, а в руке у меня не было не только палки, но даже хворостинки.

Поэтому полагаю, что в той или иной форме мне нужно дать официальную власть, чтобы я сам мог руководить вопросами внедрения в производство. И тогда, несмотря на то, что мне на это время придется сократить мою научную работу, у меня будет взамен удовлетворение видеть наши установки внедренными»244.

Предложения Капицы были рассмотрены и 8 мая 1943 г. по постановлению ГКО было создано Главное управление кислородной промышленности при СНК СССР, а П.Л.Капица был назначен начальником Главкислорода245. Объединение научного и технического руководства в одном лице способствовало ускорению внедрения кислорода в различные отрасли промышленности.

В Москве был построен завод кислородного машиностроения, в Балашихе под Москвой – крупная установка (объект № 2) ТК-2000, которая была апробирована 20 октября 1944 г.13 ноября 1944 г. Капица написал отчет секретарю ЦК ВКП(б) Г.М.Маленкову о пробном пуске установки. Это замечательный документ по истории отечественной техники – результат размышлений ученого над значением важного шага в технике, популярно изложенных для грозных «высших инстанций». «Балашиха, – писал он, – это опыт постройки жидкостной кислородной установки, работающей на новом турбинном принципе и в первый раз осуществленной в масштабе, недостижимом прежними методами [...] В случае удачного завершения Балашихинского опыта мы сделаем шаг вперед, подобный тому, который был сделан, когда паровая турбина открыла возможность получать мощности в одном агрегате – в несколько раз большие, чем это можно было достигнуть с помощью предшествовавших ей поршневых машин [...] Это есть, по-видимому, пример одного из общих законов развития техники. Он заключается в том, что развитие и интенсификация технических процессов неизменно идут по пути вытеснения периодических процессов непрерывными, начиная с передвижения шагами, которое интенсифицировалось, но не ходулями или прыжками, а путем внедрения колеса. Весло заменяется пропеллером, печатный станок – ротационной машиной, периодически двигающийся поршень паровой машины – непрерывно вращающимся ротором турбины и так далее. Поэтому основным тезисом наших дерзаний является то, что кислородная проблема для больших мощностей, требуемых металлургией, газификацией, химией, тоже решается только турбокислородными установками.

Следовательно, пуск Балашихи первым делом должен быть опытной проверкой принципа осуществимости турбокислородных установок в большом масштабе»247. Балашихинская установка, подчеркивал П.Л.Капица, должна давать в 6-7 раз больше кислорода, чем самые крупные зарубежные жидкостные установки. Эта установка представляла собой увеличение в 100 раз машины, изученной в лаборатории Института физических проблем.

«...От реальных результатов пуска Балашихи зависело, – писал он, – все будущее того направления кислородной проблемы, на которое мы поставили карту [...] Поэтому для меня пуск Балашихи, происшедшей 20 октября с.г., был решающим моментом будущего развития кислородной проблемы.[...] На Балашихе первым делом проверяются не конструктивные качества, а новый принцип. Подтверждением этому служит хотя бы сам процесс первого пуска[...] После первого пуска Балашихи, – продолжал он, – считаю для себя, что стратегическая кампания за большие турбокислородные установки выиграна, и в этом будущее кислородной проблемы. Теперь это нужно зафиксировать тактическими успехами, чтобы победа была понятна каждому и ощущалась нашей промышленностью»248. Установка дала в 3-4 раза больше жидкого кислорода в час, чем самые большие машины поршневого типа.

Капица участвует в создании кислородной промышленности не только как ученый и изобретатель, но и как государственный деятель, реализующий научно-техническую политику государства, как организатор науки и промышленности, что характерно для военных лет. Его диалог с властью раскрывает его прозорливость и понимание роли науки в жизни передовой державы, роли государства в судьбах науки и техники.

К началу 1945 г. были пройдены определенные важные этапы в решении кислородной проблемы.

П.Л.Капица, которого Г.М.Маленков обещал ежемесячно принимать для обсуждения этой проблемы, неуклонно бомбардирует его и И.В.Сталина письмами. Капица не только энергично пытается продвинуть решение этой научно-технической и народнохозяйственной проблемы, но и одновременно растолковывает «вождям» ее суть, пытаясь «заразить» руководство страны своим энтузиазмом, попутно обращаясь к истории русской науки, осуществляя своеобразный «ликбез» в этой области.

