WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Пресечение преступлений и расследование до ареста осуществляется путем следующих мероприятий (которые по вышеуказанным причинам нельзя в полном смысле слова назвать следственными действиями): осмотра места происшествия, изъятия и научного исследования предметов и документов, личного наблюдения, опроса и личного досмотра граждан, обыска (помещений, участков местности, салонов автомобилей), скрытого наблюдения, использования специальных служб, перехвата сообщений и иных форм контроля технических средств связи[77]. При этом для всех видов обыска (кроме обыска салона автомобиля) и для контроля технических средств связи необходимо судебное разрешение.

Следующим этапом расследования выступает арест. По поводу определения его понятия нет единого мнения среди юристов. Закон подразумевает под арестом взятие лица под стражу в целях обвинения его в совершении преступления[78]. Это обычно включает в себя осуществление физического контроля офицера полиции над подозреваемым для доставления его в полицейский участок и его регистрации как лица, совершившего преступление[79]. Однако по мисдеминорам арестованный не транспортируется в участок, а у него отбирается обязательство о явке в суд. В письменном обязательстве должно быть указано инкриминируемое ему преступление. Непосредственное заключение под стражу осуществляется по решению суда, а если совершенное преступление относится к фелониям, то инициатива принадлежит полиции. Для производства ареста офицер должен иметь достаточные основания полагать, что преступление имело место и лицо, подлежащее аресту, и есть правонарушитель. При отсутствии необходимости в немедленном задержании подозреваемого офицер может сначала получить судебный ордер (так называемый arrest warrant), который выдается магистратом при наличии достаточных оснований. Однако по большинству дел о фелониях офицер действует без ордера. Полицейский может произвести арест, как только он убедится в наличии достаточных оснований. Такой арест без судебного ордера называется warrantless arrest.

Одновременно с арестом офицер имеет право осмотреть арестованного, салон автомашины, переносимые им вещи для обнаружения любого оружия, контрабанды или следов преступления. Сразу после задержания арестованный доставляется в полицейский участок, тюрьму или иное специальное место. Несовершеннолетние арестованные доставляются в специальный участок для подростков и подвергаются уголовному преследованию в особом порядке. При расследовании после ареста в общем порядке производится регистрация доставленного (booking). В журнал регистрации приводов заносятся следующие данные арестованного: имя, время прибытия, вид правонарушения;

также арестованный фотографируется и дактилоскопируется. Во время нахождения в участке ему предоставляется право сделать телефонный звонок и он информируется об основаниях задержания. Затем арестованный подвергается тщательному обыску и помещается в изолятор временного содержания, где ждет своего представления перед магистратом. С этого момента начинается новый этап уголовного процесса – расследование после ареста, в ходе которого появляется возможность произвести опознание, изъятие образцов для сравнительного исследования и допрос подозреваемого.

Особого внимания заслуживает допустимость использования в дальнейшем производстве по делу полученных полицией сведений, предметов и документов. Речь идет о признании подозреваемого, результатах обыска и опознании. Данный вопрос в американском процессе получил название «правила об исключении», которое послужило прообразом для аналогичной нормы в российском уголовно-процессуальном праве. Рассмотрим его подробнее.

Правило об исключении Обвинительный приговор суда может быть основан только на допустимых доказательствах, поэтому из сферы судопроизводства исключаются все данные, полученные с нарушением «должной правовой процедуры» (Due process of Law)[80].

Нормативно данное положение закреплено, в частности, IV, V, VI и XIV поправками к Конституции США. Согласно принципу «плоды отравленного дерева» все последующие сведения, полученные на основе недопустимого доказательства (если они не были обнаружены без его помощи), также исключаются из рассмотрения. Например, недопустимым будет допрос свидетеля, который установлен в результате вынужденного признания обвиняемого. Если обыск был проведен незаконно, то изъятые предметы, их осмотр, экспертное исследование, а также другие основанные на этих данных действия признаются не имеющими юридического значения.

По общему правилу не допускаются в суде «показания по слуху» (производные доказательства). Однако из него есть множество исключений, в том числе для показаний полицейского о признании задержанного в момент или после ареста, о результатах обыска или прослушивания переговоров.

