WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |
Глава II ВКЛАД УЧЕНЫХ РОССИИ В УКРЕПЛЕНИЕ ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА СТРАНЫ Перестройка деятельности научных организаций в условиях войны С первых же дней войны ученые России, как и других республик СССР, активно включились в мобилизацию научно-технического и духовного потенциала народов СССР на борьбу с фашизмом. 23 июня 1941 г. на внеочередном расширенном заседании президиума АН СССР с участием 60 наиболее видных ученых страны под председательством вице-президента АН СССР академика О.Ю.Шмидта была принята резолюция с призывом объединить все силы науки для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками в начавшейся «священной отечественной народной войне, войне за человеческий прогресс, за культуру народов СССР и всех народов мира»1.

Ученые всей страны, откликнувшись на этот призыв, немедленно приступили к перестройке тематики научных исследований, сконцентрировали все усилия на оборонных работах и исследованиях, могущих дать немедленный выход в практику. Они также включились в активную работу по духовной мобилизации советского народа на борьбу с фашизмом: выступали в печати, по радио, обращаясь к советской и зарубежной общественности с призывом сплотить все силы в борьбе с фашизмом для защиты цивилизации от гитлеровских варваров. 26 июля они обратились с посланием к ученым всех стран: «В этот час решительного боя советские ученые идут со всем народом, отдавая все силы борьбе с фашистскими поджигателями войны – во имя защиты своей родины и во имя защиты свободы мировой науки и спасения культуры, служащей всему человечеству... Все, кому дорого культурное наследие тысячелетий, для кого священны высокие идеалы науки и гуманизма, должны положить все силы на то, чтобы безумный и опасный враг был уничтожен»2.

Ученые Академии наук СССР, республиканских академий, ведущих университетов и вузов обменивались письмами с видными учеными Великобритании и США, с научными и культурными обществами этих стран, выступали по зарубежному радио3. Они – среди активных участников и организаторов антифашистских митингов и собраний, в том числе всеславянского митинга в Москве (августа 1941 г.), митинга ученых и студентов (14 сентября), митинга советских ученых (12 октября) и других, которые имели огромный общественный резонанс как в СССР, так и за рубежом. Выступая октября на митинге советских ученых, академик П.Л.Капица призвал ученых примкнуть к борьбе за свободу и культуру, «борьбе, равной которой не знал мир и пассивность в которой ляжет позорным пятном на любого человека до конца его жизни»4. На этот призыв откликнулись представители научной общественности Англии, США и других стран.

По всей России прошли митинги и собрания научных работников. Молодые ученые уходили добровольцами на фронт, были мобилизованы, пополняли истребительные и партизанские отряды;

ученые непризывного возраста вступали в ряды народного ополчения.

Подали заявление в райвоенкоматы и будущий научный руководитель советского атомного проекта И.В.Курчатов и выдающийся физик-теоретик член-корр. АН СССР Я.И.Френкель и десятки и сотни молодых ученых. Просьбы Курчатова и Френкеля были отклонены, но уже 27 июня 1941 г. сотрудников знаменитого ЛФТИ были в рядах Красной Армии, а через месяц их число возросло до 130.

На фронт ушли 39 сотрудников Института химической физики, 14 – Радиевого института, 17 – Главной астрономической обсерватории5, будущие создатели атомной науки и техники К.А.Петржак, К.И.Щелкин, пионер ракетной техники Ю.В.Кондратюк (А.И.Шаргей) и многие другие. В армию влилось большое число преподавателей вузов и научных работников, охваченных патриотическим порывом.

Патриотические настроения научной интеллигенции охватили и пострадавших от властей, репрессированных ученых, которые также стремились попасть на фронт. Сын репрессированного отца и матери, отсидевший 3 года в лагере по 58 ст. (за защиту выдающегося ученого, основателя популяционной генетики С.С.Четверикова и за участие в заседаниях кружка бывшего «Общества вольных философов») видный генетик В.П.Эфроимсон в начале войны явился в военкомат. Он представил справку о только что защищенной диссертации и заявил, что он «очень нужный человек», так как владеет немецким языком как русским, знает немецкую литературу и культуру лучше, чем знают ее большинство немцев с высшим образованием, но самое главное – он защитил диссертацию по генетике, много и серьезно занимался генетикой человека, хорошо знаком по журналу «Немецкий архив расовой биологии» с «идиотической расовой теорией», знает, «как и чем ее можно опровергнуть, разбить» и может также пригодиться в качестве разведчика.

