WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность, научная новизна и практическая значимость темы, определяются цели и задачи исследования, дается характеристика методологических основ работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Глава первая «Информация как объект уголовно-правовой защиты» состоит из трех параграфов.

Параграф первый «Информационные отношения как новый объект преступных посягательств» посвящен проблеме выделения особой категории преступлений в сфере информационных отношений, а также рассмотрению основного критерия выделения данного вида преступлений – информационным отношениям как объекту преступления.

Первоначально автор рассматривает информационные отношения с точки зрения информационного права. В частности, отмечается, что информационные отношения возникают и развиваются в процессе сбора, обработки, накопления, поиска и распространения информации.

Объектами данных отношений могут выступать: информация, информационные процессы, информационные системы и ресурсы, информационная сфера (среда) и продукты; информационная безопасность, средства обеспечения автоматизированных информационных систем и их технологий; словари, тезаурусы и классификаторы; инструкции и методики, программы для ЭВМ; базы и банки данных; топологии интегральных микросхем и сами интегральные микросхемы; средства международного информационного обмена.

Специфика информационных отношений определяется их субъектным составом. В частности, Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» в статье 2 выделяет следующие особые категории субъектов информационных отношений: собственник информационных ресурсов, владелец информационных ресурсов, пользователь (потребитель) информации.

Однако понятие информационных отношений как объекта преступления в уголовном праве имеет свою специфику. Традиционно в науке уголовного права объектом преступления признаются общественные отношения, охраняемые уголовным законом от преступных посягательств. При этом информационные отношения в УК РФ не выделены в качестве самостоятельного видового объекта преступления, но, безусловно, являются дополнительным объектом целого ряда различных преступлений, например, нарушения тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (статья 138 УК РФ), незаконного получения и разглашения сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (статья 183 УК РФ), государственной измены (статья 275 УК РФ).

Тем самым широкое распространение информационных отношений в качестве дополнительного объекта преступления и отсутствие четкой системы классификации преступлений в сфере информационных отношений позволяет говорить о возможной необходимости выделения информационных отношений в виде самостоятельного видового объекта преступления и, соответственно, выделения самостоятельной главы в Особенной части УК РФ с последующей разработкой общих составов преступлений в сфере информационных отношений.

По нашему мнению, данное утверждение особенно актуально для такого вида преступлений в сфере информационных отношений как неправомерный доступ к охраняемой законом информации, поскольку на практике неправомерный доступ к информации является одним из самых распространенных видов информационных преступлений, а также влекущим наиболее опасные последствия, в частности, нарушение конфиденциальности, а зачастую, целостности и доступности информации.

Закрепленная в статье 272 УК РФ уголовная ответственность за неправомерный доступ к компьютерной информации не обеспечивает защиты всех видов информационных ресурсов от неправомерного доступа, а ограничивается лишь уголовно-правовой защитой информационных ресурсов на компьютерных носителях. Данная логика законодателя не совсем понятна, поскольку значимость информации не определяется ее нахождением на конкретном виде носителя.

Во втором параграфе «Понятие информации в теории права и законодательстве. Особенности компьютерной информации и ее носителей» рассмотрено понятие информации с точки зрения общей теории информации. В частности, проанализирована категория отражения как основа информационных систем, сущность сигналов как носителей информации, информационные процессы (восприятие, фиксация информации на носителях, передача, прием и хранение информации).

Далее в работе отражены вопросы истории закрепления термина «информация» в отечественном законодательстве. В настоящее время в соответствии с Федеральным законом от 20 февраля 1995 № 24ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» под информацией понимаются сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, независимо от формы их представления.

Как отмечено в диссертации, правовому регулированию подлежит преимущественно количественно ограниченная совокупность информации, а именно, документ или документированная информация.

При этом документированная информация в качестве организационной формы выступает как совокупность: содержания информации; реквизитов, позволяющих установить источник, полноту информации, степень ее достоверности, принадлежность и ее параметры; материального носителя информации, на котором закреплены ее содержание и реквизиты.

