WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 20 |

В.Г.Федоров обобщил материалы по проектированию и изготовлению автоматического стрелкового оружия в своих работах «Автоматическое оружие», «Основания устройства автоматического оружия», А.А.Благонравов создал капитальный труд по проектированию, расчету и конструированию автоматического стрелкового оружия «Основания проектирования автоматического оружия» (1932 г., переиздан в 1934 и 1940 г. и не потерял своего значения и десятилетия спустя), а также книгу «Материальная часть автоматического стрелкового оружия».

Трудный путь прошли в довоенные годы конструкторы стрелкового оружия. К 1930 г. главным оружием стрелковых частей была модернизированная винтовка С.И.Мосина образца 1891 г., которая прослужила всю войну. В 1941 г. было выпущено 2,5 млн., в 1942 г. – 4 млн. винтовок. Накануне войны были сконструированы противотанковое ружье В.А.Дегтярева, самозарядная винтовка и противотанковое ружье С.Г.Симонова. Массовым видом оружия стал пистолет-пулемет Г.С.Шпагина.

В начале июля 1941 г. Дегтяреву и Симонову было дано задание создать противотанковое ружье. В кратчайшие сроки были сконструированы и освоены заводами однозарядное противотанковое ружье ПТРД (Дегтярева) и пятизарядное противотанковое ружье ПТРС (Симонова)174. Противотанковые ружья использовались для борьбы с пулеметными точками противника, снижающимися самолетами, при обстреле амбразур дотов и дзотов.

Несмотря на многие трудности (тормозом в конструировании автоматического оружия было сохранение штатного патрона образца 1908 г.) в довоенный период была создана для Красной Армии почти вся гамма автоматического стрелкового оружия, писал в своих мемуарах Б.Л.Ванников. Среди них:

7,62 мм пистолет-пулемет Дегтярева (ППД-34). В 1940 г. ему был придан магазин в 71 патрон. Он был надежен, живуч, превосходил аналогичные конструкции того времени. В 1941 г. на вооружение Красной Армии был принят еще более совершенный пистолет-пулемет Г.С.Шпагина (ППШ-41), ставший одним из самых популярных видов оружия для разведчиков, танкистов, связистов.

Большое внимание политическое и военное руководство уделяло работам над самозарядной винтовкой, но из-за неудачных испытаний винтовки С.Г.Симонова на вооружение была принята менее совершенная конструкция Ф.В.Токарева, которую поддержали Сталин и военные руководители.

Сложившаяся внешнеполитическая обстановка заставляла ученых и конструкторов трудиться с полной отдачей сил, пристально следить за всеми новинками военной техники воюющих государств, за боевым применением оружия в начавшейся второй мировой войне. Но трудности, с которыми они сталкивались, усугублялись и некомпетентностью, которую подчас проявляло политическое и военное руководство, и той обстановкой репрессий, подозрительности, которая сложилась в 30-е гг. Отрицательно сказывались на темпах внедрения новой техники, новых образцов оружия и аресты руководителей промышленности и инженерно-технических работников. Несмотря на эти огромные трудности и постоянную угрозу ареста, основную задачу советские ученые и конструкторы выполнили с честью.

Благодаря самоотверженному труду советских ученых, конструкторов, инженерно-технической интеллигенции Красная Армия получила все важнейшие виды современного оружия, стоящие на уровне или превосходящие по своим технико-тактическим качествам зарубежные образцы.

Б.Л.Ванников так оценил труд ученых и конструкторов: «В подавляющем большинстве среди наших конструкторов и ученых были скромные и талантливые люди, не поддавшиеся соблазнам высокого положения и славы. Они преуспевали как настоящие творцы научно-технического прогресса, и их имена неизгладимо вошли в историю науки и техники, в летопись создания советского вооружения»175.

Однако большой урон научно-организационному, хозяйственному, техническому руководству развитием военной техники нанесла текучесть кадров, особенно административного и технического персонала. «Несправедливое массовое отстранение квалифицированных работников промышленности и военно-технических управлений в центральных аппаратах и на периферии, замена их недостаточно опытными кадрами нанесли немалый ущерб оборонной индустрии и вооруженным силам в период развернутых работ по перевооружению Красной Армии»176.

Наращивание производства передовой военной техники с целью достижения превосходства над противником было результатом четкой и гибкой организации и координации научно-исследовательской работы в области военной техники. Сосредоточение КБ на соответствующих заводских промышленных базах на востоке страны позволило ученым и конструкторам быстро реагировать на запросы фронта и промышленности, оперативно усовершенствовать, модернизировать и создавать новые образцы вооружения. Исполнительные органы ГКО в лице наркоматов и научно-технических советов осуществляли руководство определенными отраслями научно-технической работы. Кураторами науки и военного производства выступали члены политбюро, члены ГКО В.М.Молотов, Г.М.Маленков, Л.П.Берия, Н.А.Вознесенский, А.И.Микоян и другие.