Военком отказал ему, но осенью 1941 г. он был мобилизован и прошел всю войну, служил помощником начальника разведки дивизии под руководством физика из ЛФТИ Б.Трофимова, отслеживал «всякие признаки подготовки немцами химической войны». Выступив в конце войны в защиту чести Красной Армии, после войны он был в 1949 г. обвинен «в клевете на Советскую Армию, раболепстве перед Западом» и арестован «за тунеядство», хотя в 1947 г. защитил докторскую диссертацию6. Такова была военная и послевоенная судьба талантливого ученого.

Вскоре после начала войны правительство осознало опасность утраты научных кадров и разрушения науки для страны. 15 сентября 1941 г. Государственный комитет обороны вынес решение о категорическом запрещении брать на фронт и вообще использовать не по специальности всех преподавателей вузов и научных работников. Их стали отзывать из армии по ходатайству наркоматов и ведомств7.

Почти все оставшиеся в тылу научные работники и преподаватели вузов прифронтовых районов участвовали в строительстве оборонительных сооружений. Однако главным полем их деятельности оставались лаборатории институтов и заводов, конструкторские бюро, главной задачей – перестройка работы научных учреждений для нужд фронта и тыла.

С первых дней войны советские ученые включились в огромную научно-организационную работу.

Новые сложнейшие задачи потребовали коренной перестройки организации научных исследований и методов научной работы. Быстро началась перегруппировка научных сил для более эффективного решения неотложных проблем.

Академик С.И.Вавилов писал в 1945 г. об этом времени: «Академическая научная громада... направила без промедления все свои усилия, свои знания и умение на прямую или косвенную помощь фронту.

Физики-теоретики от вопросов о внутриядерных силах и квантовой электродинамики перешли к проблемам баллистики, военной акустики, радио и т.д. Экспериментаторы, отложив на время острейшие вопросы космической радиации, спектроскопии и пр., занялись дефектоскопией, заводским спектральным анализом, магнитными и акустическими минами, радиолокацией. Специальные военные исследовательские институты, заводские лаборатории и непосредственно фронт явно почувствовали живое и полезное влияние научной мысли, сосредоточенной в Академии»8.

Изменялись организационные формы и тематика научной работы, которая вырабатывалась и корректировалась в тесной связи с военными и фронтовыми учреждениями при учете опыта применения военной техники в боевых условиях. Почти все физические, химические, технические институты занялись исключительно военной тематикой. Преобладала она и в других научных учреждениях.

Резко изменились методы и темпы научной работы. Ускорился процесс создания и скорость внедрения научных разработок. Это достигалось благодаря тому, что использовались «заделы», созданные до войны, многие работы проводились непосредственно на заводах или в условиях фронта, в боевой обстановке.

Большинство научных учреждений страны сосредоточилось на разработке проблем, связанных с конструированием новых средств обороны и военной техники, на научной и технической помощи промышленности в освоении новых видов продукции и улучшении технологии производства, в налаживании массового производства военной техники, на изучении военной техники противника и поиске средств борьбы с ней, мобилизации обширных сырьевых ресурсов страны, поиске сырья и заменителей дефицитных материалов. Они приняли участие в перебазировании промышленности на восток и налаживании работы предприятий на новых местах и т.д.

Под руководством партийных органов были налажены постоянные контакты между военными организациями и научно-исследовательскими институтами Академии наук СССР и республиканских академий, отраслевыми институтами наркоматов и вузами страны, были намечены основные направления их деятельности в новых условиях. Государственный Комитет Обороны, наркоматы и различные военные ведомства поставили перед учеными ряд неотложных научных проблем. Число научно-исследовательских тем было резко сокращено, были оставлены только актуальные оборонные и народнохозяйственные темы и те, которые можно было завершить в короткие сроки. Так, АН СССР в августе-сентябре в результате консультаций с военными и другими ведомствами отобрала 200 крупных проблем, связанных с обороной9. В конце сентября – начале октября 1941 г. Президиум АН СССР широко обсудил тематику исследований и подвел итоги пересмотра тематики институтами применительно к нуждам обороны10. В результате переговоров с военными ведомствами тематика научных учреждений АН СССР, особенно физических институтов, на 90-95% была подчинена решению военных проблем11.