В правовом смысле документом может быть признан не каждый носитель, содержащий информацию, а лишь тот, который имеет реквизиты, позволяющие его идентифицировать по отношении к собственнику, владельцу и пользователю информации. При этом одним из пробелов действующего законодательства является то, что конкретные признаки, позволяющие идентифицировать тот или иной документ, законом не установлены. Представляется, что свойства реквизитов и порядок идентификации документа должны определяться в каждом случае отдельно в зависимости от физических свойств носителя информации.

Одним из особых видов информации, подпадающих под правовое регулирование и уже закрепленных в российском уголовном законодательстве в качестве предмета неправомерного доступа, является компьютерная или машинная информация. В диссертации рассматриваются различные точки зрения относительно определения понятия компьютерной информации, приоритетным из которых является легальное толкование данного термина в уголовном законодательстве и определение под компьютерной информацией – информации на машинном носителе.

В итоге нами отмечено, что информационное законодательство содержит определение информации, соответствующее современному уровню законодательного регулирования информационных отношений, однако существенным недостатком при этом выступает отсутствие общих законодательных критериев определения реквизитов документированной информации, в первую очередь, подпадающей под правовое регулирование, а также отсутствие легального толкования таких понятий, как «машинный носитель», «ЭВМ», «система ЭВМ», «сеть ЭВМ», порождающее неоднозначные трактовки данных понятий в научной литературе и правоприменительной практике.

Третий параграф «Понятие и виды охраняемой законом информации» направлен на проведение анализа понятия и проведения классификации охраняемой законом информации.

По нашему мнению уголовно-правовые меры обеспечения информационной безопасности, в силу наибольшей строгости уголовной ответственности по сравнению с другими видами ответственности, могут быть направлены на защиту от неправомерного доступа не всякой информации, а только информации, охраняемой законом. Следовательно, возникает проблема отграничения данного вида информации от иного массива информационных ресурсов, не попадающих в сферу уголовно-правового регулирования.

Подвергнута критике точка зрения некоторых авторов, допускающих слишком широкое толкование понятия охраняемой законом информации и включающей туда всю документированную информацию.

Основываясь на нормах информационного законодательства, определены критерии отнесения информации к категории охраняемой законом. В частности, указано, что в данном случае информация должна обладать определенной ценностью, а также наличием статуса ограниченного доступа.

Что касается порядка отнесения информации к информации с режимом ограниченного доступа, то в диссертационной работе не разделяется точка зрения ряда авторов о том, что для отнесения информации к категории охраняемой законом достаточно установления собственником (владельцем) порядка обращения с последней.

Однако, несмотря на то, что собственнику информации предоставлено право самостоятельно устанавливать режим доступа к ней, в данном случае он ограничен законом и может получить уголовноправовую защиту лишь в отношении той информации, отнесение которой к конфиденциальной прямо предусмотрено правовыми актами. В противном случае произошло бы неоправданное расширение предмета уголовно-правового регулирования защиты информации. Та информация, которая имеет определенную ценность для собственника, но законодательными актами не определена как конфиденциальная, может быть защищена собственником правовыми средствами в гражданско-правовом или ином порядке.

Далее в работе отмечается то обстоятельство, что в настоящее время в российском законодательстве не существует четкой системы нормативно-правовых актов, касающихся обращения с информацией ограниченного доступа, а также четкого перечня видов информации с режимом ограниченного доступа.

По подсчетам различных авторов в законодательстве упоминается до нескольких десятков различных видов конфиденциальной информации.

Что касается классификации конфиденциальной информации, то в диссертационной работе воспринят распространенный в литературе подход, классифицирующий охраняемую законом информацию, исходя из критерия принадлежности информации конкретному собственнику, либо владельцу. Отсюда выделяют: личную конфиденциальную информацию, конфиденциальную информацию юридических лиц, государственную конфиденциальную информацию.