Еще 13 октября 1944 г. он писал И.В.Сталину, жалуясь на недостаточное внимание к этой кардинальной научно-технической проблеме, и аргументировал ее важность так: «Интенсификация процессов кислородом – это громадная проблема. Она затрагивает все ведущие отрасли хозяйства. ее можно решить, только если все, от мала до велика, почувствуют ее значение. Главное, мне думается, что нужно еще, чтобы мы все поняли, что только путем своей новой советской техники мы можем выиграть мир, а это задача дня. Ведь нашу победу мы можем закрепить только техническим и культурным превосходством. Но многие у нас все еще не верят по-настоящему в наши творческие силы и предпочитают путь надежного подражания другим странам. Тут нужна пропаганда [...] Товарищ Маленков – он внимателен, старается помогать, быстро ориентируется в вопросах, видит средство, но увлечен ли он проблемой кислорода Я не раз думал над этим. Если бы кислородная проблема как большая государственная задача его захватила, разве нужно было бы каждый раз неделями ждать приема Если бы кислородная проблема его увлекала, разве ему не интересно было бы посмотреть завод, машины, а я не раз говорил об этом. Но если таких крупных людей у нас не увлекает новая проблема, то как к ней будут относится другие»249. Капица в своих размышлениях выходит на общефилософские вопросы и проблемы организации науки и техники. «Новая техники – ведь это победа над природой. Как во всякой борьбе в ней одно из главных – нужна страсть. Ведь по-настоящему мы стали быть немцев, когда каждый из нас на них осерчал. Развитие большой технической проблемы, – продолжал он, – это не личное дело, а дело общества, а у нас государственное»250.

20 января 1945 г. он опять пишет Сталину: «Еще три этапа кислородной проблемы пройдены и должны начаться новые.

Первый этап: построена и начала снабжать московские заводы Балашиха. В ближайшее время ее будут принимать. Пройдет, конечно, некоторое время на освоение этой установки, к тому же ее продукцию не так легко будет поглотить. Она дает в два-три раза больше кислорода, чем давали все заводы Москвы [...] Уже сейчас Балашиха дает 40 тонн жидкого кислорода в сутки. (За это время она могла бы наполнить жидким кислородом 8-10 ракетных снарядов ФАУ-2). Это примерно 1/6 производства кислорода в Союзе. Сейчас у нас работает около 400 установок.

Балашиха в одном агрегате делает в шесть-восемь раз больше жидкого кислорода, чем крупнейшие из советских установок прежней системы. Крупнее пока известна, считавшаяся рекордной, только установка во Франции (Клода), но и та по производительности меньше Балашихи в 3-4 раза»251.

Турбинный метод позволил строить компактно, просто и дешево. Это оказалось под силу советской технике: за год с небольшим во время войны; так как были созданы кадры специалистов, завод № (Автогенный), соответствующее конструкторское бюро.

«Второй этап решения кислородной проблемы, – писал Капица, – это создание Технического совета, который обобщил материалы по решению проблемы кислорода в мире, и оказалось, что есть четкое представление о перспективах его применения. Задержка во внедрении кислорода происходила из-за отсутствия простого и надежного метода его получения в больших количествах. Но турбинный метод решает эту проблему. Если это так, то можно ждать, что следующие отрасли промышленности будут затронуты: чугун, сталь, марганец, никель, медь, цинк, алюминий, золото, флотация руд, бумага, азотная, серная, фосфорная кислоты, цемент, газификация угля, торфа, т.е. не менее половины всей промышленности... кислород ведет не только к удешевлению, которое не более 10-20%, но главное к интенсификации, т.е. получению на том же оборудовании, с тем же персоналом в 1 1/2 – 2 раза больше продукции. В ряде случаев качество продукции повышается. Более подробно это все можно найти в бюллетене Главкислорода (первый том которого прилагаю)»252. (Первый том бюллетеня «Кислород» содержал подробную аргументацию его выводов в выступлениях крупнейших специалистов в соответствующих отраслях промышленности).

«Третий этап, – продолжал Капица, – академик Бардин с группой инженеров закончил проект металлургического завода на кислородном дутье... Опытная домна, которая пускалась на Чернореченском заводе, и [домна] в Днепропетровске (ДЗМО) дали Бардину достаточно данных, чтобы спроектировать кислородно-металлургический комбинат на Косогорке (Тула)». По расчетам, чугун будет на 15% дешевле и рабочих будет в два раза меньше.

«Таким образом, – резюмировал П.Л.Капица, – кислородная проблема разрастается. Вместе с этим все острее становится вопрос о проведении идейного руководства ряда отраслей промышленности, а для этого отсутствуют необходимые возможности, пока не за что ухватиться. Это ведь не внедрение отдельного изобретения, это мобилизация наших творческих технических сил и создание возможностей для их целеустремленного развития.

Сегодня перед нами стоят четыре основных задачи:

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.