В каждой отрасли военной промышленности действовали крупные коллективы ученых и конструкторов, которые совместными усилиями разрабатывали научно-техническую политику в области вооружения. Конструкторские бюро и опытный завод и завод, производивший серийную продукцию, как правило, были организационно объединены. Весной 1942 г. были созданы Центральное танковое КБ с опытным заводом при нем, в конце 1942 г. на головном заводе – Центральное артиллерийское КБ во главе с В.Г.Грабиным, Завод-институт радиолокационной аппаратуры, впоследствии преобразованный в Институт радиолокационной аппаратуры с соответствующим заводом, Инженерный комитет и т.д.Исследования отраслевых КБ и НИИ базировались на фундаментальных исследованиях ученых АН СССР, военных академий и вузов, головных институтов, отраслевых наркоматов. Создавались и перспективные конструкции. Уже в 1943 г., писал В.Клевцов, это позволило «завершить работу над системой вооружений, которая в наибольшей степени соответствовала характеру завершающих операций второй мировой войны и начальному этапу послевоенного времени»178.

В 1943 г. коллективами ученых и конструкторов ЦАГИ, ЦИАМ, ЦИАТИМ, центральных специальных и особых конструкторских бюро при заводах было создано новое поколение модернизированных образцов военной авиатехники. В основе новых конструкций лежали фундаментальные достижения отечественной авиационной науки и техники, скрупулезное изучение техники противника и союзников.

Важную роль играли организационно-технические условия для внедрения новых образцов, ежедневный контроль со стороны партийных и государственных органов, пристальное внимание к проблемам авиатехники, организационное единство ведущих КБ и заводов, производящих серийную технику, обновление с 1943-1944 гг. материально-технической базы для научных, конструкторских и опытных работ.

Возвращение ЦАГИ из эвакуации и введение в строй не имевшей себе равных аэродинамической трубы околозвуковых скоростей в Подмосковье (ныне город Жуковский) позволили с 1943 г. испытывать новые конструкции в условиях, аналогичных естественному полету. Это выдающееся инженерное сооружение давало возможность быстро устранять дефекты аэродинамики новых конструкций. Труды ученых, связанные с расчетами и конструированием самолетов, – С.А.Христиановича, М.В.Келдыша, А.А.Дородницына, Л.Г.Лойцянского, Н.Е.Кочина, Г.П.Свищева, В.С.Пышнова, И.В.Остославского и многих других служили теоретической базой работы конструкторов. Передовой опыт в области конструирования и испытания новых конструкций был обобщен на научно-технической конференции Наркомата авиационной промышленности в феврале 1943 г. Эффективные меры научноорганизационного характера способствовали перевооружению авиации. Истребители первого поколения Як-1, Як-7, ЛАГГ-3, МиГ-3 получили подкрепление в виде новых образцов – Як-3, Як-9, Ла-5, Ла-7.

Дальность полета истребителей увеличилась до 1500 км, скорость – на 20-30% и достигла околозвукового порога. Были созданы модификации конструкций Ильюшина – Ил-4, Ил-10, Петлякова – Пе-3, Пе-8, Яковлева – Як-3. Последний стал самым легким (2650 кг) и маневренным истребителем, достигавшим за 4,1 мин. высоты в 5 тыс. м (его потолок составлял 11800 м). По маневренности он превосходил модифицированные истребители Германии – «Мессершмитт-109» и «Фокке-Вульф-190».

В среднем скорость истребителей в 1943 г. выросла на 40 км/ч. В декабре 1942 г. на И-конструкции Н.Н.Поликарпова летчик П.М.Стефановский достиг максимальной скорости для советских самолетов того времени – 680 км/ч179 К сожалению, из-за неудач при испытании и кончины в 1944 г.

Н.Н.Поликарпова работы над этим типом самолета были прекращены. В 1943 г., думая о будущем, КБ Ильюшина приступило к разработке первого пассажирского гражданского самолета Ил, который вскоре был построен и в 1946 г. запущен в серию как Ил-12180. Самолеты оборудовались бортовыми радиостанциями, летом 1943 г. штурмовики получили противотанковые бомбы кумулятивного действия, установку для реактивных снарядов, были вооружены 23 и 37-мм пушками и крупнокалиберными пулеметами181.

В результате усовершенствования двигателей и применения новых материалов росли скорость и дальность полета. А.Д.Швецов, А.А.Микулин, В.Я.Климов увеличили мощность своих двигателей, использовали новые более легкие конструкционные материалы для двигателей, созданные ВИАМ и другими институтами. Однако для увеличения скоростей самолетов требовались принципиально новые решения. Поршневые моторы достигли своего потолка. Ученые и конструкторы отчетливо сознавали неизбежность перехода к более перспективным реактивным и турбореактивным двигателям, способным преодолеть околозвуковой барьер. Сначала они пошли по пути комбинации прежних поршневых двигателей с реактивными. Над этой проблемой – создания жидкостно-реактивных двигателей работало в Казани КБ «зека» В.П.Глушко.