Как считает автор, охраняемая законом информация как предмет неправомерного доступа – это документированная информация, содержащая сведения, отнесенные законом к государственной тайне или конфиденциальной информации.

В данном разделе работы отмечается что, четкой системы законодательных актов, регулирующих отношения в области отнесения информации к категории закрытой, в настоящее время не существует, это зачастую порождает неоднозначные решения в уголовно-правовой теории и правоприменительной практике. При этом существующий у ряда авторов расширительный подход к проблеме отнесения информации к категории, охраняемой законом, не соответствует основным принципам криминализации деяний, требующим наличия в деяниях, относимым к преступным, такого признака, как общественная опасность. Практика показывает, что слишком широкое применение уголовной ответственности не всегда является эффективной мерой противодействия противоправным деяниям.

В сфере правовых мер защиты информации от неправомерного доступа еще не достаточно использован потенциал более мягких мер ответственности, в частности, дисциплинарной, административной, гражданской.

Вторая глава «Уголовно-правовые меры защиты информации» состоит из двух параграфов.

В параграфе первом «Правовые меры обеспечения информационной безопасности» автор обращает внимание на актуальность проблемы обеспечения информационной безопасности в Российской Федерации. Справедливо указывается на то, что информационная безопасность на современном этапе выступает важной составляющей национальной безопасности в целом.

Возникновение проблемы обеспечения информационной безопасности во многом обусловлено переходом современного общества от индустриального к информационному, а также значительным повышением социальной ценности информационных ресурсов.

В работе отмечено, что традиционно среди мер обеспечения информационной безопасности выделяют следующие меры: правовые, организационно-технические и экономические. Правовые меры, являющиеся базовыми, заключаются в формировании нормативно-правовой базы в области информатизации, отвечающей принципам полноты правового регулирования, устранения пробелов в системе нормативных актов, реализации принципов единства и отсутствия противоречивости законодательных норм.

Среди правовых мер обеспечения информационной безопасности важное место занимают уголовноправовые меры, направленные на противодействие самым опасным правонарушениям в информационной сфере – информационным преступлениям.

Однако, несмотря на значимость информации, как объекта уголовно-правовой защиты, в современном российском уголовном законодательстве, а также в теории уголовного права не существует системного подхода к данной проблеме. В уголовном законодательстве самостоятельно обозначены лишь преступления в сфере компьютерной информации, хотя в современных условиях правомернее говорить о более широком понятии, а именно, о преступлениях в сфере информационных отношений, включающих в себя все общественно опасные деяния, совершенные в информационной сфере, а не только в сфере компьютерной информации.

При этом, в работе показано, что в УК РФ отсутствует такой видовой объект преступных посягательств как информационные отношения, а также то, что большинство преступлений в сфере информационных отношений рассредоточено по разным главам Уголовного кодекса Российской Федерации, и при этом информационные отношения в большинстве своем выступают дополнительным объектом преступных посягательств. Это позволяет говорить о том, что в современном российском уголовном праве не сформировано четкое понятие и не проведена классификация преступлений в сфере информационных отношений.

Введение в УК РФ главы 28 «Преступления в сфере компьютерной информации» не решает всех проблем обеспечения информационной безопасности уголовно-правовыми мерами.

В сложившейся ситуации предлагается предусмотреть в УК РФ самостоятельную главу, содержащую в себе систему преступлений в сфере информационных отношений. Первоначальным этапом формирования такой системы должно выступить внесение изменений в действующее уголовное законодательство, расширяющих предмет неправомерного доступа к охраняемой законом информации.

Во втором параграфе «Виды преступных посягательств на охраняемую законом информацию» автором предпринята попытка провести классификацию преступлений в сфере информационных отношений.

Выделены три группы данных преступлений. В частности, преступления, связанные с посягательством на саму информацию, с распространением «вредной» (вредоносной) информации, а также с посягательством на право граждан и иных субъектов на доступ к открытой информации.

При этом в первой группе выделены две подгруппы преступлений.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.