Допустимость обыска и прослушивания переговоров Результаты обыска[81] не могут использоваться в доказывании, если он проведен без судебного ордера, в котором четко указывается место его проведения и предметы, подлежащие изъятию. При производстве обыска не присутствуют посторонние лица (понятые), не составляется протокол. Поэтому предварительное указание в ордере подлежащих изъятию предметов и последующий факт их обнаружения призваны гарантировать то обстоятельство, что изъятые вещи действительно находились у подозреваемого. Результаты обыска вводятся в процесс доказывания посредством показаний полицейского в суде.

Требование об обязательности ордера имеет множество исключений. Например, не требует судебного разрешения обыск в автомобиле, изъятие во время обыска открыто лежащих улик, не указанных в ордере, а также проведение обыска в случаях, не терпящих отлагательства. Кроме того, даже если обыск был проведен с нарушениями, в некоторых случаях его результаты могут быть использованы, например, не против того лица, у которого был проведен обыск, а против другого обвиняемого или в перекрестном допросе[82].

Для использования подслушивающих устройств необходимо либо наличие судебного разрешения, либо согласие одного из участников переговоров. Существуют исключения и из этих правил, например, в случае применения подслушивания без использования звукозаписи или технических средств. Возможно прослушивание переговоров без получения ордера также в «критических ситуациях» сроком, не превышающим часов[83].

Допустимость опознания В американском процессе нет опознания как следственного действия. Практика выделяет четыре вида идентификации личности: 1) опознание, при котором опознающему предъявляется ряд объектов (lineup – собственно опознание); 2) опознание, проводимое при очной ставке, может сочетаться с допросами (confrontation); 3) опознание, при котором опознающему предъявляется единственное лицо (showup – изобличение);

4) опознание по фотографии. Оно может проводиться и по одному снимку (photographic showing)[84].

Ключевым критерием допустимости опознания служит отсутствие или наличие в процедуре обстоятельств, явно указывающих опознающему на опознаваемого. Такие обстоятельства в теории уголовного процесса получили название «наводящего вопроса».

Однако даже при наличии наводящего вопроса результаты опознания могут иметь доказательственное значение, если нарушение процедуры идентификации было оправдано обстоятельствами и результаты не вызывают сомнений в достоверности или было проведено последующее опознание в суде[85].

Привилегия против самообвинения и допустимость признания обвиняемого Интересным является имеющее английское происхождение правило привилегии против самообвинения, которое считается одним из основных принципов уголовной процедуры[86]. Коротко оно звучит так: никто не обязан свидетельствовать против себя.

Происхождение данного правила объясняется следующими причинами. Обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) имеет двойственное положение в процессе. Он одновременно является стороной и источником доказательственной информации. Если розыскной процесс видит в нем лишь последнее (объект исследования, из которого необходимо извлечь достоверные сведения даже посредством пытки), то состязательный признает в обвиняемом субъект спора, от которого зависит исход дела. Следовательно, дача показаний предстает не как его обязанность, а как право, которое ему предварительно разъясняется. При этом обвиняемый выступает в качестве стороны (когда он представляет объяснения – версию защиты) и в качестве источника доказательств (когда он дает показания по предмету доказывания).

Процессуальная реализация привилегии против самообвинения в странах общего права отличается от ее реализации в континентальном процессе. В российском уголовном судопроизводстве обвиняемый никогда не предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, а в Англии при согласии подсудимого дать показания к нему применяется процедура допроса свидетеля. Тогда он несет уголовную ответственность за дачу ложных показаний и за отказ отвечать на вопросы суда[87]. Таким образом, англосаксонское уголовнопроцессуальное право не выделяет самостоятельного источника доказательств в виде показаний подозреваемого или обвиняемого. Их показания относятся к свидетельским.

Полиция действует как предъявитель уголовного иска, потому ее действия направлены на получение обвинительных доказательств, в том числе и признания обвиняемого. Так, полицейские инструкции содержат следующие рекомендации. Допрос предписывается проводить таким образом, чтобы виновность лица предполагалась. В результате его спрашивают о каких-либо деталях, например, о том, почему он совершил это, а не о том, совершил ли он это вообще. Предлагается использовать тактику «доброго и злого» следователя (Mutt and Jeff) или провести фиктивное опознание и уличение в вымышленных преступлениях, чтобы обвиняемый, избегая более серьезных обвинений, признался в том, что было на самом деле. С целью нейтрализации предупреждения о праве хранить молчание полицейскому рекомендуется заявить, что молчание может быть обращено против обвиняемого. Если обвиняемый требует адвоката, то офицеру предписывается предложить ему не тратить деньги на дорогие услуги защиты, апеллируя к тому, что человек считает себя невиновным[88].