В.П.Глушко, арестованный в 1937 г. и просидевший до 15 августа 1939 г. в Бутырской тюрьме, сумел избежать исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ), своевременно написав заявление об использовании его как специалиста в бериевских «шарашках». Начав работать над ЖРД еще на заводе в Тушино под Москвой, он продолжил работу в Казани, где в эвакуации развернулся большой авиазавод и КБ В.М.Петлякова182. В 1941 г. группа Глушко создала РД-I с тягой в 300 кг. По ходатайству Глушко в казанское ОКБ из Омска был переведен будущий главный конструктор космических кораблей С.П.Королев и с 1942 г. он стал заместителем главного конструктора двигателей В.П.Глушко по летным испытаниям. Реактивная установка (РУ-1), созданная в Казани, увеличивала скорость бомбардировщика Пе-2 на 108 км/ч. на высоте 7000 м. Первый полет самолета с РУ-I был совершен 1 октября 1943 г. при участии С.П.Королева. 15 мая 1945 г. в ОКБ спецдвигателей были проведены испытания РУ-I на Пе-2, которые окончились взрывом, но экипаж сумел посадить самолет. Позднее РУ-I была установлена на Ла7Р, благодаря чему он достиг скорости 742 км/ч. Ла-120Р с РУ-I достигал скорости 805 км/ч. Она устанавливалась на СУ-7 и на Як-3. Опыт, накопленный при разработке, испытании и эксплуатации РУ-I, послужил позднее созданию мощных двигателей различного назначения, развитию основ отечественного ракетного двигателестроения183. В Казанском ОКБ вместе с Глушко и Королевым работали С.П.Агафонов, Д.Д.Севрук, Г.С.Жирицкий, А.М.Беленький, В.Л.Витка, Н.П.Нужин, Озолин, Н.Л.Уманский, Г.Н.Лист.

Здесь же, в Казани, работали заключенные Добротворский, Бодль, проектировавшие поршневые двигатели, группа «зека» Б.С.Стечкина, создателя теории воздушно-ракетного двигателя, проектировавшая пульсирующий двигатель, подобный тому, что стоял на Фау-I. Характерно, что в военные годы строгости режима «шарашек» смягчались под влиянием обстоятельств и общего трудового энтузиазма и «зеков» и «вольняшек» (в терминах того времени).

По воспоминаниям работавших в Казани, собранным писателем Я.К.Головановым, «все строгости Яузы (имеется в виду ЦКБ-29-НКВД. – Э.Г.) в военное время постепенно отмирали. Война сплачивала людей и обнажала абсурдность и лицемерность шараг, а значит, и ненужность их тюремных порядков. Весь путь из заводоуправления, где жил и работал Королев, до проходных заводов – налево 22-го, направо – 16-го – не превышал двухсот метров. На этом пути его должен был сопровождать «попка». Но это был уже совсем другой «попка», чем на Яузе – штатский, без винтовки, если и был у него пистолет, он его не выставлял, не бахвалился. Вскоре Королева и десять других зеков расконвоировали, выдали пропуска с фотографией... по которым они могли ходить на завод и с завода, когда хотели. С конвоиром Королев теперь ездил только на аэродром»184.

Работы коллектива В.П.Глушко в Казани были чрезвычайно важными не только для фронта, но и для будущего авиации. Здесь он «стал Главным конструктором, получил свое Дело, свою производственную базу, свои испытательные стенды. Здесь зародился коллектив будущего могучего конструкторского бюро ракетного двигателестроения. Здесь нашел Глушко тех, кто составил ядро этого будущего ОКБ...»185.

Здесь раскрылся и его организаторский талант и стиль его работы. Здесь тогда его подчиненный Королев не только испытывал РУ-I, но и вынашивал свои планы развития ракетной техники. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июля 1944 г. В.П.Глушко и С.П.Королев были досрочно освобождены. А уже 30 сентября 1944 г. Королев написал записку «О работах Бюро самолетных реактивных установок при ОКБ-РД на заводе № 16», в которой обобщал все работы 1932-1938, 1942-1944 гг., проделанные им до и во время ареста, и поставил вопрос о создании на базе группы № 5 – самолетных реактивных установок самостоятельного КБ на основной из «производственных баз в системе Главного управления НКВД по реактивной технике», которое могло бы разрабатывать «одномоторный истребитель с бензиновым мотором (и РД) и реактивной установкой по специальной схеме.

Несомненно, что особое значение представляет разработка реактивных автоматически управляемых торпед для поражения весьма удаленных площадей, по типу немецких боевых ракет»186. Он был согласен после освобождения работать в системе НКВД ради реализации своих идей. В октябре 1944 г. Королев составил отчет о своих работах «Крылатые ракеты», а в декабре 1944 г. завершил эскизный проект ракетной модификации истребителя Лавочкина – Ла-5ВИ, осваивает позднее Пе с ракетной установкой, в августе 1945 г. он возвратился в Москву, а в сентябре – направлен в Берлин187.

Бурно развивалась в период войны радиоэлектроника, связанная с оснащением авиации новейшими приборами, и радиолокационная техника под руководством созданного на заключительном этапе войны Охранник.

ОКБ 4-го Спецотдела НКВД.

Главного управления по радиолокации Наркомата авиационной промышленности. В сентябре 1944 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.