Интенсифицировали и перестроили свою деятельность научные учреждения наркоматов, проектноконструкторские бюро, высшие учебные заведения. Внимание и материальные средства концентрировались на приоритетных для обороны направлениях. Поэтому в этих областях научная работа не только продолжалась, но и интенсифицировалась. Так, Институт качественных сталей и ферросплавов Наркомата черной металлургии оставил из 74 тем плана 54, причем 11 из них были связаны с налаживанием производства качественных сталей и внедрением новых марок сталей на уральских заводах. Возросли ассигнования Института на исследования: если в 1940 г. было израсходовано 1477 тыс. руб., то на второе полугодие 1941 г. ассигновалось 1 262 502 руб. при сокращении его штатов почти вдвое12.

По указанию Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК СССР от 26 июня 1941 г.

пересмотрели свои планы высшие учебные заведения, включив в них работы комплексного характера, которые можно было закончить и внедрить в производство в короткие сроки.

30 июня Ученый Совет Московского университета исключил из плана 309 менее актуальных тем и включил актуальные работы, имеющие оборонное значение. Было решено создать Институт нефти на базе кафедры химии нефти, расширить экспериментальные и производственные мастерские Института физики13. Все факультеты также пересмотрели планы работ и расширили свои связи с заводами столицы.

В июле 1941 г. МВТУ имени Н.Э.Баумана развернуло работы оборонного характера. Группы ученых работали над созданием новых типов электроприцелов для бомбометания и зенитных орудий, над повышением маневренности танка. Коллектив под руководством Н.Н.Рубцова разрабатывал новую технологию литья корпусов мин в кокиль, коллектив под руководством И.М.Беспрозванного – внедрял в промышленность высокопроизводительные методы резания металлов. Специальное КБ работало над противотанковым ружьем.

В июле-августе 1941 г. во многих вузах и научно-исследовательских институтах Москвы были созданы бригады ученых для оказания помощи в налаживании производства военной продукции. В состав этих бригад вошли академики Е.А.Чудаков, В.П.Никитин, П.Л.Капица, профессора А.И.Каширин, Н.А.Минкевич и др.В план Ленинградского университета были включены более 200 оборонных тем15, в Томском университете на 1942 г. из 150 тем было оставлено только 55, в Томском индустриальном институте из 221 – 59 тем16.

Москва, Ленинград, Урал и другие регионы России были средоточием инженерно-технической мысли, где действовали инженерно-технические общества.

С начала войны 26 Всесоюзных инженерно-технических обществ, 16 республиканских, краевых и областных советов и их первичные организации, объединяющие около 100 тыс. членов и руководимые Всесоюзным советом обществ (председатель вице-президент АН СССР академик А.А.Байков) перестроили свою работу. Они подчинили свою деятельность улучшению вооружения Красной Армии, организации новых оборонных производств, использованию новых видов сырья, материалов и их заменителей, разработке и внедрению изобретений и рационализаторских предложений, развитию технической пропаганды и повышению квалификации кадров, срочно подготовили обзоры по технологии военных производств17.

Военная обстановка потребовала создания новых форм организации научной деятельности, усиления координации научных исследований, которые позволили бы оперативно и в кратчайшие сроки решать сложные научно-технические проблемы. Такую роль стали выполнять специальные тематические и комплексные комиссии при Академии наук СССР и республиканских академиях, научно-технические советы при Госплане Российской Федерации и других союзных республик, при наркоматах, объединенные комитеты ученых при горкомах партии и исполкомах городских советов в крупных городах России и ряд других организаций ученых. Комиссии и Советы объединили научных работников различных специальностей, партийных работников, специалистов разных областей промышленности независимо от ведомственного подчинения, создавались исследовательские и консультативные группы ученых, работавшие по оперативным заданиям ГКО, штабов фронтов, флотов и других военных ведомств, оборонных наркоматов. Координационная работа в условиях перестройки всей экономики приобретала первостепенное значение.

Многие отраслевые научно-исследовательские и проектно-конструкторские организации работали непосредственно на крупных авиационных, танковых и других заводах, что облегчало решение технических вопросов и внедрение новой техники.

Значительная часть работников науки перешла на производство. Бригады ученых непосредственно на заводах внедряли свои разработки.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.