Признание арестованного может быть использовано для обоснования обвинительного приговора посредством показаний о нем полицейского в суде, если оно дано добровольно.

Другими словами, добровольность признания определяет его допустимость.

Знаменитое правило Миранды (Miranda v. Arizona, 1966) установило должную правовую процедуру получения признания[89]. До любого допроса лицо должно быть предупреждено понятными и недвусмысленными терминами о том, что оно имеет право хранить молчание, что любое сказанное им может быть обращено против него и что он имеет право на присутствие адвоката (в том числе бесплатного). Это правило не распространяется на подозреваемых, если они в момент допроса не находились под арестом[90]. Обвиняемый может отказаться от реального осуществления этих прав, но должен сделать это добровольно, понимая и осознавая свои действия. Если он любым способом и на любой стадии процесса указывает во время допроса на желание посоветоваться со своим адвокатом перед ответами, то допрос должен быть прерван, поскольку присутствие адвоката при допросе служит одной из гарантий добровольности признания обвиняемого.

Правила, регулирующие процедуру разъяснения прав, не закреплены подробно в Конституции. Они находятся в компетенции Штатов и Конгресса. Общепринято, что лицо не может потерпеть какие-либо неблагоприятные последствия по причине использования права на молчание или на привилегию против самообвинения. В силу этого прокурор не может использовать в суде факт молчания подозреваемого[91].

Заявление подозреваемого, полученное без соблюдения правила Миранды, может быть использовано в суде в случае, если оно оправдательное. Таким образом нейтрализуется принудительность со стороны полиции. Посредством предоставления процессуальных преимуществ фактически неравные стороны обвинения и защиты уравниваются.

В целом, важно подчеркнуть неслучайное происхождение правила об исключении доказательств именно в англосаксонском процессе. Его значение обусловлено тем, что предварительное расследование не имеет строгой процессуальной регламентации. Угроза признания доказательств недопустимыми удерживает полицию от несанкционированных действий. Особо следует отметить два обстоятельства: во-первых, понимание ничтожности доказательств как процессуальной санкции для стороны, нарушившей правила игры; во-вторых, отказ от стремления к объективной истине как цели процесса[92]. Они объясняют и возможность исключения из разбирательства даже не вызывающих сомнений в своей достоверности данных, и необходимость ограничительного применения данного правила. В противном случае санкция ничтожности будет применяться не к стороне, а к правосудию. Этим объясняется наличие целого ряда исключений из данного правила. Следует также учитывать, что среди американских юристов правило об исключении является предметом острой дискуссии[93].

Подводя итог обзору полицейского расследования, можно отметить следующее. Полиция больше выполняет административные функции, чем процессуальные, поскольку последние начинаются там, где есть три участника правоотношений: сторона обвинения, сторона защиты и суд. На вышеописанных этапах фактически действует одна полиция (подозреваемый не имеет качества стороны процесса, а суд лишь контролирует законность некоторых полицейских действий). Следовательно, полицейское расследование подчинено розыскному методу регулирования. Однако в отличие от таких же розыскных действий органов предварительного расследования в российском уголовном процессе в результате действий полицейских не появляются судебные доказательства. Полученная полицией информация служит предметом судебного разбирательства. Только независимый судья определяет, доверять ли показаниям офицеров или нет.

В следующую стадию американского уголовного судопроизводства входят подготовительные к судебному разбирательству этапы, в которых место полиции и подозреваемого занимают обвинение и защита. С этого момента вступает в полную силу судебный метод правового регулирования и возникает трехстороннее правоотношение.

4.3. Досудебное исследование обстоятельств дела обвинением и защитой Данную стадию составляют три этапа: принятие решения об обвинении, подача обвинительного документа в суд и рассмотрение его судьей.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.